Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива

«Каждому своё»

Такой лозунг красовался над воротами Бухенвальда — концентрационного лагеря в гитлеровской фашисткой Германии. ИАС КПЕ сделала подборку статей из центральных газет, вышедших за последние дни. Эту подборку начинаем с интервью, которое дал «московскому комсомольцу» 27.09.2006 г. человек, известный всей стране и всему миру.

Доктор Рошаль фактически обвинил руководство России в фашизме.

Больные реформы

Доктор Леонид Рошаль:

“Тот, кто не собрал деньги на операцию,

должен умирать. Это фашизм”

На днях Общественная палата будет обсуждать реформы здравоохранения и ход реализации национального проекта “Здоровье”. На вопросы “МК” отвечает председатель комиссии ОП по здравоохранению, директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии профессор Леонид РОШАЛЬ.


— Леонид Михайлович, вы постоянно критикуете национальный проект “Здоровье”, говорите, что он затрагивает всего 10—12 процентов существующих проблем. Но ведь и это уже неплохо для того, чтобы в здравоохранении произошли хоть какие-то сдвиги.

— Я критикую не проект, а бездарные способы его реализации. Кстати, идея самого проекта принадлежит вовсе не Министерству здравоохранения и социального развития. Наоборот, министр Зурабов на разных совещаниях, в том числе и в аппарате президента, заявлял, что его отрасли денег не нужно. И мы, врачи и ученые, удивлялись: как это так, когда, по данным Счетной палаты, до семидесяти процентов оборудования у нас устарело, катастрофически не хватает медицинских кадров, особенно на селе, а по показателям заболеваемости, смертности и инвалидности наша страна едва ли не впереди планеты всей. И когда эти ужасающие цифры и графики легли на стол к президенту, он принял решение о проекте “Здоровье”.

Важность этого решения очевидна и бесспорна. Если бы президент не добавил денег на здравоохранение, финансирование отрасли по-прежнему ограничивалось бы 2,8—2,9 процента от ВВП. А сейчас этот показатель поднялся до трех процентов. Конечно, это все равно в три раза меньше, чем в Европе, почти в пять раз меньше, чем в США, и в два раза ниже уровня, определенного экспертами ВОЗ для нас. То есть необходимо по крайней мере еще столько же. Однако и одна десятая процента от ВВП страны — очень большие деньги. И всех нас крайне интересует, как они используются и на какие нужды распределяются.

Мне говорят: закуплено столько-то машин “скорой помощи”. Я спрашиваю: а сколько нужно? Сколько необходимо подготовить врачей и каких специальностей, сколько построить новых больниц и, самое главное, где их строить, в каком количестве медработников нуждается село? Вопросы первостепенной важности, но у Минздравсоцразвития, которое должно заниматься этими расчетами, таких цифр нет.

— Тем не менее средства выделены. Как вы думаете, все ли они дойдут по назначению? Как это отследить?

— Воруют во всем мире — в тюрьму сажают и мэров, и министров, и банкиров. Потому что при различии национальных черт человеческие пороки везде одинаковы. Но я даже не хочу поднимать сейчас вопросы коррупции, которые всем известны. Когда выделяются деньги на новый центр, возможно, что-то из них и разворуют, но все равно ведь надо построить. Другое дело, насколько это вообще необходимо и целесообразно. К примеру, в кулуарах вышеозначенного министерства было принято решение о строительстве пятнадцати новых медицинских центров — кто-нибудь при этом советовался со специалистами в этой области? Руководители уже существующих крупных центров жалуются, что те работают на половину своей мощности. Так не разумнее ли сначала дать возможность заработать в полную силу им, а потом, проанализировав потребность страны и отдельных регионов, начинать строить новые.

Я лучше думал о Зурабове как о менеджере. И в его министерстве работают люди, которые не только не умеют планировать и грамотно распоряжаться деньгами, но и вообще забыли, что такое практическая медицина.

— Вы предлагаете вернуться к старой модели — Министерству здравоохранения. Почему вы считаете, что оно будет работать лучше?

— А что хорошего дало объединение министерств здравоохранения, социального развития и труда? Разве улучшились показатели заболеваемости, смертности, инвалидности, качественно изменилась медицинская помощь? Ничего положительного в этой области не произошло. На первый взгляд такое “смешанное” министерство — идейно интересная структура, но в практическом смысле это те же самые люди, пересаженные с одного места на другое, плюс увеличение штата. В результате страдают и здравоохранение, и социалка, и труд.

Ведь уже есть печальный опыт — лет семь-восемь тому назад такую же структуру создали в Казахстане. Уже спустя четыре года эти министерства разъединили обратно. И едва они вернулись к старой модели, как мы сразу наступили на те же грабли. Когда принимаются такие важные решения, не мешает поинтересоваться, что делается в мире или хотя бы у своих соседей. Нет, нам обязательно надо учиться только на собственных ошибках.

— Обычные люди, не медики, вряд ли вникают в детали и тонкости проекта “Здоровье”. Но то, что сегодня у всех на слуху, — это существенное повышение зарплаты участковым врачам и медсестрам. Отразится ли это на качестве их работы или таким образом будет просто ликвидирован дефицит кадров?

— Ликвидировать дефицит кадров — значит уже решить огромную проблему. До сих пор в поликлиниках и амбулаториях не хватало до сорока процентов медработников — главным образом, из-за низких зарплат. Кстати, по этой причине страдало и качество. Если по норме педиатр должен вести 800 детей, а врачей в поликлинике не хватает, то он ведет не 800, а полторы или две тысячи человек. О каком качестве может идти речь? К тому же молодежь просто не шла работать участковыми и среди врачей в поликлиниках очень много пенсионеров. Поэтому было принято решение о повышении зарплаты в первую очередь так называемому первичному звену — чтобы оно совсем не рухнуло. Важно было привлечь туда людей.

— Никто не оспаривает нужность работы участковых, но непонятно, почему зарплату увеличили только им. Сегодня участковые получают больше оперирующих хирургов и заведующих поликлиниками. Хотя лечат они, по моему опыту, в основном от простуды, а случись что посерьезнее, отправляют в стационар или к узким специалистам.

— А если не будет участковых врачей, кто направит вас в стационар и к узким специалистам? Некому будет даже дать простые рекомендации и выписать рецепт. Другое дело, что квалификацию врачам надо повышать не раз в пять лет, а постоянно. Ведь только лекарственный рынок в течение года обновляется на 30—40 процентов, а у нас некоторые как прописывали аспирин и анальгин десять лет назад, так до сих пор и продолжают их назначать.

Так что участковым зарплату подняли правильно. Но в поликлиниках и амбулаториях трудятся не только они. И то, что другие работники первичного звена остались в стороне, конечно, чудовищно несправедливо. Зайдите в любую поликлинику — там, чтобы записаться к окулисту или эндокринологу, занимают очереди с шести утра. При этом узким специалистам не добавили ни копейки.

А врачи и медсестры школьных и дошкольных учреждений? Вы не представляете, насколько важна их работа. Профилактические осмотры, иммунизация детей, контроль за гигиеной и питанием — все ложится на их плечи. У нас таких специалистов тоже всегда катастрофически не хватало. А сегодня их станет еще меньше, поскольку многие из школ и детсадов уходят в участковые педиатры.

Или завотделением в поликлинике. Работа каторжная — он отвечает за всех своих врачей, а когда кто-то из них заболеет, сам бежит на вызовы. Теперь же он думает: зачем мне это нужно, если мой подчиненный получает намного больше, лучше я уйду в участковые.

В результате внутри отрасли произошел настоящий скандал, грозящий сегодня социальным взрывом. Хотя этого можно было бы избежать, добавив, скажем, не по десять тысяч участковым, а по пять тысяч, но — всем. Для медработников это совсем не маленькие деньги.

Так из замечательного посыла сделали нехорошее дело, и сейчас нужно думать, как из этой ситуации выкарабкиваться. Да и вообще необходимо поднять заработную плату медикам минимум в два раза, приравняв ее к заработной плате госслужащих. Чем мы хуже них? Такие непродуманные решения показывают, что министерство неудовлетворительно, даже непрофессионально руководит отраслью. И вводит в заблуждение руководство страны.

— Например?

— Например, занижает реальные показатели младенческой смертности. Мы провозглашаем, что младенческая смертность у нас меньше 12 процентов. Над этим смеется весь мир. Дело в том, что есть так называемые критерии живорожденности. То есть, если в цивилизованных странах ребенок рождается в 22-ю неделю беременности, значит, он должен жить. А мы для себя подняли этот порог до 28 недель: выходит, те, кто родился до этого срока и умер, — умерли “правильно”. Такие дети не идут в статистику. То же самое и с весом новорожденных. Если у нас младенец меньше килограмма, он уже почти не жилец, а там ребенок от 500 граммов — уже живой человек. Таким образом, у нас “прячут” умерших детей. ВОЗ даже ввел специальный коэффициент, чтобы понимать, какова же на самом деле у нас младенческая смертность.

Все эти цифры имеют не только экономическое, но и политическое значение. Ведь если у нас младенческая смертность в два раза выше, чем в Европе, вроде бы есть шансы исправить демографическое положение. А если она выше в четыре раза? Я убежден, что надо вслух говорить об этой проблеме и искать пути ее решения, а не прятать, как страус, голову в песок.

Другой пример. Президент обозначил генеральную линию — сокращение койко-мест в стационарах и оказание качественной помощи в первичном звене — поликлиниках и амбулаториях. Это абсолютно правильно, поскольку лечение в стационаре стоит дороже: бесплатные лекарства, питание и так далее. Но нам уже сегодня, например, в Москве, платят не за число коек, а за каждого пролеченного больного. И если у меня в клинике 1000 коек, а лежат в ней, предположим, всего 150—200 детей, то нам оплатят только лечение этих детей. Но в регионах ОМС слабое, дотации не покрывают потребности.

Я не уверен, что чиновники не возьмут под козырек и не начнут закрывать больницы: президент сегодня сказал — завтра мы сделаем! Сначала нужно привести в порядок поликлиники, понять, где будут лечиться люди, если больницу закроют, а потом закрывать больницы.

— Конечно, очень многое упирается в финансирование. Но такая у нас удивительная страна: богатейшие природные ресурсы, а денег не хватает ни в одной отрасли. Как сделать так, чтобы в здравоохранении эффективнее работали страховые компании?

— У нас есть 41-я статья Конституции, которая гарантирует бесплатное оказание медицинской помощи в государственных и муниципальных учреждениях. Я понимаю тех, кто выбирает добровольное медицинское страхование или сам платит в кассу больницы за лечение. Они платят за комфорт, может быть, за более внимательное отношение, за телевизор в палате. Но качество лечения платных и бесплатных больных должно быть абсолютно одинаковым. Иначе это бесчеловечно.

Сегодня оплачивать медицинские услуги у нас могут не больше 15—20 процентов населения. Для остальных существует обязательное медицинское страхование. По идее, человек, имеющий страховку ОМС, может обслуживаться в любой точке России, и ему обязаны обеспечить деньги на лечение, сколько бы оно ни стоило. Не скажу, что у нас этого не происходит. Разговоры об оплате “в карман” врачам идут больше по причине нашей ментальности, ведь мы искренне думаем: не подмажешь — не поедешь… Через наш институт в год проходит 60 тысяч детей со всего мира. Найдите хотя бы одного родителя, которому бы сказали: заплати — и твоего ребенка прооперируют. И, насколько я знаю, в подавляющем числе детских больниц такого не скажут.

— Если это так, то почему из телеэфира и с газетных страниц то и дело раздаются призывы собрать деньги на операцию больному ребенку?

— Это фашизм. Есть высокотехнологические методы лечения, которые очень дорого стоят. И на них существуют так называемые квоты. Например, клиника или институт может произвести 1000 операций в год, а государство оплатит из них только 200. Остальные — за счет пациентов. Еще человек 200 могут оплатить сами. А другие продают квартиры, собирают деньги у родственников, занимают у знакомых… Но часть из них вообще не может собрать деньги. Значит, они или их дети должны умирать? Да, некоторые виды лечения стоят больших денег, но если их неоткуда взять, тогда надо менять Конституцию.

У нас и так здравоохранение поразительно экономично. Расходы на одного человека в среднем составляют около 200 долларов в год, что в 40 раз ниже, чем в США, в 20—30 раз ниже, чем в Западной Европе, в 10 раз ниже, чем в Чехии, и в три раза ниже, чем в Казахстане и у наших прибалтийских соседей. И при этом мы еще стараемся переложить бремя медицинских затрат на население. Между прочим, ОМС — это не государственные, а наши с вами деньги, которые мы ежемесячно отдаем из своей заработной платы.

Меня интересует еще вот какой вопрос. В 2002 году Всемирный банк развития выделил России для финансирования, в том числе и для реформы здравоохранения, 336 миллионов долларов. Куда подевались эти деньги и кто за это ответит?

— Возможно, больным, которые нуждаются в дорогостоящем лечении, поможет агентство высоких технологий, которое сейчас создается?

— Такое агентство, безусловно, необходимо. Ведь высокие технологии, без которых мы вечно будем плестись в хвосте, внедряются уже и на региональном уровне. Например, в Казани в республиканской детской больнице оперируют на сердце, в Санкт-Петербурге в простой городской больнице оперируют на сердце малышей, в некоторых регионах проводят пересадки органов, сложные нейрохирургические операции… В конце концов, человеку должно быть безразлично, где он родился, ему везде должны оказать квалифицированную медицинскую помощь.

Но в основном высокие технологии сосредоточены сейчас в системе Академии медицинских наук. Так вот клерки, по сути, обескровливают эту структуру, шантажируя академиков и директоров крупных институтов очень простым методом: они гарантируют финансирование по высоким технологиям только в том случае, если те выйдут из системы академии и перейдут в агентство. Хотя, по идее, эта новая структура должна не разваливать академию, а, наоборот, поручить ей научное сопровождение проекта.

— Леонид Михайлович, а как вы относитесь к созданию у нас института семейных врачей, который давно и успешно функционирует на Западе?

— Во-первых, кто вам сказал, что они успешно функционируют на Западе? Посмотрите, какая беда сейчас со здравоохранением в Англии, как недовольны французы и другие. Лично знаю. А у нас уже давно есть такой институт, здесь ничего не надо выдумывать. Земские или сельские врачи испокон веков были самыми настоящими и семейными докторами, и докторами широкого профиля. Потому что других не было. Семейный доктор в городе — это прерогатива частной медицины.

Большое заблуждение думать, что там, на Западе, в здравоохранении все хорошо, а у нас все плохо. Это молодые реформаторы, которые пришли с Ельциным, придумали ликвидировать поликлиники, женские консультации и узких специалистов в городах заменить на врачей общей практики. Еще 50 лет назад на конференции ВОЗ в Алма-Ате было признано, что наша структура здравоохранения — одна из лучших в мире. Именно структура, что не имеет никакого отношения к бедности и недофинансированию. Она доступна и четко выстроена: фельдшер — сельский врач — сельская участковая больница — центральная районная больница (ЦРБ) — городская больница — областная или краевая больница — республиканская и так далее. И ни в коем случае не надо ее менять. Поднимать качество и доступность нужно. Но менять не нужно.

Вообще революции должны улучшать, а не ухудшать жизнь народа. К примеру, в советские времена была отлично налажена профилактическая работа — обязательные медосмотры на предприятиях, диспансеризация всего населения. Сейчас этого нет и в помине. Уничтожена медицинская промышленность, и сегодня мы вынуждены сидеть на игле, покупая за рубежом многие лекарства и оборудование. Фактически прекратилось даже производство собственных антибиотиков, хотя для этого есть все условия и исходные материалы. Это, как и вообще проблема со здравоохранением, является проблемой государственной безопасности.

В результате непродуманной перестройки наше здравоохранение тяжело заболело. Чтобы его спасти, необходимо реанимировать все лучшее, что было угроблено, сделать хорошее финансовое вливание и, конечно, оказать моральную поддержку.

— И тогда мы все начнем выздоравливать.

— Надеюсь. Надежда умирает последней.
 

Московский Комсомолец
от 27.09.2006
Беседовала Ирина МАМИЧЕВА

Где же раньше был, ненаглядный мой?…

(из популярной песни)

Вот и Святейший Патриарх Московский и всея Руси через 16 лет с момента своей интронизации вдруг заговорил о «вымирании» народа. А ведь все эти годы он своим молчанием поддерживал все эти негодяйские реформы, не выступал открыто против них, как это делали прежде русские святые и мученики РПЦ. С точки зрения КОБы следует обратить внимание на два момента его интервью, данного «Московским новостям» от 29.09.06.

1. Правильно поднимая существующие в стране проблемы Алексий II не говорит об их первопричинах, не говорит о ведущейся против России информационной войне. Поэтому у него получается, что «вымирание народа» происходит само по себе: «Началось» и всё тут. Если бы он сказал, что происходит целенаправленное уничтожение нашего народа, кто это делает, как делает и для каких целей, то это была бы честная позиция. Это было бы по-Божески. А так, как он описывает ситуацию — это сокрытие истины, а это уже не по-Божески.

2. Правильно декларируя меры, которые надо предпринять для изменения ситуации, Алексей II не говорит о том, КАК можно достичь, не даёт метода достижения этих целей. Почему? Потому что у РПЦ нет такого метода. И это является причиной того, что РПЦ на протяжении всей своей тысячелетней истории не может привести народ России к благоденствию (читайте на нашем сайте работу «Нерусский дух для русской души»). Следует помнить о том, что Патриарху неоднократно представлялась информация о КОБ, именно о методах по выводу России (газета «Мера за меру» № 22 от 27.06.05 г.).

ПАТРИАРХ АЛЕКСИЙ II: «НАЧАЛОСЬ ВЫМИРАНИЕ НАШЕГО НАРОДА»

Россия — мировой лидер по истреблению собственных неродившихся детей
Екатерина Рожаева

Тема, на которую Патриарх Московский и всея Руси Алексий II согласился побеседовать с корреспондентами «МН», настолько же интимна, насколько и актуальна: демографический кризис. Речь идет о позиции церкви по отношению к внебрачным связям, абортам и разводам, правам родителей и детей. По убеждению Патриарха, каждый нерожденный ребенок имеет право на жизнь, а рожденный — на полноценную семью, любящих родителей и достойное образование.

Обычно патриарх не дает печатным СМИ интервью, как говорится, напрямую. Это происходит через его референтов. Исключение — радио и ТВ, где личное участие необходимо.

Это все понимают и принимают. График главы Русской Православной Церкви расписан на полгода вперед по минутам: ежедневные богослужения, многочисленные поездки по стране, встречи с послами, министрами, президентами.

Но нам удалось побеседовать с Его Святейшеством лично. Встреча состоялась в патриаршей резиденции в Чистом переулке. Алексий II вышел к нам без всяких церемоний, тепло поприветствовал и с мягкой улыбкой пригласил присесть за стол, в зале, в которым он обычно и принимает послов, министров и президентов.

— Ваше Святейшество, президент Путин видит выход из демографического кризиса в эффективной миграционной политике, снижении смертности и повышении рождаемости. Какие пути решения проблемы видит Церковь?

— Разрешение проблем демографии в последнее время объявлено задачей государственной важности, и с этим трудно не согласиться. Издревле дети считались благословением Божиим, а бездетность — проклятием. В 2004 году Архиерейский собор Русской православной церкви принял особое обращение по вопросам демографии. В нем говорится, что сегодняшняя демографическая ситуация обусловлена не только экономическими, но прежде всего духовными причинами. Поэтому выход нужно искать в сохранении и возрождении святости семейной жизни. Добрачные и внебрачные половые связи, аборты, усиленная пропаганда контрацепции в целях «защиты» от болезней, и «планирование семьи», которое заключается в отказе от рождения детей, — все это ведет не только к уменьшению численности населения страны, но и к его нравственной деградации, стимулирует демографический кризис, подрывает семейное счастье многих поколений.

Количество совершенных в последнее десятилетие абортов ужасает. Столь легкое отношение к жизни, которое еще и культивируется некоторыми организациями, ставит под угрозу будущее нашего Отечества. Мы дожили до страшного времени, когда началось вымирание нашего народа.

Государство и общество должны поддерживать семью не экономически, что тоже очень важно, но и морально. Иметь много детей должно быть престижно. Отец и мать, достойно воспитавшие множество чад, должны пользоваться особым уважением и участливым вниманием.

— Общество, пусть не так яростно, как раньше, но осуждает женщин, родивших детей вне брака. Как относится Церковь к подобному положению вещей?

— Нужно приветствовать женщину, которая решилась одна родить и воспитать ребенка, всячески ей помогать, оберегать от косых взглядов и осуждения толпы. В наше время это героизм. Особенно если учесть, что многие весьма благополучные женщины и вовсе отказываются рожать детей, считая их ненужным бременем. Что до мужчин, которые подстрекают женщин к аборту или бросают их с детьми, то Церковь их осуждает, как и общество. За поступки, которые мы совершаем, мы рано или поздно обязательно ответим. Господь долго терпит, но больно бьет.

— Возможно ли «отмолить» аборт, снять с души этот грех?

— Искусственный аборт рассматривается всеми религиями мира как убийство. Святитель Василий Великий говорил: «Умышленно погубившая зачатый во утробе плод, подлежит осуждению смертоубийства». Церковь никогда, ни при каких обстоятельствах не может дать благословения на аборт.

В равной степени в убийстве нерожденного ребенка виновны врачи, совершающие эту операцию и назначающие абортивные средства, доброхоты, подталкивающие к избавлению от ребенка, и те, кто выступает за свободу абортов, производит и продает абортивные средства. Также ответственность за убийство нерожденных младенцев лежит на муже (мужчине), который не препятствует совершению аборта женой. Тяжесть этого греха не различается в зависимости от срока беременности и является тяжким преступлением против Бога и человеческой жизни.

Но Господь милостив и дает нам возможность очиститься. Каждый грех, в том числе и этот, можно отмолить своей жизнью, искренним раскаянием и покаянием. Но нельзя, чтобы после этого женщина шла и, как говорится, с чистой душой совершала подобное снова и снова.

— Часто жизнь бывает несправедлива: те, кто страстно желает иметь детей, физически этого не могут. Отчаявшись, многие родители решаются на «суррогатное» материнство, обращаются в Центры репродукции человека. Может ли Церковь благословить бездетную пару на искусственное оплодотворение?

— Конечно, Церковь не приветствует подобные вещи, но сегодня она относится к этому терпимо. Сейчас очень много больной молодежи, это я вижу в монастырях, куда приходят и где остаются молодые люди. Молодежь нездорова в силу разных причин, и мы не можем не поддержать их желания создать полноценную семью.

Если плод вынашивается матерью естественным путем и весь процесс не противоречит законам природы — с этим нужно мириться. Хотя такие операции не только весьма дороги, но и далеко не безопасны как для здоровья матери, так и для здоровья будущего малыша. Но есть и другой путь, менее радикальный, но более надежный и правильный. Можно усыновить ребенка, и он принесет не только счастье в дом, но и уверенность в завтрашнем дне, заполнит существующую пустоту и даст осознание, что вы не одни, а главное, не останетесь одни в будущем.

Сейчас в России нарушен институт семьи. Детские дома переполнены сиротами и беспризорниками, причем у многих живы родители. Когда я посещаю приюты, с содроганием слушаю рассказы детей, как они бежали из дома, скитались, голодали, через что многим пришлось пройти: Это совершенно здоровые, красивые ребята, которые мечтают только об одном — иметь родителей.

— Какой же должна быть настоящая семья?

— «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно; блудников же и прелюбодеев судит Бог», — говорит апостол Павел, и православная духовная традиция дает развернутое толкование этих слов. Семья в православном понимании — это не «взаимовыгодное партнерство», а прежде всего единство во Христе, союз, благословенный Господом для жизни в любви и совместного преодоления испытаний. Высокое значение брака подчеркивается присутствием Господа Иисуса Христа на свадьбе в Кане Галилейской. Брак есть служение Богу, подвиг, ради которого человек жертвует своим «я» для блага супруга и чад. Только в браке по-настоящему возможно воспитание детей.

— Молодежь сегодня довольно рано начинает совместную жизнь, не регистрируя своих отношений. Как на подобные союзы смотрит Церковь?

— Христианский брак исключает добрачные и внебрачные половые связи — его основанием, среди прочего, является безусловная верность друг другу.

— А как Церковь относится к бракам, заключенным в ЗАГСах? Действительно ли они считаются греховными?

— Православная Церковь признает гражданские браки. Но с точки зрения Церкви, их не коснулось благословение Божие, что происходит во время таинства венчания. Там есть проникновенная молитва о деторождении, трогательная молитва о наших родителях, благословение которых считается залогом прочного и счастливого брака: «Помяни Боже и воспитавшие их родители: зане молитвы родителей утверждают основания домов».

— Бытует мнение, что в православной традиции роли мужа и жены четко распределены. Мужчина — глава семьи, добытчик и, как говорится, «имеет право», а участь женщины быть кроткой, послушной домохозяйкой, и у нее есть только обязанности. Так ли это?

— Конечно это не так. Как мужчине, так и женщине принадлежит особая роль в браке. Это не значит, что один из супругов может неуважительно относиться к другому, принуждать его к чему-либо. Должно быть согласие, которое скрепляет брачный союз. Если супруги, как призывал людей апостол Павел, «добровольно носят бремена друг друга», — это создает почву для искреннего мира в семье.

Наверное, не стоит вмешиваться в семейную жизнь, утверждая список обязанностей мужа и жены, ведь если люди живут «в любви в союзе мира», освященном церковным таинством, то Бог даст им силы преодолеть трудности семейной жизни. Под сенью же храма всегда можно найти поддержку в этом нелегком подвиге.

— Среди молодежи сейчас стало модно венчаться, при этом они не задумываются об истинном смысле таинства. Многие после обряда довольно быстро расходятся. Как на это смотрит Церковь?

— Я понимаю молодых людей, которые стремятся пройти обряд, ведь помимо духовного смысла это еще очень красивая церемония. Молодожены хотят, чтобы осталась память. Но когда пара приходит в храм, им рассказывают о том, что брак должен быть единственный и на всю жизнь. Они должны подготовить себя, поститься, исповедоваться, причаститься и пройти таинство, все хорошо обдумав.

— Если пара все же распалась, как можно «развенчаться»?

— В патриархию пишется письмо с просьбой о снятии венца. Если это по обоюдному желанию, то пара получает благословение на расторжение церковного брака. Также венец снимается с вдов или вдовцов. В ситуациях если один супруг был неверен другому и кто-то из них просит развода, на совершение повторного обряда венчания нужно отдельное благословение: его, если посчитает возможным, может дать священник церкви, в которой пара решила обвенчаться.

— Сейчас много говорится о необходимости духовно-нравственного возрождения общества. Что предлагает Церковь для сохранения национальных традиций?

— Основой возрождения является заложенное Богом в душу человека нравственное чувство, которое предполагает прежде всего любовь к Богу и ближнему. Важным свидетельством духовного обновления общества является готовность некоторых его членов на подвиг ради веры, и таких примеров известно нашей Церкви множество. Зримым проявлением духовного возрождения является восстановление и строительство храмов и монастырей, развитие церковно-приходской жизни. В храмах все больше молодежи и людей среднего возраста: пожилые женщины, на которых выстояла наша Церковь в советские годы, сейчас становятся меньшинством на церковных праздниках и богослужениях. Все больше молодых семей с детьми. Небывалого расцвета достигла издательская и информационная деятельность Церкви. Сегодня издается столько книг и периодических изданий, сколько не издавалось до революции, не говоря о радио, телевидении и интернете.

Впрочем, возрождение народа не сможет продолжаться, если молодое поколение будет лишено знаний о своих духовных корнях, которые находятся в православии. Поэтому мы выступаем за введение на добровольной основе, но в сетке часов культурологического курса («Основ православной культуры») в школе.

— Противники этого предмета упирают на то, что навязывать религию через государственную школу недопустимо.

— Надуманность аргументов «против» становится все более очевидной. Духовные традиции, бережно хранимые Церковью, — это существенная часть наших традиций вообще. Общество, отказавшееся от духовных традиций или лишенное их насильственно, лишено будущего. К сожалению, далеко не все считают духовный мир чем-то необходимым, находясь в плену у своих страстей и придерживаясь культа вседозволенности. Таковых постигнет сильное разочарование и в этой жизни, и в будущей. Но наша Церковь готова протянуть им спасающую руку.

На самом деле «Основы православной культуры» и другие подобные предметы уже преподаются во многих регионах страны. Это делается по желанию педагогов, родителей, самих учащихся. Нигде это не привело к межрелигиозным и межнациональным конфликтам, которыми нас пугают противники преподавания в школе положительных знаний об одной из религий. Никаких негативных последствий не породило и преподавание в ряде регионов ислама, а в национальных школах — того же ислама и иудаизма.

Мое глубокое убеждение — каждый человек должен знать историю культуры своей страны, а вся наша история основана на православии. Надеюсь, государство даст этой практике гарантированное право на жизнь во всех регионах России. Конечно, современнику следует знать что-то обо всех религиях, традиционно представленных в стране. Такие знания могут преподаваться и в виде отдельного предмета, но прежде всего — в рамках курсов истории, литературы, обществознания. В любом случае подобное обучение не должно исключать углубленного постижения культуры именно своей религии. Ведь родители имеют право на то, чтобы их дети получали образование в согласии с теми убеждениями, которых придерживаются в семье.

Главное же — школа не должна уклоняться от нравственного воспитания, в том числе основанного на религиозной этике. Мало знать сухие исторические факты или иметь представление о памятниках культуры. Детям нужно напомнить, как традиционные религии относятся к разводам и супружеской неверности, к национальной вражде и терроризму, к пьянству и наркотикам.

— Ваше Святейшество, как бы вы могли напутствовать читателей «МН»?

— Один из праведников, Серафим Саровский, сказал: «Стяжи дух мирен, и тысячи спасутся вокруг тебя». Я думаю, каждый на своем опыте знает, если у нас спокойно на душе, это распространяется на окружающих, и наоборот. Начиная создавать мир в своей душе и делиться этим, мы сохраняем сохраняющее нас. Да пребудет с вами Господь!


СПРАВКА

Ужасающую статистику привел руководитель Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, главный акушер-гинеколог России Владимир Кулаков. В России ежегодно делается 1,7 миллиона абортов — это официальная цифра. По неофициальным данным — до 6 миллионов. По количеству абортов в мире Россия лидер — 70 процентов! Позади остались перенаселенные Индия и Китай. В 2004 году число абортов превысило число родов: было зарегистрировано 1,6 миллиона абортов и 1,5 миллиона рождений. От 10 до 15 % абортов дают различные осложнения. После прерывания беременности 7-8 % женщин становятся бесплодными. Сейчас в России 78 миллионов женского населения. Репродуктивного возраста (от 15 до 49 лет) — 39,1 миллиона. Из них 30 % страдают гормональными нарушениями и гинекологическими проблемами — различные осложнения после венерических заболеваний. До 200 тысяч беременных не могут выносить ребенка до срока. На данный момент 10 миллионов граждан России бесплодны. Из них 4 миллиона мужчин репродуктивного возраста. Печальный итог — 15 % семейных пар не могут иметь детей. Число бесплодных россиянок ежегодно увеличивается на 200-250 тысяч человек.


 

«Не расстанусь с комсомолом!
Буду вечно с молодым»

(из песни Аллы Пугачёвой)

А вот «Независимая газета» от 26.09.06 г. рассказывает о секрете вечной молодости. Действительно задумайтесь о том, почему вся наша «элита» внешне выглядит великолепно, несмотря на преклонный возраст. Это особенно ярко проявляется через нашу эстрадную «богему»: Пугачёва, Кобзон и др. А ведь образ жизни всей «элиты» и «богемы» далеко не спортивный, да всё равно у «простых» людей возраст всё равно проявляется на лице и только исключительно косметикой его не спрятать. Невольно возникают мысли о каких-то тайных препаратах и сыворотках, добываемых из детских эмбрионов (о чём, кстати, открыто пишут в некоторых газетах).

Секрет вечной молодости

Кремлевская медицина как причина социального недовольства
В погоне за личным бессмертием элита забывает о бренности государства. Ю. Ван Стрек. Суета сует. Вторая половина XVII в.
В погоне за личным бессмертием элита забывает о бренности государства.
Ю. Ван Стрек. Суета сует. Вторая половина XVII в.

Об авторе: Дмитрий Эпштейн — научный сотрудник Российской государственной библиотеки.


Внушительное словосочетание «энергетическая сверхдержава» было упразднено президентом Путиным в один момент, как слова «отечество» и «гражданин» Павлом I. «Суверенная демократия», к которой едва успели привыкнуть, тоже подлежит изъятию из официального оборота. Даже о священной «державности» глава государства позволил себе отозваться скептически. Не угрожает ли этот ребрендинг стабильности, которую мы все так ценим? Вообще, с чего сегодня начинается Родина?

Забота о наиболее ценных

На этот риторический вопрос можно дать конкретный юридический ответ. «Моя Родина» — это ЗАО, закрытое акционерное общество. Бренд, по заявлению владельцев, включает в себя такие понятия, как элитарность и стабильность. В числе прочих достоинств бренда уникальность (это понятно — Родина у нас одна) и стилистическая устойчивость. Наконец, Родина обещает своим верным сынам и дочерям здоровье и долголетие. Этому обещанию можно верить, ведь «Моя Родина» — структура при огромной кремлевской поликлинике № 1. А сама поликлиника — лишь одно из учреждений грандиозной системы кремлевской медицины. Во время эпидемий, бушевавших в 1919 году, обитателям Кремля во главе с Лениным удалось выжить, отгородившись от вшивого и заразного населения санитарными кордонами. С тех самых пор не только руководители государства, но и их многотысячная челядь с семьями пользуются отдельными больницами и санаториями. Простая финансовая схема «платят все налогоплательщики — пользуются некоторые» позволила поднять уровень медицинского обслуживания «прикрепленного контингента» на мировую высоту. Охрана здоровья менее ценных граждан осуществлялась по остаточному принципу.

Теоретическую базу медицины для избранных заложил выдающийся генетик Николай Кольцов. В своем труде «Улучшение человеческой породы» он писал: «Культурное государство должно взять на себя важную роль естественного подбора и поставить сильных и особенно ценных людей в наиболее благоприятные условия. Неразумная благотворительность приходит на помощь слабым. Разумное, ставящее определенные цели евгеники государство должно прежде всего позаботиться о сильных и об обеспечении их семьи, их потомства».

Конец царства мудрого режима

Успехи медицинской науки так впечатлили советскую элиту, что она стала всерьез задумываться о бессмертии и вечной молодости. Этого достичь пока не удалось, и все же продолжительность жизни пациентов поликлиники № 1 на двадцать лет превышает среднероссийские показатели. Живой талисман системы — Сергей Михалков. Из всех сочиненных им гимнов самый искренний, пожалуй, — это шуточный гимн Барвихинского спецсанатория, в котором воспевается не «Союз нерушимый» и не «священная наша держава», а «царство мудрого режима, держава нянек и сестер». Для альбома «Главное — здоровье!» Михалков позировал в интерьерах дворца медицины, похожего на воплощенную архитектурную фантазию Наф-Нафа.

Лозунг «Главное — здоровье!» весомее всех идеологических схем, старых и новых. Система кремлевской медицины удивительным образом пережила крах СССР. В 1990 году некоторые спецбольницы были торжественно переданы в общее пользование. Спецснабжение при этом передать забыли, а через несколько лет, когда массовая политическая активность пошла на убыль, обветшавшие здания тихо вернули назад.

Возможно, приближение 2008 года откроет новый цикл возвратно-поступательных движений. Кремлевская медицина — это и воплощение преемственности, и политическая мина замедленного действия. В советские времена медицинские привилегии элиты скрывались, сегодня — выставляются напоказ в рекламных целях, для привлечения помимо «прикрепленного контингента» коммерческих больных. Реклама идет в основном в интернете, которым пользуются теперь и малоимущие. Все большее число людей узнают во всех подробностях о существовании великолепной системы государственных, но недоступных для рядовых граждан клиник. Это способно свести на нет эффект от пиар-кампаний вроде «сбережения народа», а то и стать причиной волнений.

«…Одни продолжают жить, а другие начинают умирать. Раньше закон природы действовал одинаково для всех. Поэтому старость не была такой отвратительной. А как теперь? Ведь все есть: сыворотки, пластика, нанотехнологии… Вечно молодым, конечно, никто не останется. Но ты видел богатых старух? Они как куклы! А все остальные — как грязь», — рассуждают герои нового романа Ольги Славниковой «2017». Ну а дальше — бунты, перестрелки, танки на Тверской…

Кто-то из героев успеет на женевский рейс, кому-то удастся спастись от хаоса в тайге. Меньше всех в «2017» повезет президенту.

«НГ», Дмитрий Эпштейн

Какой напрашивается вывод? А вывод такой, что наша отечественная «элита» впала в откровенный сатанизм и ждать от неё изменений и «реформ» в сторону улучшений жизни не приходится.

ИАС КПЕ

«Каждому своё —

А вот другой «национальный проект» — жильё. Газета «Сельская жизнь» от 19.09.06 рассказывает о положении дел с жильём в Тульской области. Заметим, что положение дел с жильём мало чем отличается. А о Москве разговор особый.

РЕФОРМА ЖКХ

Крыша над головой

Татьяна ЩЕРБАКОВА,
корр. “Сельской жизни”.
Тульская область.
Карикатурное изображение реформы ЖКХ

Более ста тысяч человек в Тульской области живут в аварийных домах. Посетивший недавно ее министр регионального развития Владимир Яковлев удрученно признал: если ситуацию не переломить, для решения жилищной проблемы потребуются десятки лет.


ЖИЛОЙ ФОНД в Тульской области изношен на 70 процентов. Естественно, на его содержание требуется гораздо больше средств, чем на новый. К примеру, из 815 имеющихся котельных лишь 440 имеют системы химводоочистки, остальные работают на грязной воде, которая достаточно быстро уничтожает трубы и радиаторы отопления. Отсюда огромное количество аварийных ситуаций не только в жилых домах, но и в школах, больницах, детских садах. Причем 85 котельных вообще имеют уже 100-процентный износ оборудования. Однако они допущены к эксплуатации, потому что иначе огромное число людей просто замерзнет зимой. Средний износ тепловых сетей — 63 процента. Из 2084 километров 269 в аварийном состоянии. Половина из 5500 километров водопроводных сетей требует замены. При этом 711 километров изношены полностью. Нужно заменить 350 водонапорных башен. На 80 процентов изношена вся канализационная сеть, что вообще грозит обширной техногенной катастрофой.

В сельской местности уже сегодня только пять процентов стоков отводится по санитарным правилам. Остальные 95 процентов спускаются в ручьи, реки и овраги. Только на замену и восстановление сетей, имеющих 100-процентный износ, Тульской области требуется около четырех миллиардов рублей. Но в год здесь из бюджета могут выделять лишь 110 миллионов рублей. Если финансирование будет идти и дальше такими темпами, то для наведения порядка потребуется 25 лет. Сегодня квартплата в Тульской области такая же, как и в столице. Семьи в месяц платят за квартиру до пяти тысяч рублей. За год коммунальные службы с энергетиками и газовщиками собирают с туляков примерно до шести миллиардов рублей. За вычетом денег на зарплату сантехникам и начальникам жилконтор как раз остается сумма, необходимая на замену полностью изношенных сетей и оборудования. При чем здесь бюджет, если туляки уже давно оплачивают содержание жилья и жизнеобеспечивающих коммуникаций из своего кармана? Где деньги-то? На этот вопрос народу ни разу не дали ответа коммунальные службы области, ни разу принародно не отчитались о суммах своих реальных затрат, хотя давно являются коммерческими организациями и обязаны отчитываться перед теми, кто платит за их услуги. Дорогостоящее тульское, в том числе и изрядно изношенное жилье стало весьма опасным для людей, проживающих в нем. Прошедшей зимой в Тульской области наблюдалось обрушение крыш жилых домов по той причине, что в жилконторах не нашлось средств на очистку их от снега. С начала года только в областном центре произошло 117 пожаров. При этом жилья лишались сразу несколько семей — как правило, от огня одной квартиры страдают и соседние. Начальник городского Управления МЧС Александр Суворов предложил внести в квитанции об оплате коммунальных услуг еще одну статью расхода — на пожарную безопасность. Он указал, что на проведение проверки состояния проводки, очистку дымоходов и чердаков, содержание в порядке противопожарных водных насосов требуются десятки миллионов рублей. И их в бюджете не найти. Сейчас уже подсчитано, что плата жителей по этой статье расходов составит до полутора рублей с квадратного метра жилплощади в месяц, то есть квартплата сразу поднимется на пятьдесят-сто рублей. Таким образом, в месяц туляки будут выплачивать пожарным более шести миллионов рублей. В год — шестьдесят. На эти деньги, наверное, можно не только пожарную команду содержать, но и в год строить по одному жилому дому для малообеспеченных семей. Пока же коммунальщики остались должны только ВДПО (добровольное пожарное общество), которое и занималось проверкой, очисткой и установкой дымоходов, пять миллионов рублей. Поэтому добровольцы этой работой перестали заниматься вообще и уволили специалистов по дымоходам. Без присмотра остались все дымоходы и вытяжки, в старых домах жители самовольно поставили газовые колонки или перепланировали квартиры так, что вовсе снесли стены с дымоходами. Теперь там дружно травятся угарным газом и находятся в постоянной пожароопасности. Вообще-то население платит свой 13-процентный налог с физических лиц, из которого формируется региональный бюджет, а в нем должны предусматриваться расходы на пожарную безопасность. Кроме того, в год только туляки выплачивают более 10 миллионов рублей за свою недвижимость. И эти деньги тоже входят в областной бюджет. Ладно, если не хватает этих средств на пожарных, возьмите у населения, но не шестьдесят же миллионов в год!

Ненасытность коммунальных служб, энергетиков, к которым теперь еще примкнули и пожарные, просто убийственна для недоедающего во имя сохранения крыши над головой народа. В большинстве тульских семей практически все зарабатываемые средства отдают на содержание в основном ветхого и малопригодного для жизни жилья. А аппетиты местных властей все растут и растут. К примеру, глава администрации одного из районов Тульской области своим постановлением установил для жильцов ветхих и аварийных домов плату за жилье, превышающую прежнюю почти на 250 процентов! Пришлось районной прокуратуре пресекать эту инициативу.

На каком же основании глава района издал такое постановление? На том, что для жилых помещений муниципального жилого фонда, а также для многоквартирных домов, в которых не созданы объединения собственников жилья, будут установлены новые тарифы. Глава района нарушил закон по многим пунктам, и суд отменил его решение.

Однако повышение тарифов на услуги коммунальщиков все равно грядет сегодня в первую очередь потому, что возникают новые управляющие компании, а они за свою работу будут брать с жильцов гораздо больше, чем прежние. Хотя новые управляющие компании — это те же самые жилтресты и ЖЭУ, поменявшие лишь названия. Кстати говоря, многие конторы тульского “Жилсервиса” сегодня обанкрочены, с их уходом исчезли и обязанности по погашению задолженностей по услугам перед населением. Исчезли-то эти конторы виртуально, всего лишь переименовавшись, а вот деньги вместе с ними куда-то ушли вполне реальные.

Уже не первый год народ хочет знать, куда и на что уходят выплачиваемые им огромные средства за содержание жилья коммунальщиками. Но надеждам на обширный аудит не суждено сбыться. Хотя кое-кто еще помнит слова Президента о том, что расходование денег в коммунальной сфере должно быть прозрачным. Однако они как-то подзабылись, в первую очередь самими властями. Никто не рвется проверять реальные затраты коммунальщиков, и тарифы растут и растут, не останавливаясь. А неухоженное жилье, между тем, разваливается на глазах.

Газета «Газета» от 14.09.06 мягко напоминает читателям о грядущем крахе: «Эксперты, однако, сомневаются в успехе нацпроекта».

Без кода доступа

Нацпроект «Доступное жилье» — самый провальный

Дмитрий Медведев продолжает попытки сделать жилье доступнее. Того же от него ждут и россияне. На 2006-2007 годы для реализации проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» из федерального бюджета выделяется 86,1 млрд. рублей. Вчера на заседании президиума совета по реализации нацпроектов Медведев заявил, что «у государства есть возможность влиять на уровень цен на рынке жилья». А для этого нужно больше строить. Эксперты, однако, сомневаются в успехе нацпроекта. Зато соглашаются с Медведевым в том, что причина роста цен — административные барьеры и коррупция на местах.


Заседание президиума совета по реализации нацпроектов было посвящено доступному жилью. Первый вице-премьер, впечатленный образцово-показательной статистикой Кемеровской области (он ездил туда во вторник), предложил распространить опыт Амана Тулеева на другие регионы. А там почти троекратного (как на Кузбассе) увеличения ввода жилья нет и пока не ожидается.

Равнение на …

Несмотря на потуги федерального бюджета, рост цен на жилье в таких крупных городах, как Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород и Екатеринбург, в этом году составил 40-50 %. Подтягиваются до уровня городов-миллионников и некоторые другие. Однако, несмотря ни на что, выход из ситуации чиновникам видится один — нужно больше строить. По словам первого вице-премьера, «набранные темпы пока недостаточны для удовлетворения спроса». По мнению Дмитрия Медведева, этому мешают административные барьеры, влияющие и на цену жилья. «По-прежнему в цене квадратного метра сидит плата за бесконечные согласования, другие административные издержки застройщиков и коррупционные сборы, и люди из своего кармана должны за это рассчитываться», — заявил вице-премьер.

В итоге «при улучшении экономической ситуации в стране, росте благосостояния граждан реальная доступность жилья для значительной части семей снижается», — подвел неутешительный итог Медведев.

Шуваловские миллионометры

А виной тому — местные чиновники. Для контроля за работой муниципальных властей предложено создать специальную комиссию по взаимодействию с регионами в сфере жилищного строительства. Курировать ее будет помощник президента Игорь Шувалов — идеолог Жилищного кодекса.

Комиссия пока не создана, но, как удалось выяснить «Газете», работа по подготовке необходимых документов уже ведется. Профильный комитет Госдумы внес поправки сразу в 35 федеральных законов. Все они направлены на упрощение процедуры предоставления земли под застройку. «Планируется, что документ будет рассмотрен в первом чтении в конце текущего месяца», — поделился с «Газетой» глава комитета Мартин Шаккум.

Квадратный метр в трехмерном измерении

Несмотря на оптимистические заявления чиновников и депутатов, большинство экспертов сомневаются в успехе нацпроекта. Главный экономист ИК «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков уверен, что темпы роста цен на жилье не снизятся: «Есть платежеспособный спрос, и тут никуда не деться». Недвижимость, по его мнению, скупается инвесторами, а не людьми, действительно нуждающимися в жилье. Напомним, что глава Минрегионразвития Владимир Яковлев недавно уже выдвигал инициативу обложить налогами людей, покупающих вторую или третью квартиру. Однако инициатива эта так и нереализована.

Советник зампредседателя Госдумы Василий Кононенко винит в искусственном завышении цен игроков на строительном рынке. «Сегодня многие владельцы лакомых кусочков земли дожидаются повышения цен», — говорит чиновник.

Однако самая печальная ситуация на рынке жилья складывается в Москве и Московской области. И если в других регионах хотя бы есть возможности для экстенсивного развития, в столице свободной земли под застройку уже не осталось.

Московская недвижимость — для москвичей

Только за последние полгода цены на столичную недвижимость выросли практически на 50 %. Городские чиновники уверены, что причина кроется в чрезмерной популярности московского жилья среди жителей России. По мнению главы столичного стройкомплекса Владимира Ресина, около 70 % покупателей квартир в Москве — иногородние. В первую очередь это жители сырьедобывающих регионов. Застройщики с ним не согласны. «Сегодня в столице работать достаточно сложно: город делает все, чтобы помешать инвестиционной деятельности», — говорит гендиректор компании «Бенефит инжиниринг» Александр Имшенецкий. По его словам, во-первых, сроки согласования проектов в Москве выросли в два раза (сегодня на получение разрешительной документации уходит около двух лет), что серьезно влияет на себестоимость строительства, а во-вторых, площадку из первых рук получить практически невозможно. «Серьезно осложняет работу и «особое» отношение властей к строительным компаниям, которое выражается в налоговом терроре и бесконечной череде проверок», — добавляет он. — «Но главное, доля города в прибыли от проекта выросла до 50-60 %». Для сравнения, несколько лет назад доля города составляла в среднем 20 %, что, по словам управляющего партнера компании Blackwood Константина Ковалева, соответствует нынешней норме других регионов России, в том числе и Подмосковья, где доля местных властей составляет 10-20 %. «Исключение могут составлять города, расположенные в непосредственной близости от Москвы, например Красногорск, но и там доля города составляет около 30 %», — рассказывает он.

«В Москве же появилась еще и новая опция обременений: все хозяйство РАО „ЕЭС России“ и „Мосэнерго“ город собирается переоснастить за счет московских девелоперов: за подключение к сети застройщик должен заплатить 1000 долларов за киловатт, — добавляет директор по производству компании «Бенефит инжиниринг» Александр Исаев. — Сегодня выгоднее придержать площадку».

Впрочем, Константин Ковалев уточняет, что многие участки под застройку простаивают и из-за отсутствия технических мощностей. Проще говоря, часть застройщиков согласны подключать здания по существующим расценкам, но электричества на всех не хватает.

Кто виноват в росте цен на жилье?

Владимир Ресин / первый заместитель мэра в правительстве Москвы, руководитель Комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города:

«В последние годы рынок недвижимости работает не как потребительский, а как финансовый. Именно уникальность жилья как финансового инструмента в первую очередь влияет на рост цен».

Галина Хованская / депутат Госдумы:

«Рынок есть рынок, и какие бы смешные меры сейчас ни предлагались чиновниками самого высокого уровня, все равно спрос определяет предложение. Сейчас совершенно очевидно, что спрос на рынке жилья в несколько раз превышает предложение. Что касается таких крупных городов, как Москва и Петербург, то там нет свободных площадок, к которым бы можно было просто так подойти, не вкладывая в них бюджетные ресурсы.

Первый резерв — вывод промзон и предприятий. Но собственник, даже экологически неблагополучный, просто так не уедет из Москвы! Второй — федеральные земли в городах. Это, как правило, отстойники вдоль железных дорог, а значит, нужно договариваться с федеральными властями. А третий резерв — это наши пятиэтажки, и он сейчас активно используется.

Точечная же застройка приводит к очень серьезным конфликтам с жителями окрестных домов, и я очень хорошо знаю о таких историях в Москве. Хотя, кстати, это наиболее удобный и простой вариант для властей, потому что здание точечно можно посадить на уже имеющуюся инфраструктуру, пусть при этом и закрыв окна близлежащих домов, наплевав на собственников жилья и снизив рыночную стоимость их квартир. А вот два первых варианта гораздо сложнее: один — финансово, другой — организационно.

Можно говорить и о частичной монополизации рынка. Да, было бы неправильно думать, что в Москве и Петербурге нет никакой конкуренции. Но когда 25-30 % рынка занимают несколько компаний, это наводит на размышления. Аффилированная с городскими властями структура в свое время образовала Союз строителей; фирмы, входящие в этот союз, известны. Правда, я не знаю, существует ли он сейчас…»

Аркадий Инин / писатель, сценарист:

«Когда я слышу, как строители жалуются, какие они несчастные, прибыль у них крохотная, а «все сжирают чиновники», — я и сам готов броситься на этих чиновников! Потом Лужков говорит, что мы только тогда победим такие цены, когда предложение опередит спрос, «а у нас пока наоборот, и искусственно ничего не сделаешь», — мне и это тоже кажется правильным.

Дальше мне рисуют схемы, и я вижу, что 70-80 % сжирают негодяи-посредники, — и тут тоже думаю, что это убедительно. Я, как тот раввин, к которому пришли два спорщика, а он обоим говорит, что «ты прав, сын мой, и ты прав». Тогда третий восклицает: «Как же они могут быть правы, если говорят прямо противоположное!?» Раввин отвечает: «И ты тоже прав!»

Я нахожусь примерно в таком же положении. Моя душа кипит от возмущения, и я убежден, что в ситуации с жильем заключено какое-то негодяйство, но в чем оно, понять не могу!»

Игорь Трунов / адвокат:

«Это полностью искусственная проблема. Я считаю, что в росте цен на жилье в основе своей виновата коррупция! Непродуманная политика государства, конечно, тоже, но все же больше всего — именно коррупция. То есть возможность сверхприбылей, которая делится между игроками этого рынка и чиновниками».

13.09.2006 / Евгений Беляков, Денис Тыкулов, Александр Саргин

От теннисной ракетки к горным лыжам

«Воля волей, если сил невпроворот,
а я увлёкся.
я рванул на десять тыщ, как на пятьсот, —
и спёкся.
Подвела меня, ведь я предупреждал,
дыхалка.
Пробежал всего два круга и упал,
а жалко.
И наш тренер, экс — и вице-чемпион
ОРУДа,
не пускать меня велел на стадион,
Иуда.
Ведь вчера мы только брали с ним с тоски
по банке.
А сегодня он кричит «Меняй коньки
на санки!»
(В. С. Высоцкий)

Газета «Газета» от 13.09.06 рассказывает об успешном строительстве горнолыжных курортов. Обратите внимание на цифры и сопоставьте их с цифрами «национальных проектов».

Горы для избранных

Строительство горнолыжных курортов под силу только олигархам


Сегодня практически каждый регион считает необходимым иметь у себя горнолыжный курорт. Наиболее известными и потенциально привлекательными являются курорты, сформировавшиеся еще в СССР: Приэльбрусье, Домбай, Красная Поляна. Но кроме них появляются подобные объекты и местного значения. Так, например, уже обустроены склоны под Санкт-Петербургом и Казанью, монтируется оборудование в Нижегородской области. Однако создание горнолыжного курорта — дело довольно затратное, поэтому неудивительно, что строят эти объекты в основном крупные бизнес-структуры.

Одним из первых вкладывать средства в горнолыжные склоны начал «Газпром», который сегодня активно осваивает вершины Красной Поляны. Здесь силами газового монополиста возведено несколько отелей, сооружена новая линия подъемников. Около полугода назад дочерняя структура холдинга «Интеррос» Владимира Потанина, девелоперская компания «Роза Хутор», приступила к созданию одноименного курорта, расположенного в районе Красной Поляны. На реализацию проекта планируется потратить около 140 млн. долларов. Запуск первой очереди склонов курорта «Роза Хутор» намечен на следующий год. Реализует бизнес горнолыжные проекты и в регионах своего присутствия. Так, компания «Русские отели», подконтрольная структурам Олега Дерипаски, реализовала проект горнолыжного курорта „Гладенькая“, расположенного в 25 км от Саяногорска в Республике Хакасия, а компания «Норильский никель» завершает строительство курорта „Бобровый Лог“ в Красноярском крае. Объем инвестиций в проект оценивается в 35 млн. долларов.

«Создание горнолыжных курортов — дело очень затратное, а учитывая, что они имеют очень выраженную сезонность, сроки окупаемости проектов становятся малопривлекательными, — уверен гендиректор управляющей компании Orange Ring hotel management Сергей Колесников. — Поэтому неудивительно, что строят эти объекты либо с привлечением средств федерального бюджета, либо на деньги олигархов». По его мнению, в среднем на окупаемость горнолыжного проекта уйдет не менее десяти лет.

При этом территорию курорта необходимо осваивать комплексно. «Склоны приносят наибольший доход, но когда подъемников недостаточно, клиенты ищут новые места для отдыха, — делится Колесников. — Развитая инфраструктура создает привлекательность курорта в целом. В удаленных регионах, где находятся настоящие горы, вообще все зависит от наличия отелей и их качества». Так, по его словам, на Домбае много проблем появилось в результате противоречий между собственниками подъемников и отелей. «Там у каждого свой бизнес, а договориться почему-то не могут, — рассказывает Колесников. — Для клиентов гораздо лучше, когда существует пул инвесторов или все сосредоточено в одних руках».

Ручные горки

Зато ведение бизнеса на горнолыжных курортах, расположенных вблизи мегаполисов, имеет свою специфику и доступно менее крупным компаниям. Здесь основной доход составляют поступления от продажи или сдачи в аренду недвижимости, расположенной в районе горнолыжного курорта. Например, после того как компания «Итера» построила на 47-м км Дмитровского шоссе курорт «Сорочаны», стоимость земли в его окрестностях выросла в десятки раз. Если раньше участок площадью 15 соток вместе с домом здесь можно было приобрести за 4-5 тысяч долларов, то сегодня эта сумма — стоимость сотки земли в данном районе.

В подобных проектах вложения могут происходить поэтапно. Компания «Вашъ финансовый попечитель» («ВФП») в рамках проекта «Рузская Швейцария» возводит горнолыжный курорт «Паново» стоимостью 200 млн. долларов. «При насыпных горах, особенно учитывая московский климат, когда сезон максимум 3-4 месяца, очень тяжело говорить о доходности», — жалуется заместитель гендиректора «ВФП» Кирилл Савицкий. По его словам, в данном случае деньги частично „отбиваются“ на гостиничной и развлекательной инфраструктуре, но основной доход приходится на продажу недвижимости, расположенной в районе курорта. «В первую очередь это продажи коттеджей в поселках, расположенных в окрестностях склонов, — объясняет он. — За счет этого мы имеем возможность полностью окупить данный проект».

Впрочем, по мнению коммерческого директора компании „МТ Девелопмент“ Натальи Жуковой, занижать доходность от „эксплуатации“ склонов не стоит. Весной следующего года компания планирует начать строительство крытого развлекательного комплекса с горнолыжными склонами в 1,5 км от МКАД по Киевскому шоссе. Всего в проект планируется вложить около 130 млн. долларов, ожидаемый срок возврата средств — 6 лет. „В нашем случае доход от склонов должен составить около 50 %, но это минимум, так как у нас развлекательный комплекс, а не горнолыжный курорт, — объясняет Жукова. — Обычно доходность от склонов гораздо больше, чем от инфраструктуры“.

Активно включились в развитие горнолыжных курортов в Подмосковье и столичные застройщики. В Красногорском районе Подмосковья строительная компания „СУ-155“ выступает соинвестором проекта сооружения горнолыжного спуска протяженностью около 400 метров, который предполагается ввести в действие зимой текущего года. Еще один горнолыжный курорт может появиться в Балашихинском районе. Здесь компания «Новая Площадь» планирует построить три горнолыжных склона плюс другие объекты развлекательной инфраструктуры: открытый каток, аттракционы, ресторан. Всего в проект намечено вложить 6 млн. долларов.

Конкуренции горнолыжные инвесторы не боятся. «Мы находимся лишь в самом начале пути, — уверен Кирилл Савицкий. — Народу хватит на всех».

12.09.2006 / Денис Тыкулов

Вывод: Это как же надо не любить народ своей страны, чтобы в годы тяжелейшей жизни миллионов людей развлекаться в своё удовольствие и не обращать внимания на нищенское существование миллионов соотечественников.

Наша отечественная «элита» упорно продолжает строить толпо-«элитарное» общество в открытом исполнении (явное рабовладение), которое при КПСС было неявным.

Выход один: настойчиво работать на претворение в жизнь положений КОБы и программы КПЕ, которые излагают ЧТО и КАК надо решать, чтобы исправить существующее положение дел в стране.

ИАС КПЕ

Каждому своё — 3

«Нынче всякий труд в почёте;
Всяк, какой ни есть!
Человеку по работе воздаётся честь!»

(из детского стихотворения времён Сталина)

Газета «АиФ» от 20.09.06 рассказывает, что за последние 3 года зарплаты обесценились вдвое, а чиновники почему-то разбогатели на 30 %.

Откуда у бюрократа такая зарплата?

СПИКЕР Совета Федерации С. Миронов заявил, что России необходима ещё одна реформа — зарплаты. По его мнению, работник должен получать не менее 30 рублей в час.

Восемь бутылок водки в месяц

НА ДНЯХ результаты обследования отечественных зарплат опубликовал Росстат. Подавляющая часть россиян получает от 9 до 35 тыс. руб. в месяц. В то же время у 395 тысяч человек оклад недотягивает до 800 рублей. Зато 132 тысячи имеют вполне европейскую и совершенно официальную зарплату больше 3 000 долл. в месяц.

Разрыв между богатыми и бедными за годы борьбы с бедностью не только не сократился, но даже вырос. Если «отщипнуть» по 10 % с каждого полюса и сравнить между собой их заработки, то получится, что богатые в 25,3 раза богаче бедных. Специалисты Росстата подчёркивают: разрыв увеличился за счёт того, что зарплата высокооплачиваемых специалистов растёт, причём довольно прилично, а жалованье низкооплачиваемых практически стоит на месте.

При этом 10 % «топ-работников» кладут себе в карман 35 % всей заработной платы в стране (средняя получка в этой группе — 34 тыс. руб.). А 10 % самых бедных довольствуются 1,4 % (тут средний заработок — чуть больше тысячи руб.).

Самая глубокая пропасть пролегла в торговле — разница в доходах почти 33 раза. Следом идёт финансовый и банковский сектор — 31,4 раза. Автосервис, ремонт бытовой техники — 28,2 раза. Наименьший же разрыв наблюдается — где бы вы думали? В жилищно-коммунальном хозяйстве: электроэнергетике, газо- и водоснабжении. Там самые высокооплачиваемые зарабатывают всего в 11,5 раз больше низкооплачиваемых.

Эксперты утешают: на самом деле разница не так уж велика. Маленькие зарплаты не маленькие, просто они находятся «в тени». «Наибольший разрыв в доходах наблюдается именно там, где больше всего неформальной бухгалтерии и зарплат в конвертах, — говорит директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир ГИМПЕЛЬСОН. — Как раз в торговле, сфере услуг, недвижимости, малом бизнесе».

Эксперты Центра развития считают, что в конвертах выплачивается от 20 до 30 % всех зарплат, или 2,5 трлн. руб. в год.

Чиновники разбогатели на 30 %

ВПРОЧЕМ, добавляет Гимпельсон, зарплаты высококлассных специалистов действительно растут быстрее, потому что на рынке труда дефицит таких кадров. Низкоквалифицированные работники (с зарплатой менее 5 тыс. руб.) не обладают достаточными основаниями, чтобы претендовать на прибавку к зарплате.

При этом быстрее всех растёт зарплата чиновников. Заработки региональных госслужащих, когда-то самой бедной части бюрократов, уже вдвое выше, чем средние по стране.

По данным Росстата, сотрудники администраций губернаторов в среднем получают 19 тыс. рублей в месяц. За год их зарплата увеличилась почти на 30 %. В то же время зарплата простого россиянина составляет 9 876 руб.

Доходы чиновников резко рванули вперёд в прошлом году, утверждает эксперт Центра развития Наталья АКИНДИНОВА. Тогда правительство в очередной раз развернуло реформу власти. За год количество госслужащих в нашей стране выросло на полтора миллиона человек. Зарплаты региональных управленцев уже вплотную приблизились к доходам металлургов и энергетиков и всего на 30 % отстают от зарплат в нефтянке и финансовом секторе.

И останавливаться на этом не намерены. В будущем году, например, согласно проекту бюджета, расходы на госаппарат должны увеличиться ещё в полтора раза. Практически все деньги, сэкономленные Россией на досрочном погашении долгов Западу, попали в эту статью.

Новый руководитель Федеральной таможенной службы Андрей Бельянинов обосновал необходимость повышения зарплаты борьбой с коррупцией: люди, которые дают бюджету более 40 % его доходов, должны получать не меньше 1000 долл. в месяц.

Есть ли прямая зависимость между ростом зарплаты и победой над коррупцией? Никто не знает. Пока вообще никто не может оценить, насколько эффективнее стал работать госаппарат, после того как ему повысили зарплату. Чиновники уже несколько лет бьются над тем, чтобы сформулировать критерии оценки собственной работы. Ничего не получается.

В то же время те, кто действительно приносит гражданам реальную пользу — врачи, учителя, — пока живут более чем скромно. Президент поручил правительству до будущего года повысить зарплату бюджетникам в полтора раза, причём не на бумаге, а в реальном выражении — то есть с учётом роста цен. До сих пор его поручение выполняется только в отношении госслужащих.

Остальным бюджетникам и военнослужащим зарплату в этом году увеличили всего на 15 %.

Какие зарплаты в России

Как живут чиновники

Кстати

«ПОКУПАТЕЛЬНАЯ способность зарплат в долларах за последние три года снизилась почти в 3 раза», — сказала «АиФ» Ксения Чешева, представитель компании «Анкор», которая регулярно проводит обзор заработных плат. Зарплаты в рублях обесценились вдвое. Причина — цены за последние три года выросли на 47,3 %, а курс доллара упал с 32 рублей до 27 и ниже. Между тем примерно 40 % компаний в России по-прежнему платят зарплату в долларах. Причём курс, который используется при расчётах внутри фирмы, часто ниже, чем официальный — центробанковский.

Вероника СИВКОВА

«Топ-топ, топает малыш…»

(из песни Эдиты Пьехи)
«Может ли сын полковника стать генералом?»
«Нет, не может, потому что у генерала
есть свой сын».

(из вопросов и ответов «армянского радио»)

Газета «Коммерсант» от 13.09.06 рассказывает о трудоустройстве сына директора ФСБ.

«Роснефть» во втором поколении
Директор ФСБ внедрил в компанию своего сына

Вчера стало известно о назначении Андрея Патрушева, сына главы ФСБ Николая Патрушева, советником председателя совета директоров «Роснефти» Игоря Сечина. Господин Патрушев-младший пришел на этот пост из «нефтяного» отдела ФСБ РФ. «Семейная» консолидация управления «Роснефти» происходит на фоне слухов о предстоящем продолжении приватизации компании — ожидается, что доля государства в НК снизится уже в апреле 2007 года.

Слухи о том, что Андрей Патрушев станет сотрудником «Роснефти», ходят вот уже неделю, Источники в компании утверждали, что он займет пост советника президента «Роснефти» Сергея Богданчикова. Вчера выяснилось, что назначение господина Патрушева в «Роснефть» произошло. «На днях господин Патрушев действительно назначен советником в „Роснефть», но не президента компании, а председателя совета директоров Игоря Сечина», — сообщил „Ъ« источник в совете директоров «Роснефти». По его словам, в офисе компании советник Патрушев «пока не появлялся, однако визитки нового советника уже заказаны». Официально факт назначения Андрея Патрушева в «Роснефти» не комментируют.

О младшем сыне директора ФСБ известно лишь то, что ему 25 лет и он кадровый чекист. Три года назад Андрей Патрушев окончил Академию ФСБ, где его однокурсником был Павел Фрадков, младший сын премьер-министра Михаила Фрадкова. Теперь господин Патрушев, по данным „Ъ», служит заместителем начальника 9-го отдела управления «П» («Промышленность») ФСБ РФ. На Лубянке этот отдел называют «нефтяным»: его сотрудники пристально следят за всем, что происходит на нефтяном рынке.

Полномочия советника Андрея Патрушева в «Роснефти» неизвестны. Как утверждают источники „Ъ« в компании, новый советник «прикомандирован» к «Роснефти» от ФСБ — таких на Лубянке называют «резерв». Правда, до сих пор на работу «в резерве» в компаниях такого уровня обычно отправлялись сотрудники ФСБ в чине не ниже генерала. Капитан ФСБ Андрей Патрушев, по данным „Ъ», будет получать надбавку к окладу капитана в ФСБ в размере 180 % — за работу со сведениями, составляющими гостайну (20 %), и остальное — за «сложность, напряженность и специальный режим службы». Кстати, в «Роснефти» свой «резерв» уже есть — это бывший председатель КГБ Таджикистана генерал Резо Турсунов (предположительно он также является советником Игоря Сечина).

Новое место сулит потом ответственному чекисту блестящие перспективы. Особенно с учетом того, что его старший брат Дмитрий Патрушев работает во Внешторгбанке, где, по сведениям „Ъ«, отвечает за выдачу кредитов нефтяным компаниям.

Назначение сына высокопоставленного «силового» члена кабинета министров в «Роснефть» происходит на фоне нового витка аппаратной борьбы в окружении Владимира Путина. В конце прошлой недели на встрече с западными политологами помощник президента Игорь Шувалов указал на опасность фактической приватизации оставшегося пакета «Роснефти» в интересах так называемого силового крыла в Кремле. Господин Шувалов также говорил о сращивании «силовой олигархии» с нефтяным бизнесом. Впрочем, осведомленные источники „Ъ» не понимают, что конкретно имел в виду господин Шувалов.

Большинство опрошенных „Ъ« представителей власти, инвестбанков и крупных предпринимателей, однако, предполагают, что как минимум 50 % плюс одна акция «Роснефти» останутся в собственности государства в любом случае. Часть собеседников „Ъ» полагает, что под «продолжением приватизации» «Роснефти» следует понимать только завершение консолидации акций дочерних компаний госхолдинга, в результате которой частных акционеров у «Роснефти» станет значительно больше, а доля государства уменьшится до 75 %. После этого возможна продажа блокирующего пакета стратегическому инвестору. Близкий к «Роснефти» источник „Ъ« поясняет, что IРО компании проводилось с расчётом на последующую продажу ее блокирующего пакета стратегическому инвестору. Источник предполагает, что сделка состоится в апреле будущего года и в роли стратегического инвестора выступит китайская госкомпания CNRC. Сделка, с его слов, вероятно, будет увязана с проектом ВСТО.

Другой собеседник „Ъ» из структур, близких к правительству, полагает, что «продолжение приватизации» будет осуществлено в ходе распродажи активов ЮКОСа. По его мнению, возможно рассматривать два варианта. Первый — «Роснефть» самостоятельно выкупит активы ЮКОСа, а потом потребует от правительства разрешения продать часть госпакета в «Роснефти» для погашения долгов. Второй вариант — близкий к власти предприниматель, выкупив активы ЮКОСа, обменяет их на часть акций «Роснефти» у ее титульного владельца АО «Роснефтегаз», контролируемого Росимуществом.

Дискуссия вокруг консолидации нефтяных активов в руках государства в 2004-2005 годах стала определяющей для установления политического баланса среди кремлевских группировок. Тогда «Роснефть» получила «Юганскнефтегаз», а «Газпром» впоследствии — «Сибнефть». Теперь же одним из ключевых сюжетов политической борьбы в окружении Владимира Путина становится перераспределение государственного пакета акций «Роснефти».

Елена Киселева,
Дмитрий Бутрин,
Михаил Фишман.

«Топ-топ в менеджеры»

Так называется статья в «Новой газете» от 18.09.06. Мы приводим её полностью.

ТОП-ТОП В МЕНЕДЖЕРЫ…

Дети высокопоставленных чиновников
идут в крупные корпорации. Чем это грозит России?

Сообщение о переходе Андрея Патрушева, сына директора ФСБ, в «Роснефть» привлекло внимание не только потому, что дало повод гадать о том, какие изменения в кремлевских раскладах стоят за этим событием. Гораздо важнее то, что оно стало фокусом набирающей силу тенденции — массового прихода сыновей министров, губернаторов и других высокопоставленных чиновников, чей возраст колеблется где-то между 24 и 30, в крупнейшие промышленные и финансовые корпорации. Список молодых дарований, пополняющих советы директоров лидеров отечественной экономики, постоянно растет.

Слово «семейственность» применительно к этому явлению мало что объясняет. Тем более что российская ее версия существенно отличается от зарубежных. Например, в странах мусульманского Востока семейственность измеряется прежде всего количеством родственников на важных постах в государственном аппарате. Это понятно: в тех краях говорят, что власть — самый дорогой товар. Казалось бы, у нас, где бизнес напрямую зависит от благосклонного отношения со стороны властных структур, должна наблюдаться сходная тенденция. Однако молодое поколение представителей элиты почему-то упорно выбирает службу в крупных корпорациях.

Этому явлению может быть два объяснения. Направлять своих чад по своим стопам могут позволить себе политики и чиновники в странах с устоявшимися политическими системами, когда элита уверена в завтрашнем дне и не вызывает сомнения, что дети и внуки также будут принадлежать к правящей элите. В России подобных гарантий не существует. Более того, смена власти всегда таит в себе риск, что сегодняшние вершители судеб завтра могут оказаться навсегда выброшенными из обоймы. Отсюда и стремление переориентировать молодежь на зарабатывание денег, которые при любом стечении обстоятельств позволят удержаться на ногах.

«Поход детей» на должности топ-менеджеров может быть интерпретирован иначе. Дети политиков и госчиновников идут в крупные корпорации, многие из которых до сих пор принадлежат олигархам, обучаться искусству управления. И через какое-то время, опираясь на влияние своих отцов-командиров, они могут попросить олигархов «на выход». В последнее время российская элита стала превращаться в замкнутую корпорацию, куда посторонним доступ закрыт. И при таком раскладе в случае необходимости если не папа, то его боевые товарищи помогут молодому топ-менеджеру подвинуть олигарха.

Что касается профессионального уровня управленческих решений, то он, вероятно, будет снижаться. Ведь человечество до сего времени выработало только один надежный способ держать управленцев «в тонусе»: конкуренцию, рождающую естественные опасения потерять пост в госаппарате или коммерческой компании. Распространение принципа семейственности на большой бизнес может перекрыть каналы продвижения талантливым и образованным молодым людям, как это уже происходит в политике и бюрократическом аппарате. «Незолотая» перспективная молодежь, чье место окажется занятым выходцами из «знатных» семейств, покинет Россию и будет вносить посильный вклад в развитие зарубежной экономики. Или затаит недовольство тем, что их способности оказались невостребованными. Отток человеческого капитала сделает страну еще менее конкурентоспособной, второе следствие создаст потенциальную угрозу стабильности. Плюс риск разного рода рукотворных микрокризисов по причине чиновничьего головотяпства вроде недавнего развала алкогольного рынка.

Конечно, и в таком состоянии общественная система может просуществовать довольно долго, особенно если доходы от нефтегазового экспорта позволят элите периодически подкармливать бюджетников и другие зависимые слои населения. Ведь существуют же в современном мире страны, которыми правят несменяемые семейные политические, деловые и прочие элиты. Только не эти государства сегодня ходят в лидерах, в том числе и по уровню жизни населения. Впрочем, можно допустить, что высокие достижения нас не беспокоят и мы будем довольствоваться малым. Однако и это малое в перспективе не может быть гарантировано. Когда мировая конъюнктура изменится, расстаться с иллюзиями будет очень больно.

Андрей РЯБОВ, обозреватель «Новой»

Вывод. Здесь как и в предыдущем выводе, откровенно видно, что наша «элита» выстраивает в России явную, открытую модель толпо-«элитарную» общества. Однако, ничего у них не получится. Не получится объективно. И А. Рябов у «Новой газеты» неосознанно раскрывает это, говоря о том, что новая молодая «элита» попросит старую «элиту» «на выход», но ведь и молодая «элита» через какое-то время станет «старой», после чего и её попросят «на выход» новая молодая «элита». То есть идёт процесс непрерывной самоликвидации «элиты», названной в КОБ «обрезанием элиты». Нестабильность ситуации будет приводить к нарастанию нестабильности в управлении государством и будет отзываться на жизни каждого человеке.

Именно эта объективная причина требует смены библейской концепции на КОБ — справедливую концепцию. Но само это не произойдёт. Для достижения этого всем надо хорошо потрудиться.

ИАС КПЕ

О публикации

Название: «Каждому своё»
Раздел:Оценка мнений в СМИ (интервью, открытые письма, обращения)
Опубликовано:05.10.2006
Изменено:
Постоянный адрес:http://old.kpe.ru/articles/1572/
Обращений:1321 (0.23 в день)
Сохранить на диск:
Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива