Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива

«Двоецарствие»: Об интригах Президентских выборов

Два солнца в зените

Несмотря на видимое спокойствие, никто не знает, что ждет Россию при «двоецарствии»

Тихая кампания
Месяц с небольшим до президентских выборов. В 1996 году за полтора месяца до голосования ситуация в стране напоминала канун гражданской войны. Уже было опубликовано и отвергнуто противоборствующими сторонами олигархическое обращение «Выйти из тупика», выходила десятимиллионным тиражом газета «Не дай Бог!», концертный тур «Голосуй или проиграешь!» уже объездил большую часть российских регионов, а в телерепортажах о первомайских демонстрациях коммунистов, собравших по нескольку сотен тысяч участников, издевательский тон комментаторов не мог скрыть почти панического ужаса перед неизбежной сменой власти.

В феврале 2000 года, за полтора месяца до выборов президента, все было гораздо спокойнее — серьезных конкурентов у действующего и.о. президента не было, основная предвыборная интрига крутилась вокруг процента явки и вероятности второго тура. Евгений Савостьянов снял свою кандидатуру в пользу Григория Явлинского. Явлинский выступал во всех телепередачах, включая кулинарный «Смак», а в программе «Время» шли сюжеты о демонстрациях новой общественной организации «Геи за Явлинского». Коммунисты митинговали под лозунгом «С Зюгановым жизнь наладится!» и, казалось, даже радовались тому, что результат выборов, в отличие от 1996 года, известен заранее.

Четыре года спустя президентская предвыборная кампания вообще воспринималась как трогательная формальность, вежливый реверанс конституционному законодательству — в том, что Владимир Путин будет переизбран на второй срок, сомнений не было ни у кого, остальные кандидаты играли роли статистов, но даже это всеобщее ощущение рутины не давало забыть о том, что страна избирает президента: брутальный Олег Малышкин и простоватый Николай Харитонов скандалили в парламенте, Ирина Хакамада грозила разоблачениями по поводу штурма «Норд-Оста», а исчезновение Ивана Рыбкина и последующее его обнаружение в Киеве даже придавало заведомо скучной кампании детективный характер.

Прошло еще четыре года, Россия снова выбирает президента. До выборов остается чуть больше месяца. Среди кандидатов нет действующего главы государства, так что простой формальностью эти выборы уже не назовешь. Но почему-то кампания-2008 складывается так, что о ней вообще нечего сказать. Совсем.


В борьбе с Аллой Пугачевой
На фасаде бизнес-центра «Александр-хауз» на Якиманской набережной висит бронзовая мемориальная доска: «В этом здании в 2000 году работал предвыборный штаб Владимира Путина». Штаб Дмитрия Медведева на подобное увековечение рассчитывать, вероятно, не может — формально возглавляющий медведевскую кампанию глава администрации президента Сергей Собянин по-прежнему работает в своем кабинете в Кремле, его заместитель (не только по администрации, но и по штабу) Владислав Сурков — тоже в Кремле и занят, судя по всему, чем угодно, только не предвыборными делами.

Единственным проявлением активности предвыборного штаба Дмитрия Медведева (или администрации президента — отделить ее от медведевского штаба, вероятно, просто невозможно) стало поручение, которое Сергей Собянин дал руководителю управления пресс-службы главы государства Наталье Тимаковой. Именно она отвечает теперь за освещение деятельности Медведева федеральными телеканалами. Впрочем, и в этом отношении ничего нового не произошло — сюжеты о поездках Медведева по стране демонстрируются в эфире уже больше двух лет, а разовые акции вроде рождественского богослужения в храме Христа Спасителя, во время которого Патриарх Алексий произнес продолжительную предвыборную речь в поддержку первого вице-премьера, скорее производят ощущение неловкости. Случаются и анекдотическое эпизоды. В рамках совместного проекта ИД «Коммерсантъ» и Первого канала «Первый рейтинг» был проведен опрос на тему, кого россияне считают элитой. Как и в предыдущие годы, первое место в рейтинге досталось Владимиру Путину, второе — Алле Пугачевой. Эти результаты были опубликованы в газете «Коммерсантъ» накануне Нового года. Однако авторы специального выпуска программы «Время», посвященного этому рейтингу, зачем-то внесли в перечень фамилий поправку — Пугачеву сдвинули на пятое место, а освободившуюся вторую позицию в списке отдали Дмитрию Медведеву.


«Цивилизованное противостояние»
Весной 1984 года, после выборов в Верховный Совет СССР (победу на выборах традиционно одержал нерушимый блок коммунистов и беспартийных), одна из французских газет вышла с большим заголовком на первой полосе: «Сенсация! Коммунисты в СССР выиграли выборы и остаются у власти!» Это в самом деле была очень удачная шутка: степень реального влияния избирателей на политическую ситуацию в Советском Союзе не была секретом даже для самых недалеких западных советологов.

Ситуация с президентскими выборами сегодня выглядит примерно так же — победитель известен заранее, неожиданности невозможны в принципе, и даже участие Михаила Касьянова в президентской гонке может быть интересно только с той точки зрения, разрешит ли ему Кремль быть кандидатом в президенты, а если разрешит, то зачем.

Но какой бы бесконфликтной ни выглядела предвыборная кампания 2008 года, относиться к ней как к советским выборам просто невозможно. Впервые в истории действующий президент уступает свою должность другому человеку, декларируя при этом свое намерение оставаться во власти и после ухода с президентского поста. Близкие к Кремлю политологи продолжают твердить, что речь не идет о двоевластии. «Эпоха Путина продолжается и продолжится», — пишет замруководителя Центра политической конъюнктуры России Виталий Иванов. По мнению Иванова, «выбор преемника окончательно убедил в том, что Владимир Владимирович останется «главным». О каком-то условном равноправии «царей» и тем более об угрозе двоевластия («двоецарствие» не означает двоевластия) можно было бы спорить, только если бы преемник был, как и сам Путин, выходцем из силовых структур».

Впрочем, Виталий Иванов известен своей готовностью радоваться любому решению, исходящему из Кремля. Более осторожные «лоялисты» не скрывают своей обеспокоенности по поводу туманных перспектив будущей российской власти. «То обстоятельство, что любое двоевластие на всем протяжении российской государственности оборачивалось всегда большими национальными проблемами, — факт неоспоримый и обусловленный, — напоминает писательница Марина Юденич. — И не важно, когда и чем было спровоцировано это двоевластие. Многоженством царя Алексея, породившим кровавое противостояние Петра и Софьи, с плахами на Красной площади и самодержцем, взявшим в руки палаческий топор. Понимаю, что сегодня — не то что прежде. Политические конфликты разрешаются в тиши кабинетов, короткие подковерные схватки оборачиваются всего лишь тихими отставками и громкими публикациями. Иными словами, я далека от мысли предрекать «кровь и слезы». Однако в самой конструкции российского двоевластия заложен механизм неизбежного, пусть и вполне цивилизованного, противостояния».

«Цивилизованное противостояние» — важная оговорка. Слово «цивилизованное» здесь, очевидно, стоит считать ключевым. Однако любой эпитет всегда может оказаться лишним, и цивилизованное противостояние всегда способно стать просто противостоянием. Последний в российской истории случай двоевластия, закончившийся расстрелом Белого дома, до какого-то момента тоже можно было бы считать цивилизованным противостоянием. Сегодня близкие к Кремлю политологи предпочитают говорить о том (реальная цитата из частного разговора), что «в солнечной системе с двумя светилами нет ничего удивительного». Но кто может хотя бы представить себе такую солнечную систему?
 

Когда спящий проснется

Окончательный сценарий передачи власти в Кремле, похоже, до сих пор не утвержден

В мире постоянно что-то происходит. В Америке кандидаты на пост президента сражаются на праймериз, и пока нет ясности, кто станет кандидатом в президенты, и уж тем более президентом США. Во Франции недавно разведшийся президент намерен жениться, а пока берет свою подругу с собой в Индию, куда отправляется с государственным визитом. МИД принимающей стороны ломает голову, как быть с протоколом — принимать Карлу Бруни как уже первую леди Франции или все же пока как рядового члена делегации. В Грузии оппозиция не признает результатов по выборам президента, выходит на манифестации и собирается подавать в суд. В Пакистане президентские выборы пришлось отложить из-за убийства одного из лидеров оппозиции Беназир Бхутто. Мир гадает, удастся ли пакистанским властям сохранить необходимый уровень внутренний стабильности и, самое главное, не попадет ли ядерный потенциал страны в руки исламских радикалов.


Дороги, которые нам выбирают
Совсем иное дело Россия. Россияне, очнувшиеся после новогоднего и рождественского отдыха, окидывают проясняющимся взглядом уходящую далеко за горизонт политическую равнину собственной страны и со смешанными чувствами обнаруживают, что взгляду совершенно не за что зацепиться. Дума сформирована, и каждый может заранее сказать, какие решения она примет. Все знают, что мы реализуем «план Путина», и что он — этот план — и есть победа России, хотя никто не знает, над кем. Но это и не важно, в конце концов победа ведь, а не поражение. Ах да, у нас тоже впереди президентские выборы, все как у «больших».

Но разве кто-нибудь не знает имя будущего президента? И премьер-министр тоже, слава богу, известен. Так что сами президентские выборы у нас несколько теряют смысл. Зачем тратить время и деньги, если и так все уже выбрано. Однако пейзаж этой укатанной и забетонированной политической равнины почему-то не вызывает ощущения стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Напротив, возникает чувство, что в глубине этого ровного и чистого пространства накапливаются внутренние напряжения и укатанную поверхность может прорвать в самый непредвиденный момент, в самом неожиданном месте. Похоже, аналогичные сомнения терзают и российских руководителей. Иначе чем объяснить ту лихорадочную поспешность, с которой кремлевскими политтехнологами была разработана масса сценариев передачи власти, и то, что окончательный выбор между ними, судя по всему, еще не сделан. Вообще сам факт того, что для передачи власти недостаточно рутинных конституционных процедур, а требуются какие-то политические ухищрения, позволяющие Конституцию как-то обойти, свидетельствует о внутренней нестабильности и неустойчивости.

Итак, сценариев передачи власти разработано несколько. Оговоримся сразу, в каких-то частях они пересекаются, но об этом несколько ниже. Самый первый сценарий — назовем его «временный президент», был представлен публике, когда первый вице-премьер Сергей Иванов уже принимал поздравления от самых шустрых чиновников с назначением его премьер-министром. А назначили никому не известного Виктора Зубкова. На своей первой пресс-конференции тот честно заявил журналистам, что если он справится с премьерскими обязанностями, то поборется и за президентское кресло. И тогда стало ясно, что выбран чиновник советского образца, исполнительный и без амбиций, который может недолго посидеть в президентском кресле, не трогая важные кнопки и не пытаясь воспользоваться президентской властью. Однако этот сценарий в качестве основного продержался недолго, и баллотироваться в президенты Зубкову теперь уже однозначно не придется.

Второй из сценариев передачи власти можно условно назвать «товарищ генеральный секретарь». Когда на первой части съезда «Единой России» Путин согласился возглавить партийный список, логично было предположить, что он стал «локомотивом» для этой в целом бессмысленной организации, руководствуясь двумя соображениями. Во-первых, для обеспечения тотального контроля администрации над законодательной властью и, во-вторых, для того, чтобы в случае необходимости войти в эту партию и стать ее формальным лидером. В конце концов мы уже жили в стране, где самый главный человек — Генсек ЦК КПСС, и все решает политбюро ЦК, а Совмин и Верховный Совет подчиняются партийному руководству. Однако на второй части съезда, после победы «Единой России» на парламентских выборах, Путин в партию вступать не стал. Победа, судя по всему, оказалась совсем не такой безоговорочной, какой ждал Путин, даже не приехавший в ночь после выборов в штаб единороссов, чтобы поздравить их, хотя его все ждали. Но это вовсе не значит, что вариант «партийного» президента отброшен окончательно.

Еще один вариант, о котором не следует забывать и о котором не забывает российское руководство, можно определить «кодовым» названием «старший президент». О том, что этот вариант не выпадает из поля зрения ищущих, свидетельствует недавний визит российского президента в Белоруссию. Если предположить, что создается некоторый государственный союз России и Белоруссии, то главным может стать президент Союзного государства, а президенты России и Белоруссии будут ему подчиняться. Вариант, конечно, очень маловероятный при нынешнем руководстве Белоруссии. Особенно если вспомнить, что визит был официальным, российская делегация представлена высшими чиновниками, а белорусский президент даже не удосужился приехать на аэродром встретить российского гостя. Тем не менее Белоруссия получила кредит в 1,5 млрд. долл. для «компенсации повышения цены на российский газ». К слову сказать, цена на него так и не была повышена, но в ближайшее время Белоруссии обещан еще один кредит на 2 млрд. долл. От денег Лукашенко, само собой, не откажется, но, как он сам постоянно заявляет, суверенитетом делиться не собирается.


Внесистемное лидерство
И, наконец, последний вариант, который пока разыгрывается на политической сцене, — «преемник Медведев». Казалось бы, что же в нем неясного. Сначала четверо солидных мужчин посоветовались между собой, а на следующий день отправились с визитом к президенту с сообщением о том, что нашли ему достойного преемника. Как же, как же, по-видимому, ответил президент, отлично знаю Дмитрия Анатольевича, работает со мной 17 лет. Очень достойный преемник. Вот так, без всяких глупостей вроде праймериз или теледебатов, Дмитрий Медведев сделался политиком № 1 в России.

После безоговорочной поддержки преемника единороссами страна в течение буквально нескольких часов узнала о Дмитрии Медведеве все. Примерный ученик в школе и студент в университете, однолюб и прекрасный семьянин, блестящий юрист и талантливый организатор. Достоинств обнаружилось столько, что возникает вопрос, а собственно, почему еще четыре года назад нельзя было сделать более правильного выбора?! И тут Дмитрий Медведев делает ход, значение которого трудно переоценить: предлагает Владимиру Путину возглавить правительство, которое он сформирует после того, как сам станет президентом.

Напомним, что до этого о возможности стать премьер-министром Путин говорил только раз, в начале съезда ЕР, когда согласился возглавить партийный список, и с тех пор ни разу об этом не упоминал. Складывается впечатление, хотя в это нелегко поверить, что свое предложение преемник сделал, не согласовав его с Владимиром Путиным. Если это так, то Дмитрий Анатольевич проявил себя как искушенный и сильный политик. С одной стороны, он выразил этим жестом благодарность президенту Путину за выдвижение его кандидатом на высший государственный пост, с другой — обезопасил себя от возможного давления со стороны Путина — национального лидера, которое обязательно будет оказываться, когда Медведев станет президентом. Приглашая Владимира Путина занять пост премьер-министра, Дмитрий Медведев решал и еще одну очень важную задачу. Он прицеплял «вагончик» своих политических амбиций к очень мощному «локомотиву» путинской популярности. И результат не замедлил сказаться. Рейтинг выдвиженца превысил немыслимые 80%. Такого рейтинга не случалось даже у его наставника — президента Путина.

Путин в качестве внесистемной фигуры национального лидера с мандатом народного доверия постоянно висел бы дамокловым мечом над Медведевым-президентом. А Путин-премьер будет крайне ограничен в возможности влиять. В конце концов президент всегда может отправить правительство в отставку, назначить нового премьера или распустить Думу. Так что вариант, предложенный Дмитрием Анатольевичем, сразу переводил бы Путина политически в куда более легкую весовую категорию.


«Вегетарианский» сценарий про запас
В том, что будет разыгрываться вариант «преемник Медведев», сомнений практически не осталось. Однако и этот сценарий может развиваться по двум направлениям. И какое из них выбрано основным, пока неясно. Скорее всего выбор пока не сделан и в Кремле. Первое направление назовем «гармоничная пара». Во всяком случае, именно так охарактеризовал тандем Путин–Медведев журналист, который всегда приходит в экстаз от любых кремлевских инициатив. Второе можно назвать «безопасный отход». Разница между этими двумя сценариями кардинальная.

В первом случае Путин не просто собирается остаться в политике, но сохранить положение главной инстанции, принимающей политические решения в России. Надо сказать, что реализовать такой сценарий будет довольно сложно, если вообще возможно. Тем не менее в пользу выбора такого направления развития событий говорит множество фактов. Если бы Путин собирался отойти от власти, то для чего ему создавать фактически параллельное правительство, плодя огромное количество госкорпораций, назначая их руководителями людей не очень компетентных, но лично ему преданных, и закачивать в эти корпорации огромные средства из госбюджета. Да и вообще, зачем вся эта возня с «планом Путина», если самого Путина во власти скоро не будет.

Если все это так и президент Путин остановился на варианте «гармоничная пара», то надо признать, что вариант выбран для него слабый и неудачный. Как говаривал Виктор Черномырдин — два медведя в одном гнезде не уживаются. И дело тут не в том, что Медведев считается человеком мягким, неамбициозным и чекистской закалки не прошедшим. Во-первых, знающие люди говорят, что амбициозный и весьма. Просто достаточно умный, чтобы до поры своих амбиций напоказ не выставлять. А во-вторых, есть жесткая логика власти. И, посидев в кремлевском кабинете в кресле под двуглавым орлом и триколором хотя бы совсем немного, Медведев сам не заметит, как начнет меняться. И тогда страну ждет период неизбежной неопределенности и двоевластия. А двоевластие в России никогда ни к чему хорошему не приводило. Но Дмитрий Анатольевич вовсе не «бледная тень» Владимира Владимировича. Только один пример. Дискуссии о пресловутой «суверенной демократии» вроде бы утихли, но шустрые историки, улавливающие эманации начальства, уже умудрились пропихнуть главу об этой бессмыслице в школьные учебники истории. А Медведев, кстати, в одном из своих недавних интервью назвал суверенную демократию «далеко не идеальным термином». Так что, вполне вероятно, школьный учебник скоро придется вновь переписывать.

Конечно, сохранена и возможность варианта «безопасный отход». Тогда Владимир Путин побудет премьером ровно столько, сколько нужно для поддержки и помощи Дмитрию Медведеву на начальном этапе его президентства. Поможет ему освоиться с новой ролью, прикроет от атак силовиков. В общем, поставит его на «нужные рельсы» и придаст начальное ускорение. А сам, получив необходимые гарантии в том, что за его уходом не последует немедленно «кино» о «лихих или упущенных двухтысячных», тихо займет подходящую синекуру. Будет, как сейчас мечтает, путешествовать по миру, читать лекции, консультировать, получать гонорары и радоваться жизни. Только почему-то в такой вариант верится мало. Слишком молод и энергичен наш политический лидер. Слишком идиллическая получалась бы картина, а ее герои — полными «вегетарианцами». В российской политике «вегетарианство» никогда не было популярным.


Гарантии нестабильности
Так что политическая интрига в нынешней российской ситуации все еще присутствует. Только из публичной видимой области она переместилась в сферу нарастающих внутренних напряжений и жесткой подковерной борьбы. Отзвуки этой борьбы подчас доносятся и до широкой публики. Если их собрать и сопоставить, вырисовывается интересное сюрреалистическое полотно. В самом деле, о какой стабильности можно говорить, когда Наркоконтроль занимается прослушиванием ФСБ. В отместку ФСБ арестовывает и не выпускает офицеров Наркоконтроля. Руководитель последнего ведомства вынужден обратиться с жалобой на притеснения в… газету, принадлежащую известному российскому олигарху.

Генпрокуратура тем временем начинает масштабную проверку только что созданного Следственного комитета, потом откладывает ее до весны, потом опять возобновляет. Или все же откладывает, рядовым гражданам понять не дано. Ситуация в схватке силовиков явно выходит из-под контроля президента. Такого раздрая внутри силовых структур не было ни в советское время, ни в те самые 90-е, об «ужасах» которых нам рассказывает сегодня телевидение.

Зампредсовмина Кудрин перед отлетом на важные переговоры не обнаруживает в аэропорту своего заместителя Сергея Сторчака. Того, оказывается, арестовали и обвинили в попытке присвоить 43 млн. долл. при «махинациях» с иностранными долгами России. По возвращении Алексей Кудрин пытается встретиться со Сторчаком, а также просит освободить своего заместителя до суда под свое личное поручительство. Заместителю председателя правительства отказывают.

Кто-то скажет: наконец-то настали времена бескомпромиссной борьбы с коррупцией. Но более осведомленные с усмешкой возразят: да это «сечинские» «копают» под Кудрина, и интересы державы тут совершенно ни при чем. Во что больше верится, каждый решает сам. Та же газета, в которую жаловался руководитель Наркоконтроля, вдруг публикует интервью с абсолютно неизвестным молодым человеком по фамилии Шварцман с лицом совратителя несовершеннолетних. Интервью интересно двумя аспектами. Во-первых, молодой человек излагает стройную историю того, как его фирма занимается тем, что по поручению государства «наклоняет» олигархов и вынуждает их вернуть неправедно нажитое в госсобственность, не забывая, конечно, и о собственных интересах. Скорее всего Шварцман врет и к отбору собственности в пользу государства отношения не имеет. Кишка тонка. Но он же это не придумал, а где-то услышал. И здесь интересен второй аспект интервью. Адрес, по которому «проживает» фирма Шварцмана, звучит просто и скромно — Красная площадь, 5.

Правда, это не совсем ее адрес. Приютила Шварцмана другая организация патриотического свойства. Тепло и кров ему дал, вы будете смеяться, генерал Варенников. Да, да, тот самый герой ГКЧП теперь способствует укреплению патриотизма непосредственно на Красной площади, в нескольких сотнях метров от резиденции российского президента. «Картина маслом», как говорится в популярном телесериале. Похоже, кисти Босха. Так что нынешняя политическая ситуация в России никак не вызывает чувства стабильности и устойчивости.

Не думалось, что придется испытывать зависть к политической ситуации в Украине, которая в советское время была заповедником самого махрового коммунизма. Оттуда в Москву за «глотком свободы» бежали Михаил Жванецкий, Виктор Ильченко, Роман Карцев и многие, многие другие. А теперь по Киеву ходят президент Кравчук, президент Кучма, и скоро к ним присоединится президент Ющенко. Все знают, что власть в стране через определенный период сменится. И никто не придумывает специальные сценарии под каждые следующие выборы и не разгоняет маршей несогласных. Да, политическое противостояние в Украине выглядит иногда драматичным, иногда смешным. Да, новая коалиция, победившая в Раде большинством в один голос, явно непрочна и недолговечна. Но украинские политики при всех разногласиях не обращаются к помощи силовых структур, но предпочитают решать споры в Конституционном суде. Так намного эффективнее и безопаснее.


Без иллюзий
За последнее время российскими руководителями совершен ряд ошибок, возможно фатальных. Начнем с выращивания в «кремлевских пробирках» движения «Наши». Неужели никто из авторов проекта не видит драматических аналогий с созданием движения «Талибан» в Афганистане?! Спецслужбы США и Пакистана выращивали этого политического монстра под одну конкретную задачу: резать советских солдат в Афганистане. И пока советские войска стояли там, талибы делали свою работу. Но советские войска ушли, а талибы остались. Сначала они захватили власть почти над всей территорией Афганистана, потом создали на своей территории режим наибольшего благоприятствования лагерям «Аль-Каиды».

Недавно движение «Наши» объявило о том, что после президентских выборов собирается создать политическую партию. Ее задача — контролировать выполнение «плана Путина» после его ухода с поста президента. Будет кому следить за чистотой наших помыслов и деяний. Так что эмбрион еще не вырос в монстра, но уже планирует самостоятельную политическую жизнь. И очень может быть, в не столь отдаленном будущем выйдет из-под контроля своих создателей.

Еще одна явная ошибка российского политического руководства связана с организацией предвыборной кампании перед думскими выборами. Ситуация совершенно не требовала приложения таких титанических усилий для борьбы с оппозицией. А меры по вытеснению ее с политического поля были неадекватны исходившим от нее угрозам. Но, как известно, никакие усилия не проходят бесследно. Выявился непредвиденный побочный эффект и у этих. Сама того не желая, власть «разбудила» значительную часть исключительно пассивного современного российского электората. Люди стали оглядываться вокруг и обнаруживать, что происходит что-то не то. Съезд «Единой России» вызвал живейшие ассоциации со съездами КПСС. Особенно когда на трибуну поднялась ткачиха и с детской улыбкой стала уговаривать делегатов немедленно подправить Конституцию, чтобы она не мешала Владимиру Владимировичу остаться на третий и многие другие сроки. А теперь еще детей надо прятать, чтобы их не записали в «мишки», да и школу надо искать, где учат истории, а не суверенной демократии. Первая и естественная реакция на все происходящее — «мы на это не подписывались». Трудно сказать, какой будет реакция последующая, но ясно, что стабильности она укреплять не будет.

Представляется, что заблуждение современного российского руководства состоит в том, что оно считает главной политической проблемой России необходимость любой ценой избрать в парламент или на пост президента людей, устраивающих власть нынешнюю. Выборы должны перестать быть событием катастрофическим, требующим разработки специальных сценариев. Они должны происходить регулярно и опираться на рутинные процедуры, определенные Конституцией. Для России исключительно важно начать приобретать такой опыт. Ведь в новейшей истории нашей страны не было ни одного случая «нормальной» передачи высшей власти.
Известный американский политический консультант и аналитик Эдвард Лутвак в недавнем интервью журналу «Эксперт» подчеркнул схожесть России и США в том, что обе страны совершенно не извлекают уроков из своей истории (впрочем, в этом качестве мы не одиноки). «У вас (у России) снова возникли иллюзии, — считает американский эксперт, — раз уж президент не делает ничего плохого, то почему бы его не сделать новым царем». Но результат такого эксперимента предопределен, «потому что с диктатурой и автократией — идет ли речь о Николае, Иосифе или Владимире — всегда повторяется одна и та же история».

 

О публикации

Название: «Двоецарствие»: Об интригах Президентских выборов
Раздел:Оценка мнений в СМИ (интервью, открытые письма, обращения)
Опубликовано:23.01.2008
Изменено:
Постоянный адрес:http://old.kpe.ru/articles/1911/
Обращений:2811 (0.52 в день)
Сохранить на диск:
Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива