Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива

ДУБЛЁР ПУТИНА

Выпуск программы «Куклы» от 29 декабря 2002 года назывался «Дублёр» и был построен по сюжету зарождения космической эры развития человечества. На фоне кадров кинохроники первых стартов ракет и планерной авиации звучит текст диктора: «СТОЯЛО время первых стартов в неизведанное. Люди научились летать, заглядывать за горизонт. Герои тех дней были известны всем. Но лишь НЕМНОГИЕ ПОСВЯЩАЛИСЬ в то, что у каждого из них имелся ДУБЛЁР» (выделено нами при цитировании). Конец фразы совпадает с крушением полёта планера.

ПЛАНЕР (франц. planeur, от planer — парить), — безмоторный летательный аппарат тяжелее воздуха для планирующего или парящего (без потери высоты) полёта. Планер НЕ-САМО-стоятельное летающее устройство. Полёт планера невозможен без запускающего устройства, а его возможности полёта (дальность, высота, направление) определяются восходящими и нисходящими потоками воздуха. Другими словами для того, чтобы планер летал, необходимы некие силы, которые бы запустили его в воздух, и силы, которые поддерживали бы его во время полёта. Если одна из этих сил недостаточно сильна или же прекращает (внезапно изменяет направление) своей поддержки, то планер утрачивает свою способность к полёту и неизбежно разбивается о землю.

Чередование кадров стартов ракет и планеров призвано показать, что идёт замена авиационных образов на ракетные, при этом смысловая нагрузка образов сохраняется. Искусственный спутник Земли не станет таким ИСЗ без ракеты, которая выводит его на орбиту, без управления ИСЗ с Земли (из Центра управления полётами).

Планер всегда был символьным обозначением НЕ-САМО-стоятельного политика, управленца, чей карьерный рост и определённый административный пост был обусловлен только протекцией «вышестоящих товарищей» («попутным ветром»).

Название выпуска «Дублёр» имело вполне конкретный смысл — он посвящён оглашению задуманных управленческих манёвров по замене высокопоставленного руководителя.

ДУБЛЁР (от франц. doubler — удваивать),

Другими словами дублёр — это человек, который готовится руководством какого-либо проекта (полёт в космос, перевод языка фильма на другой язык) для того, чтобы он смог в нужный момент заменить основного исполнителя поставленной задачи.

Но КОГО и КОГДА собрались менять сценаристы «Кукол»?

Это становится ясно уже с первых кадров. Центр управления полётами космических аппаратов (ЦУП). Начальник ЦУПа — бывший п-резидент России Б. Н. Ельцин, а сотрудниками ЦУПа являются политтехнолог Г. О. Павловский и глава администрации Президента России А. С. Волошин.

Ельцин задумчиво говорит: «Летать-то он, конечно, летает. Но, очень, понимаешь, оторвался [пауза] от “семьи”». После небольшого разговора Ельцина с Павловским о «максимальном сроке на орбите», после которого либо «сажают», либо, «если повезёт, отправляют на пенсию», становится ясно, что речь идёт о Президенте России Путине, который находится в орбитальном полёте вокруг Земли на космическом корабле, и что Ельцин планирует прекращение полёта Путина, чтобы «посадить» его. Однако, выяснив различные аспекты того, как протекает полёт Путина и что «телеметрия» показывает очень большую народную поддержку Путина народом, Ельцин обращается с вопросом к Павловскому: «Сажать его ещё рано?». На это Павловский отвечает почти ленинской фразой: «Сегодня ещё рано, а завтра может быть уже поздно».

Другими словами для «семьи» наступил момент, когда «промедление смерти подобно». Им в целях самосохранения необходимо срочно «посадить» Путина и медлить с этим нельзя. Эта мысль иллюстрируется сценой радиосвязи начальника ЦУПа Ельцина и космонавта Путина. На вопрос Ельцина: «Как дела?» Путин отвечает: «Вижу вас хорошо».

«Ну и как?»

«Если честно, мутит. Но видимость отличная. Вон “Славнефть” — тю-тю. Была наша — стала ваша. А вот что обратно в Барвиху покатилось. А, понимаю, понимаю — это “откат”. Сейчас посмотрим кому…»

В этот момент связь прекращается, и Ельцин горестно говорит:

«Всё! Спутник вышел из зоны. Из зоны приёма. Обзор у него великоват. Надо бы траекторию подправить».

Из этой сцены ясно следует, что Путин размежевывается с «семьёй», запустившей его в полёт на космическом корабле, и от одного только вида того, что творит «семья», Путина «мутит». Путин не приемлет того как «семья» приХВАТизирует народную собственность (было наше, народное — стало ваше, мафиозное). Путин не собирается закрывать глаза на все эти безобразия, он старается разобраться во всех происходящих процессах управления. Это очень не нравится «семье». Но ещё больше ей не нравится то, что с Путиным нельзя договориться, поскольку тот «вышел из зоны приёма» (то есть информационного управляющего воздействия на него «семьи»), а возможности разобраться в хитросплетениях управления страной у Путина стали большие, поскольку он находится над всеми этими процессами и у него прекрасный «обзор», который бы очень хотели сократить «семейные», чтобы сделать Путина зависимым от ЦУПа-«семьи».

Из последующего за этим разговора Ельцина с Волошиным выясняется, что «подправить» траекторию Путину у ЦУПа не получится. Путину же летать ещё «четыре витка», а за это время многое может случиться. (Ельцин говорит, что знает это по собственному опыту, когда «сам летал»). Поэтому Ельцин принимает решение избавиться от Путина, а на орбиту отправить дублёра. На возражение Волошина о том, что дублёра не на чем запускать, Ельцин отвечает: «Был бы дублёр, а ракетка найдётся!»

Такого дублёра «семья» определила уже давно в лице премьер-министра Касьянова. Его готовили заранее и подвергали различным испытаниям. Причём нагрузки для него были определены и сходны с теми, что преодолел Путин. Подготовка Касьянова к полёту ведётся под руководством Волошина, который, возглавляя администрацию Путина, знает какой уровень подготовки должен быть у дублёра, чтобы тот смог заменить Путина. Этот уровень определён в диалоге между Касьяновым и Волошиным во время одной из тренировок. Закончив кручение Касьянова на центрифуге, Волошин говорит:

«Перегрузка в Джи-севен (G-7) пройдена успешно» (Здесь обыгрывается момент, когда буква G, обозначающая в физике величину ускорения свободного падения, присутствует в обозначении саммита глав семи ведущих развитых стран мира — G-7 (government seven — семь правительств). Эта игра слов предназначена для того, чтобы огласить, что Касьянов прошёл испытательные тесты по взаимодействию с объединением G-7 саммитом глав семи ведущих развитых стран мира, и качество взаимодействия признано «семьёй» удовлетворительным.

Касьянов на оценку Волошина отвечает: Я уже и на растяжке в ВТО [Всемирная торговая организация] тренировался, и долговую нагрузку поднимал [Для нормального функционирования экономики страны необходимо, что долговая нагрузка обязательно снижалась, а в идеале отсутствовала вовсе. «Поднимать долговую нагрузку» (увеличивать долговое бремя) нужно только махинаторам, когда они в личных корыстных целях грабят доверившихся им людей.] и опускал, и бюджет через Думу протаскивал… Может хватит уже?» Другими словами Касьянов перечисляет свои заслуги перед «семьёй», когда он как своей предыдущей деятельностью, так и на посту премьер-министра обеспечивал этому мафиозному клану комфортные условия для проведения грабежа России.

Но Волошин на это отвечает: «Вот доведём до “восьмёрочки” и будет как раз!»

Дело в том, что G-7 (саммит глав семи ведущих развитых стран мира) в этом 2002 году, после того как Путина приняли туда равноправным членом и даже в нарушение очереди предоставили ему право председательствовать в следующем 2003 году, превратился в G-8 «восьмёрочку». Таким образом Волошин оглашает тот факт, что никакой дублёр Путина, если он не способен поддержать отношения с главами ведущих развитых стран мира на уровне G-8, не годится сейчас для того, чтобы заменить Путина.

После тренировок измученный Касьянов лежит в общежитии космонавтов казарменного типа на своей кровати и размышляет в слух: «Чего они ко мне привязались?»

«Испытывают наверное на прочность… на верность “семье”», — отвечает ему уборщик в казарме в образе Б. А. Березовского.

А в углу казармы несостоявшиеся дублёры мэр Москвы Лужков, бывшие премьер-министры Черномырдин и Степашин «перемывают Касьянову косточки», завидуя, что именно его выбрали дублёром.

Касьянов забывается в тяжёлом сне. Ему снится, что он отправляется в полёт и перед стартом делает доклад генералу (general англ. — главный) Ельцину: «Дублёр к полёту в космос на корабле “Белый дом” готов!»

А генерал Ельцин отвечает: «Заправляй, как говорится, в планшеты космические карты. Смотри только кнопки там не нажимай. Так, летай, себе спокойненько. В общем, береги Россию». Именно призывом «беречь Россию» напутствовал Ельцин Путина, когда передавал ему управление страной. Пожелание же Касьянову во время полёта «не нажимать кнопки» означает, что тот во время полёта не должен вмешиваться в управление. Касьянову снится, что он улетает, но его ракета взрывается на 20-ой секунде полёта. Причём Ельцин из ЦУПа делает доклады о ходе запуска некому с позывным «Первый». Это означает, что не Ельцин правит ситуацией, а он лишь исполнитель более высокой структуры («мировой закулисы»)А утром, по пробуждении, Касьянова везут на реальный старт. В автобусе по пути на стартовую площадку Касьянова сопровождает Павловский. Он перебирает продукты в дорожном чемоданчике, похожим на те, что у военных называется «тревожный чемодан»:

Шашлык, картошка в мундире, репчатый лук. А вот рыба.»

«С икрой», — с надеждой спрашивает Касьянов.

«Без!» — категорично отвечает Павловский.

«Я не смогу это есть!», — говорит Касьянов, пытаясь отвертеться от полёта.

«До вас все ели. И ничего. Летали по 17 лет». [Прямое указание на Брежнева, который 17 лет был номинальным руководителем КПСС и СССР, будучи послушной марионеткой стоявшего за его спиной мафиозного клана.]

Касьянов тем не менее всё равно пытается отвертеться от полёта. То ли он растревожен сном («пьяный да сонный не свою думу думает» — русская народная пословица), то ли он и сам понимает, что вся затея с дублёром ни к чему хорошему не приведёт. Это предчувствие подчёркивается тем, что старт и во сне, и наяву осуществляется во время обильного снегопада и метели. Метели в России всегда бывают в феврале — марте. Это есть не что иное, как оповещение периферии «мировой закулисы» в России о планируемых «семьёй» сроках замены Путина на дублёра, что очень вероятно, поскольку это совпадает по времени с планами нападения США на Ирак.

Но все этим планы «накрыты» более объемлющей матрицей. В повести А. С. Пушкина «Метель» задуманное венчание не состоялось, а состоялось венчание не предусмотренное. И это не предусмотренное венчание стало реальностью только после победы русских над французами в войне 1812 года. Если учесть, что наши теннисисты одержали победу в Кубке Девиса над «французами» в Париже, то матрица А. Пушкина работает очень эффективно.

Но отвертеться от полёта Касьянову всё же не удаётся. На старт его провожают куклы Волошина и директора ФСБ Патрушева. Она вручают кукле Касьянова горные лыжи и, пробормотав невнятные напутствия, отходят. А Касьянов остался стоять с лыжами в руках, провожая взглядом благополучно взлетающую ракету. В этот момент снова звучит голос диктора за кадром: «У каждого была своя дорога: одни были первыми, другие — дублёрами, которые шли по проторенной лыжне. Но все они навсегда остались в нашей памяти первопроходцами».

Таким образом, из сюжета «Кукол» можно сделать однозначный вывод, что «мировая закулиса», не желающая и боящаяся возвращения бандитского клана «семья» к управлению Россией, не допустит, чтобы Путин был заменён на ставленника семьи и любая «ракета», призванная «запустить дублёра на орбиту», будет взорвана через «20 секунд» после старта («в два счёта»). Но в то же время, если «дублёр» будет способен обеспечить такое же качество управления как Путин, и будет идти «по проторенной лыжне» (горные лыжи — Швейцария — «страна полночных гор»), то «дублёру» позволят заменить «основного» на орбите. (В своё время «дублёру» Ленина — Лейбе Давидовичу Бронштейну (партийная кличка «Троцкий») был преподнесён «подарочек» из полночной страны — альпеншток (альпен-шток), с помощью которого ему и нанесли смертельный удар в голову его друзья троцкисты). Осуществив такую замену Путина на кого-либо другого «мировой закулисе» удастся скрыть от народа суть деятельности Путина.

Не зря в последних двух выпусках «Кукол» присутствуют горные лыжи. Путин, подарив горные лыжи Касьянову в день его рождения, сделал ему (да и всем) серьёзный намёк, который можно понять только через многовариантный сценарий развития ситуации (или учись скользить по альпийским вершинам, или свернёшь шею, или «катись…». Поэтому стремясь направить действия Касьянова по своему сценарию, на старте кукле Касьянова лыжи вручает уже человек «семьи» Волошин. Рядом с Волошиным, как символ того, что Касьянову никуда не деться, что о всех его деяниях известно, молчаливо стоит директор ФСБ Патрушев, «человек Путина».


P.S. Обращаем внимание, что передача «Куклы» уже который раз выходит в очень позднее время. В частности этот выпуск в центральном регионе вышел в 00 час. 45 мин. Это делается для того, чтобы её смотрело как можно меньше людей, только «посвящённые».

О публикации

Название: ДУБЛЁР ПУТИНА
Раздел:Куклы
Опубликовано:31.12.2002
Изменено:
Постоянный адрес:http://old.kpe.ru/articles/197/
Обращений:2924 (0.41 в день)
Сохранить на диск:
Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива