Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива

«Сберегать народ» будут за счёт «соотечественников»

К 4-м официальным «нацпроектам» всё добавляются и добавляются неофициальные. К таким неофициальным относится и «сбережение народа». К нему недавно добавился проект «сбережение авиации». Идут разговоры и уже начаты действия по «уничтожению коррупции» и т. д. То есть круг «нацпроектов» непрерывно расширяется и скоро дойдёт до всех сфер жизни страны. А это неизбежно заставит поставить вопрос о смене всего курса страны. Попытка построить в России явный рабовладельческий строй (открытый толпо-«элитаризм») не состоится по Закону Времени. Мы давно говорим: «Ни одна частная проблема в стране не будет решена до тех пор, пока не будет изменён курс развития страны с Западного на свой курс — КОБу».

Выносим на сайт статьи, подтверждающие несостоятельность решения демографических проблем и рождаемости только с позиций 4 приоритета управления (финансового).

ИАС КПЕ

Газета «КоммерсантЪ» от 06.10.06 г.

Мифы демографического регулирования

Чтобы повысить рождаемость,
нужно понимать интересы современной семьи.
Дети появляются только тогда,
когда общество их ждёт.

Миф о «решительных мерах»

Вот уже более чётырех десятилетий уровень рождаемости в России недостаточен даже для простого замещения поколений. Это типично для всех промышленных и городских стран, но положение в них не одинаковое. У нас рождается 1,3 ребенка на одну женщину, в одном ряду с нами стоят Германия, Италия, Испания, Япония. А кое-где рождаемость раза в полтора выше — 1,7 — 1,9 рождения на одну женщину во Франции, Великобритании, Швеции, Финляндии, у белого населения США. Если бы нам удалось повысить рождаемость до их уровня, это не решило бы всех проблем, но было бы большим успехом. А сам факт существования стран с таким уровнем рождаемости говорит о том, что эта цель реальна. Но воздействовать на рождаемость не просто. Для этого нужна длительная филигранная работа, учитывающая очень многие, порой противоречащие факторы.

Дело в том, что добиться кратковременного подъема рождаемости — фокус не большой. Введение новых пособий или льгот, равно как и репрессивных мер, вроде запрета аборта, приводит к немедленному повышению текущих показателей рождаемости, что на первый взгляд свидетельствует об эффективности этих мер. Однако демографам хорошо известен феномен изменений «календаря» рождений: под влиянием введенных мер значительная часть женщин рождает детей раньше, чем сделали бы это при отсутствии таких мер. На какое-то время рождений становится больше. Но оттого, что женщины рождают раньше, они не рождают больше. И вслед за подъемом показателей рождаемости наступает резкий спад, часто до уровня более низкого, чем был до введения мер.

Гораздо более сложная задача не просто повысить рождаемость на два-три года, а обеспечить устойчивость её более высокого уровня. Но для этого нужны меры, отвечающие долговременным интересам семей. Но хорошо ли мы их понимаем?

Миф об отпуске

Например, совсем недавно сообщалось об инициативе московского градоначальника — ввести для женщин семилетний отпуск по уходу за ребенком. Общемировая тенденция заключается в росте внедомашней занятости женщин. Женщины становятся все более образованными, стремятся реализовать себя в карьере, приобрести самостоятельный социальный статус и иметь самостоятельный доход. Нет никаких оснований ожидать, что они в массовом порядке проявят желание уйти с рынка труда или увеличить перерывы в профессиональной деятельности в связи с рождением детей.

К этой общемировой тенденции надо добавить еще и наши российские. В ближайшие годы начнется резкое сокращение численности трудоспособного населения и неизбежно повысится спрос на труд, в том числе и женский. Как можно в этих условиях ожидать массового оттока женщин-«отпускниц» с рынка труда, перехода с серьезного заработка на небольшое пособие?

Эффективными могут быть только такие меры, которые, как во Франции или в Швеции, не выталкивают мать с рынка труда, не ставят перед выбором — семья или работа, а напротив, максимально облегчают ей сочетание родительства и экономической активности. Такие меры опробовались в разных странах и хорошо известны.

Миф о «молодой семье»

Поиск удобных для человека форм взаимодействия семейного и внесемейного существования ведут не только политики и исследователи, но и сами семьи. С этим связано происходящее на наших глазах во всех странах изменение возрастной модели рождаемости. Примерно до 1970-х годов Россия двигалась в том же направлении, что и все страны: рождаемость «молодела», все большая доля детей рождалась у более молодых матерей. Но в 1970-е годы наметился поворот в противоположную сторону: женщины стали рожать детей все позднее. Это происходило спонтанно в самых разных странах — в Скандинавии, Греции, США, Японии, да практически везде, и означало, что идет стихийное приспособление жизненного цикла современной семьи к изменившимся условиям получения образования, труда и быта.

В 1980 году такой поворот начался и в России, но вскоре прервался. В середине 1970-х вклад матерей в возрасте 30 лет и старше в итоговый показатель рождаемости в России, США, Франции и Швеции был примерно одинаковым — 20 — 25 %. В середине 1990-х в России он упал до 15 — 16 %, тогда как в США превысил 30 %, во Франции и Швеции — 40 %. Но затем движение к более поздним рождениям возобновилось и в России. В 2004 году вклад в рождаемость матерей в возрасте 30 лет и старше составил 24 % (во Франции — 45 %, В Швеции — 52 %).

Но наши политики не хотят видеть этой общей тенденции. Мы снова и снова твердим о «молодой семье», разрабатываем программы (вроде МОСКОВСКОЙ «Молодой семье — доступное жилье», для участия в которой оба супруга должны быть моложе 30 лет), намереваемся обложить молодых людей налогом на бездетность, объясняем, чем плохо позднее материнство. Одним словом, демонстрируем всем, что «мы», государственные люди, лучше знаем, когда нужно обзаводиться детьми, чем сотни миллионов семей в десятках стран, ежедневно делающие выбор.

Миф о налоге на бездетность

Налог на бездетность, в пользу которого не раз выступали и министр Зурабов, и некоторые депутаты, представляют как меру, способствующую росту рождаемости. Но проблема российской рождаемости — это проблема не бездетности, а малодетности. Бездетными у нас остаются менее 10 % каждого поколения женщин, и в основном это бездетность недобровольная — по нездоровью, по не сложившейся судьбе. За что же еще раз наказывать этих людей, при том что на рождаемость никакого влияния это не окажет? А даже если и есть какая-то, очень небольшая доля добровольно отказавшихся от детей, неужели кто-нибудь ожидает, что они передумают, чтобы сэкономить на налоге?

Налог на бездетность — это чисто фискальная мера (напомню, что существовавший в советские времена налог на бездетность был введен в ноябре 1941 года, когда немцы стояли под Москвой). Если здесь и есть связь, то, скорее, обратная. Власть пообещала поддержать рождаемость деньгами, теперь надо изыскать источники пополнения бюджета. А где же их еще искать, как не у того населения, которому предназначается помощь? При таком взгляде идея налога на бездетность оказывается совсем не такой наивной. Возраст рождения детей, как мы видели, сдвигаётся к старшим возрастам. Эти люди не бездетны, дети у них еще будут, но почему бы пока и не слупить с них какой-нибудь налог?

Любопытно также, что нынешняя инициатива введения налога на бездетность принадлежит не правительству, а объединению предпринимателей «Деловая Россия». Во всем мире вопросы выравнивающего перераспределения решаются с помощью прогрессивного налогообложения доходов предпринимателей. Но у нас предприниматели решили перевести стрелку на других.

Налоговые инструменты могут использоваться при проведении семейной политики, как это делается, например, во Франции. Но там они носят характер не репрессий, а льгот, предоставляемых семьям с детьми. Основной же упор делается на инфраструктуру — например, обеспеченность населения дошкольными учреждениями. Надо понять, что дети появляются только тогда, когда общество их ждет.

Анатолий Вишневский,
руководитель Центра
демографии и экологии человека.

«Газета» № 182 от 06.10.2006 г.

Демографический мегапроект

Совет по реализации приоритетных национальных проектов обсудил вопросы деторождения и миграции.


Вчера состоялось заседание совета по реализации приоритетных национальных проектов, на котором председательствовал президент Владимир Путин. Как ни странно, основное внимание было уделено не уже реализуемым в России общеизвестным нацпроектам, а проблеме, пока еще только претендующей на звание нацпроекта, — демографии. Правда, этот проект, по словам первого вице-премьера Дмитрия Медведева, обещает стать «мегапроектом».

В настоящее время ежегодная убыль населения в России составляет 700 тысяч человек. Связано это с несколькими причинами. Во-первых, подкачала рождаемость: в 2005 году коэффициент суммарной рождаемости составил 1,29 на женщину. В то время как для поддержания хотя бы стабильной численности населения в обычных условиях необходимо, чтобы этот показатель был не менее 2,2. Во-вторых, повышенная смертность населения. Например, по сравнению со странами Евросоюза, отставание по средней продолжительности жизни составляет в России 15 лет для мужчин и 9 лет для женщин.

Несмотря на комплексность проблемы, стимулировать рождаемость планируется пока в основном материальным способом. «Нам предстоит продумать и создать принципиально новую форму стимулирования рождаемости — предоставление женщинам, родившим второго и последующих детей, материнского капитала», — заявил на заседании Владимир Путин. Однако он добавил, что реализация долгосрочных задач в демографической политике потребует «системной работы всех уровней власти на протяжении целого ряда лет». В частности, по его словам, в первую очередь необходимо принять меры по укреплению семьи и материнства, а также провести дополнительные мероприятия по снижению смертности. Частью этих мероприятий должны стать действия по предотвращению преждевременной гибели людей в чрезвычайных ситуациях и трагических происшествиях.

В том, что демографическую проблему одними материальными поощрениями не решить, уверены и эксперты. Руководитель Центра демографии и экологии человека академик Анатолий Вишневский считает, что прежде всего вся социальная инфраструктура (детские сады, школы, больницы и т. д.) «должна быть повернута в сторону семьи». «Главное, чтобы люди увидели вокруг себя реальные положительные изменения, и тогда не нужно будет никаких призывов и подачек — они сами захотят иметь детей», — уверен он.

Однако очевидно, что на развитие этой инфраструктуры также нужны деньги. Председатель Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов, присутствовавший на вчерашнем заседании у президента, считает, что в целом на демографический проект государству нужно потратить не менее 500 млрд. рублей. «Финансирование в меньших объемах не позволит добиться реального результата», — считает он.

ЕВГЕНИЙ БЕЛЯКОВ

«Газета» № 187 от 13.10.2006 г.

Великое переселение в Россию

С нового года начнется госпрограмма по возвращению соотечественников


Только за 2007 год Россия сможет принять на постоянное место жительство 50 тысяч соотечественников, проживающих за рубежом. Всего число желающих переехать в страну, по данным Федеральной миграционной службы (ФМС), составляет от 5 до 6 млн. человек. Об этом вчера заявил начальник управления по делам соотечественников ФМС Евгений Маняткин. Он считает: «50 тысяч — небольшая цифра, но программа рассчитана до 2012 года и объективные закономерности подталкивают нас к тому, что подобные программы будут существовать и дальше».

С нового года в России начнет действовать государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом. Соответствующий указ № 637 «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом» был подписан президентом России 22 июня 2006 года.

Документы к переселению на подходе

План мероприятий по реализации данной программы поэтапно расписан, и все соответствующие документы должны быть подготовлены и представлены в правительство уже в нынешнем октябре. Наряду с этим ФМС разработала систему управления государственной программой таким образом, чтобы максимально облегчить процедуры и механизмы натурализации соотечественников.

По словам начальника управления по делам соотечественников Федеральной миграционной службы Евгения Маняткина, все документы уже готовы. В ФМС надеются, что правительство рассмотрит их уже в ноябре. «И затем в течение всего следующего года мы сможем принять до 50 тысяч человек», — отметил Маняткин. Их расселят по всей стране. При этом переселенцам предоставят жилье, обеспечат работой и выплатят подъемные в размере 100 тысяч рублей. Но если соотечественники в течение двух лет захотят переехать в другой регион или вообще в другую страну, они будут обязаны вернуть эту сумму. Не останутся без внимания и пенсионеры, которые приедут вместе со своими семьями: им будет выплачиваться пенсия по старости.

Кого ждем

Тем не менее с пенсионерами не все так просто. Отвечая на вопрос «Газеты» о том, кого не ждут в России, Маняткин ответил: «Иждивенцев — одиноких пенсионеров и инвалидов, ну и, конечно же, криминальных элементов. Нам они не нужны, они не в состоянии работать».

В первую очередь при переселении предпочтение будет отдаваться тем соотечественникам, которые уже имеют российское гражданство, а затем специалистам, «которых так не хватает в Сибири и на Дальнем Востоке».

Несмотря на то, что процедуру возвращения соотечественников максимально упростят, отбор, тем не менее, будет. Один из его критериев, по словам руководителя управления ФМС, — способность к быстрой социокультурной адаптации, но экзамена по русскому языку для переселенцев не будет.

«Никаких ограничений по национальным, расовым или религиозным мотивам не предусмотрено, однако, естественно, человек, переезжающий в Россию, должен владеть русским языком и быть способным включиться в социальные отношения», — подчеркнул Маняткин.

Трудности адаптации

С какими трудностями раньше сталкивались соотечественники?

Как правило, основные миграционные потоки шли в крупные города — Москву, Санкт-Петербург, а также в регионы, благоприятные с точки зрения климатических условий, то есть Краснодарский и Ставропольский края. В результате того, что потоки соотечественников были локализованы в крупных городах, социальная, демографическая, экономическая обстановка там усложнялась, а отношение к мигрантам ухудшалось. Маняткин заявил, что были трудности с получением работы, жилья, социального пакета, но сейчас «все эти проблемы решены».

Параллельно в ряде регионов Сибири и Дальнего Востока сложилась противоположная ситуация. Люди оттуда уезжают, а притока населения нет — в результате обостряется дефицит рабочих рук. Решить эту проблему призвана объявленная государственная программа.

При ее подготовке разработчики посетили все субъекты Федерации и проанализировали обстановку на местах. Кроме того, специалисты выезжали в ряд стран, откуда ожидается исход соотечественников. На основании собранных материалов и была разработана новая программа. «Государственная программа по оказанию содействия возвращению соотечественников является паровозом прежних времен, который привозил переселенцев на новую землю», — загадочно резюмировал Маняткин.

В рамках программы ее участник получает ряд льгот и компенсаций: бесплатный проезд, провоз багажа, провоз груза — 5-тонный контейнер на семью из трех человек. Все эти затраты, включая получение пособий, в ряде субъектов Федерации будут возмещаться принимающей стороной. Кроме того, Россия берет на себя обеспечение правового статуса переселенцев. Сейчас разрабатываются проекты нормативных актов, по которым вновь прибывшие в течение семи дней смогут получить разрешение на временное проживание. А через полгода въехавший может стать гражданином России. Маняткин заверил, что к новому году процедура подготовки этих документов завершится.

В свою очередь, регионы тоже должны разработать программы, по которым переселенцам будут предоставлены рабочие места и жилье. Правда, Маняткин тут же поправился и сообщил, что все региональные программы по переселению уже представлены в правительство России на согласование. «Процедура согласования практически завершена, и в ближайшее время, в ноябре, эти программы будут утверждены, а с 1 января 2007 года начнется их реализация», — сказал он.

Начала реализации данной программы ожидают и общественные организации, которые в течение 17 лет занимаются проблемами соотечественников. «Мы с нетерпением ждем этого дня, но пока комментировать программу не можем, так как не видели ее текст. Хотя мы тоже партнеры государства и, по идее, нас должны информировать», — заявила «Газете» заместитель председателя комитета «Гражданское содействие» Людмила Гендель.

Этапы большого пути

Пока же, по словам Маняткина, в рамках указа программа проходит первый этап реализации: разрабатываются нормативно-правовые акты, необходимые для нормальной работы, «чтобы соотечественник мог беспрепятственно и без проволочек въехать на территорию страны, адаптироваться и получить гражданство».

Параллельно с этим ФМС занимается открытием представительств за рубежом. Такие представительства есть только в пяти республиках бывшего СССР — Армении, Грузии, Таджикистане, Узбекистане и Латвии. Министерство иностранных дел уже направило туда запросы с целью узаконить их пребывание. Правда, пока ответов со стороны потенциальных стран-«доноров» нет.

Не было ответа и от самого Маняткина, которого «Газета» спросила, как МИД России просит Грузию дать разрешение на открытие представительства ФМС, если оттуда отозвали посла и занялись эвакуацией сограждан?

Как определить соотечественника?

Александр Адабашьян / режиссер, художник:

«Наверное, есть какой-то иностранный опыт по этой части. В некоторых кантонах Швейцарии к тем, кто претендует на гражданство, помимо требований знания языка, истории и культуры иногда может нагрянуть комиссия, чтобы обнаружить прибор для приготовления фондю. Это их национальное блюдо: в расплавленный сыр, который находится в специальной кастрюле со спиртовкой внизу, макается хлеб; вся семья сидит вокруг и чавкает. Это не анекдот, а совершенно серьезно. То есть наличие этой фондюшницы определяет, живут ли претенденты на гражданство жизнью страны, поскольку фондю — любимое блюдо швейцарцев. Я не говорю, что у нас тоже должны проверять, есть ли у претендентов хохломская посуда, деревянные ложки и умение на них играть. Скажем, комиссия случайно нагрянула, а вся семья играет на ложках. Или не играет, что хуже! Нет, такие крайности не нужны. Но подобный опыт существует, и мы, наверное, либо пытаемся что-то копировать, либо на него ссылаемся. Надо обязательно сдавать экзамены на знание языка, культуры, истории, а не просто механически — по желанию, религии или фамилии — становиться гражданином. Вот Акунина обвинили в принадлежности к враждебной национальности — и это странно! Человек, который говорит по-русски лучше, чем половина депутатов, и знает культуру глубже, чем девять десятых этих депутатов, номинально подлежит депортации. Это бред собачий! Странно, что обвинение в неуплате налогов всплыло именно в тот момент, когда и была вся эта история с казино».

Вагиз Хидиятуллин / футболист, заслуженный мастер спорта:

«На самом деле слово «соотечественники» мне не нравится! Оно пугает меня. Когда обращаются «уважаемые (или дорогие) соотечественники», у меня ощущение, будто народ считают за быдло или за какую-то управляемую массу! Как это так?! Могут быть «друзья», «товарищи», то есть те, кто ближе. Конечно, я прекрасно понимаю, что это — люди, которые говорят на одном языке с нами. Но грузины тоже на русском говорят — и что? Они являются соотечественниками? Так что надо еще и по территориальному признаку смотреть, по культуре и религии. Если мы встретимся с татарином, например, во Франции, то мы тоже будем соотечественниками, а в России — тем более!»

Леонид Дворников / полковник милиции, первый заместитель командира ОМОН ГУВД г. Москвы:

«Переселенец может быть не только христианином, но и мусульманином, буддистом… Кто у нас там еще-то есть? Поэтому не только по религиозной принадлежности нужно соотечественников определять. Может, он вообще в Москве родился и переехал куда-то жить; то есть его корни знать надо, и это тоже может играть роль при определении соотечественника. Наших везде полно — в Прибалтике, Белоруссии, на Украине… А вообще, знаете, я бы так сказал: все, кто хочет жить в России, могут сюда приезжать! И пусть им место работы дают и жилье. Лишь бы человек пользу России приносил, пусть он хоть из Африки будет! Если он не замешан в криминальных, экстремистских и прочих фашистских организациях (проверять, конечно, нужно обязательно), то почему бы и нет, ведь нормальный человек едет сюда работать. Правда, русский язык ему бы надо знать или хотя бы хотеть этого. И культуру нашу надо принимать, а не ходить в платках этих, как мусульманки во Франции! Жесткие рамки в этом смысле должны быть, со своим уставом в чужой монастырь нечего соваться!»

Светлана Хоркина / вице-президент Федерации спортивной гимнастики России, телеведущая:

«Чем больше российского народа, тем лучше! Пусть возвращаются, а причины… Они же видят, что жизнь в России становится лучше, а у них и работы нет. Но главное — они должны Россию любить! Я, например, не поеду в такую страну, где мне неприятно будет».

МАДИНА ШАВЛОХОВА, АЛЕКСАНДР САРГИН

О публикации

Название: «Сберегать народ» будут за счёт «соотечественников»
Раздел:Оценка мнений в СМИ (интервью, открытые письма, обращения)
Опубликовано:19.10.2006
Изменено:
Постоянный адрес:http://old.kpe.ru/articles/1582/
Обращений:678 (0.12 в день)
Сохранить на диск:
Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива