Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива

«КОММУНИСТ» ЧУБАЙС

Выпуск программы «Куклы» от 14 декабря 2002 года «КОММУНИСТ. Второму чтению вопроса о реформе РАО ЕЭС посвящается» создан по сюжету фильма «Коммунист», снятого режиссёром Юлием Райзманом в 1957 году. В главной роли снимался Евгений Урбанский.

В кратком изложении сюжет «Кукол» выглядит так.

Действие происходит холодной снежной зимой 1918 года. В стране идёт гражданская война, кругом разруха, свирепствует голод, поезда ходят редко и нерегулярно. Поэтому редкие поезда переполнены и люди ездят даже на крышах вагонов. Основная масса пассажиров — «мешочники» — люди, ездящие из города в деревню, или наоборот из деревни в город, чтобы с выгодой обменять продукты на промышленные товары и наоборот. На один из таких поездов садится человек в солдатской форме. Это Чубайс. Он оказывается на крыше вагона рядом с мешочником-Лужковым, который возвращается из города с большим прибытком для себя.

Лужков — зажиточный мужик, у него хорошая еда (сало), которое он ест на крыше вагона. Чубайс смотрит на него голодными глазами. Лужков не выдерживает и весьма в грубой форме требует «не пялиться» на его еду, поскольку она «не купленная».

Голодный Чубайс пытается надавить на мешочника-Лужкова, что он солдат и едет с фронта на ударную капиталистическую стройку строить электростанцию, у него еды совсем нет, и просит Лужкова дать ему немного, а взамен он предлагает Лужкову ваучер, выписанный главным комиссаром по имуществу. Фамилию этого главного комиссара на ваучере разобрать трудно, но начинается она «то ли на ЧЕ (Черномырдин?), то ли на ЧУ (Чубайс?)». Ваучер гарантирует, что после победы капиталистической революции каждому владельцу ваучера власти дадут по две кобылы (В начале приватизации глава госкомитета по имуществу Российской Федерации обещал каждому держателю ваучера по два автомобиля «Волга», в то время самый дорогой и престижный легковой автомобиль в России).

Лужков не поверил бумаге, но на всякий случай согласился на этот обмен, отрезав голодному Чубайсу тонкий кусок хлеба, а потом, долго примериваясь, как бы отрезать поменьше сала, отрезает совсем тоненький ломтик сала, да при этом ещё и от этого ломтика прижимистый Лужков отрезает ещё кусочек себе. Такой ополовиненный бутерброд Лужков отдаёт Чубайсу за ваучер.

И вот электростанция. На заборе висит лозунг «Несунам и пьяницам — бой!». Под этим лозунгом сидит сторож (генеральный прокурор Устинов) с ружьём. Мимо него, открыто и не прячась в дырку забора несун Зюганов выносит огромный мешок, набитый разным добром. Устинов грустно посмотрев на несуна, горестно вздыхает, мол, а я-то чего могу здесь сделать. (КПСС унесла все деньги партии с собой).

Через ту же самую дырку на территорию пролазит Чубайс. (Дыра олицетворяет систему разграбления России). Он представляется Устинову новым завхозом станции (демократы сменили «коммунистов»-марксистов) и спрашивает, где находится начальник строительства. Устинов отвечает, что начальник «с утра уже работает с документами» (так во времена п-резидентства Ельцина назывались его запои) и предлагает Чубайсу зайти на неделе. Но Чубайс настаивает, поскольку он назначен «главным за сохранность капиталистического имущества».

В это время начальник строительства электростанции Ельцин, услышав через открытое (зимой!) окно разговор, вмешивается и говорит, что «главнее его быть не может». Чубайс скромно отвечает, что он всего лишь «менеджер капиталистического строительства», который будет следить, чтобы народ не растащил народное имущество, что ему это по силам, потому как его за крутость характера даже на фронте прозвали «железный Толик». На что Ельцин ему отвечает, что здесь на строительстве его быстро сделают «ржавым».

Далее как характеристика момента идёт стилизованный под кинохронику сюжет о строителях капитализма, которые создали «маяки» капстроительства, такие, как «Андава», через которую «семья» отмывала похищенные государственные средства России, и «МММ», которая делала то же самое с личными деньгами граждан России. Среди «строителей капитализма», кормящихся из одного котла (символ того, что создано трудом миллионов), показаны Черномырдин, Абрамович, Березовский, и ещё целый ряд деятелей, сидящих к зрителю спиной.

Чубайс сразу взялся за наведение порядка на строительстве. (Действительно, Чубайс как явный ставленник «мировой закулисы» чётко знал что и как надо делать, поскольку выполнял указания хозяев «гарвардскго проекта». И в этом — весь его «гений».) Он собрал «общее собрание строителей капитализма». Среди них не только демократы Немцов, Кириенко, Грызлов, Лужков, Жириновский и другие, но и марксисто-троцкисты Зюганов и Шандыбин, а собрание ведёт их бывший сотоварищ по партии марксисто-троцкист Селезнёв.

На собрании Чубайс сообщает строителям капитализма, что «Капитализм в стране, в целом, построен», чем вызвал недоумение у всех присутствующих, поскольку всем этим ворюгам стабильность и порядок не нужны, т.к. в этом случае воровать опаснее). Но Чубайс успокоил их, сказав, что для полной победы капитализма в России необходимо «отделить динамомашину от проводов, а штепсель от лампочки».

Это предложение вызвало дикий восторг большинства, хотя были и другие точки зрения. Явлинский как всегда начал рассуждения о процедурных вопросах, Жириновский тут же рубанул правду-матку: «Да здравствует анархия — мать порядка!», при этом он пригрозил маузером Немцову, заявив, что его галифе «поширше будут» чем у Немцова. (По-английски же Маузер (Mauser) созвучен с еврейской фамилией Мозер (Moser), восходящей этимологически к имени пророка Моисея (Moses), что оначает, что Жириновский принадлежит к «той системе», а он ещё высказывает своё желание быть и авторитетом в «законе Моисея» круче, чем Немцов. По долговременной ориентации ЛДПР и СПС «мировой заулисой», — так оно и есть).

А Зюганов молча собрался на выход. Когда его попросили объяснить почему он уходит, Зюганов обиженно ответил, что его пытаются обмануть, поскольку делить-то уже нечего: «провода конторщик Абрамыч чеченам продал, да и сам сбежал».

Точку в обсуждении поставил Грызлов, парторг стройки, представляющий «правящую» партию, который заявил, что раз надо, то «всё будет поделено к определённой матери».

И капиталистическое строительство началось! Чубайс стал зорко следить, чтобы народное добро больше не тащили (те, кому не положено, т.е всем, кроме «семьи»). Те, кто понял новые правила жизни, становились брокерами, маклерами, банкирами и т.п., а тех, кто не понял (представлены в образе марксиста Зюганова), Чубайс жёстко отстранял от владения имуществом.

Эта одностороння и однобокая позиция Чубайса вызвала «недовольство определённой части строителей капитализма». И к начальнику строительства Ельцину пришли ходоки, которые думали «делить по справедливости». Эти ходоки: Лужков и марксисты Зюганов с Шандыбиным. Они пожаловались Ельцину, что если Чубайс не изменит методов строительства капитализма, то он всех погубит, и предъявили ваучер, как реальное доказательство обмана. Разбирая подпись того главного комиссара, кто выпустил такие бумажки-обманки, Ельцин гадает между ЧЕ и ЧУ, но потом, сказав, что «загогулина» на конце подписи является буквой «С», делает вывод: «Во всё виноват Чубайс!» и закрывает окно, через которое разговаривал с ходоками.

Эта фраза означает желание «семьи» списать все беды и лишения, обрушившиеся на людей в результате проведения приватизации, исключительно на Чубайса. Другими словами назначить «козла отпущения», а «семье» остаться в стороне. Но этот «вариант» не приемлет «мировая закулиса», которая понимает что для них опаснее все вместе: и «семья», и Чубайс. Назначены и «могильщики» Чубайса, то есть политические силы, которые должны «замочить» Чубайса — это «державник» (Лужков) и марксисты (Зюганов и Шандыбин).

Ходоки были обрадованы таким решением начальника строительства. Они вытащили спрятанные от Советской власти свои кулацкие обрезы, чтобы из них «замочить» Чубайса. (Обрез — это символ кулацкой психологии у троцкисто-марксистов).

Сразу после обращения ходоков к начальнику строительства, («мировая закулиса» поняла чем грозит ей беспредел «семьи» в России) строительство капитализма затормозилось из-за отсутствия гвоздей. Проводить реформу электричества стало нечем. (Чубайсу вроде все помогают, а дело его не движется.)

Поэтому Чубайс отправился в Москву, в Кремль за гвоздями. Чиновник из правительства Касьянов не стал разговаривать с Чубайсом потому что «гвоздей у него нет и не будет», а сам он «спешит на заседание Совнаркома». Но Чубайс всё же проник на это заседание и обратился непосредственно к руководителю государства, которым оказался тоже Владимир… но Путин. Тот, узнав для чего Чубайсу нужны гвозди, приказал выделить ему необходимое количество гвоздей и напутствовал Чубайса пожеланием, чтобы он вбил все эти гвозди в… была многозначительная пауза. (Здесь надо вспомнить, что Чубайс обещал своей деятельностью забить последний гвоздь в гроб коммунизма. Но реализация реформ вела только к разрушению всего и вся, в том числе и к гибели марксизма — одной из толпо-«элитарных» идеологий, маскирующихся под коммунизм. А Путин в своё время заявил, что «марксизм — это не наука», в то время как троцкист Примаков заявил, что «марксизм — это всё-таки наука». Путин правильно понимает к чему может привести деятельность Чубайса! Именно поэтому в «Куклах» присутствует картина, в которой рука на доске пишет фразу «Мы — не рабы! Не бары мы!». Другими словами «мы» товарищи друг другу, равные друг другу по положению, что квалифицирует социальные отношения при коммунизме. Именно такие кадры кинохроники стали символом преображения России после Великой Октябрьской революции 1917 года. О том, как деятельность Чубайса и его команды может привести к победе коммунизма см. аналитическую записку ВП СССР «Чем больше голосов вы отдадите Гайдару, тем быстрее мы придем к победе коммунистического труда», которую мы даём в конце расшифровки «Кукол».).

Возвращаясь с гвоздями, Чубайс оказался в ситуации, когда поезд встал из-за отсутствия топлива. Машинист (министр экономического развития Греф) говорит, что дальше поезд не пойдёт из-за отсутствия дров. Чубайс пытается убедить, что без гвоздей реформа рухнет. На что помощник машиниста (министр финансов Кудрин) возражает, что «реформа не реформа, а дров нет потому, что секвестр» (термин сокращения бюджетных расходов). А машинист добавляет, что, мол, «проценты с проводов Чубайс себе присвоил и ни с кем не поделился». Чубайс намёк понял, и вскоре вся троица уже заготавливала дрова для паровоза капитализма, а Чубайс радовался: «Вот, что значит, сила отката!» («Откат» в современном жаргоне жуликов-чиновников и «бизнесменов» — взятка государственному чиновнику за помощь в государственном финансировании конкретного проекта в объёме обговоренного процента от общей суммы финансирования. Отсюда кличка Касьянова «Миша-два процента»).

Дрова заготовили и поезд готов был двинуться дальше.

Но… Устроившись в засаде в березовой роще на пути Чубайса, Лужков, Шандыбин и Зюганов азартно и смачно «замочили» Чубайса.

Голос за кадром: «Миновала холодная зима. Бурным весенним половодьем (опять ВОДА!) смело (смыло) с лица земли остатки врагов народа. Приватизировали РАО ЕЭС и тихим словом вспомнили соратники своего погибшего товарища». На могиле с надписью «РАО ЕЭС 1992-2003» собрались «строители капитализма», т.е. те, кто помогали Чубайсу. И в момент, когда Немцов произнёс речь о том, что Чубайс по-прежнему находится среди них, за спинами собравшихся появился Чубайс, что образно символизирует, что следом за Чубайсом в небытиё отправятся и все остальные «строители капитализма». Камера проходит по рядам этих «строителей». Среди тех, кому по планам «мировой закулисы» предстоит весной уйти в небытиё находятся и Греф, Кудрин, Грызлов, которых многие ошибочно (не вдаваясь в рассмотрение того, что они делают в реальности) считают сторонниками и соратниками Путина

Но среди собравшихся у могилы нет Лужкова, Зюганова и Шандыбина, замочивших Чубайса! Таким образом «мировая закулиса» делает ставку на них при замене одних своих ставленников, полностью выработавших свой ресурс и ставших опасными для хозяина, на других, ещё на что-то годных.

Таким образом в этом сюжете «Кукол» «мировая закулиса», как всегда высмеивая и «опуская» в глазах народа всех представителей власти, оповестила свою периферию, что в противостоянии двух кланов, которые борются за власть в России (один клан — «семья», другой клан — клан Лужкова) ставку надо делать на Лужкова, которого поддержат марксисты из КПРФ. Из этого следует, что Глобальный Предиктор «семью» Ельцина сдаёт вместе с её олицетворением Чубайсом. Дата — «весеннее половодье» 2003 года, т.е. весной 2003 года грядут серьёзные события, к которым надо готовиться.

Следует отметить, что Совет Госдумы уже 17 декабря 2002 года(!) принял решение отложить второе чтение по закону о реформировании РАО ЕЭС, и предложил назначить их на весеннюю сессию. А ведь в «Куклах» кулаки Лужков, Зюганов, Шандыбин «замочили» Чубайса именно на втором чтении.

Но это их планы. А нам надо понимать, что в противостоянии этих двух кланов Ельцина и Лужкова, каждый из этих кланов боится начать первым, т.к. ошибка влечёт за собой очень серьёзные последствия, вплоть до физического уничтожения.

Путин в этой ситуации остаётся над схваткой. И каждый из кланов, хотя и ненавидя его, стремится всё же заручиться его поддержкой.

В этой ситуации Глобальный Предиктор будет оказывать содействие проводимой Путиным внутренней политике, т.к. она предсказуема в их понимании. Что при этом знает и понимает Путин — им недоступно.

В этих условиях всем членам КПЕ надо вести активное информационное воздействие на все структуры власти в регионах для разъяснения ситуации.

О публикации

Название: «КОММУНИСТ» ЧУБАЙС
Раздел:Куклы
Опубликовано:18.12.2002
Изменено:
Постоянный адрес:http://old.kpe.ru/articles/182/
Обращений:1852 (0.26 в день)
Сохранить на диск:
Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива