Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива

Сталин и Хрущёв

«Хрущёв начал борьбу с мёртвым

и вышел из неё побеждённым»

У. Черчиль

 

Газета «АиФ» №47 (от 21.11.07 г.) и №48 (28.11.07 г.) напечатала статью с продолжением «Хрущёв полз за ним на коленях…Почему Никита Сергеевич так неистово разоблачал Сталина?». В статье автор выдвигает предположение о том, что доклад Хрущёва о «Культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС был вызван личной ненавистью к Сталину. Хрущёв, таким образом, пытался отомстить за гибель своего сына.

Приводим статью с некоторыми сокращениями. Все выделения в статье наши.

Комментарии в конце статьи.

ИАС КПЕ
 
«Хрущёв полз за ним на коленях…»
Почему Никита Сергеевич так неистово разоблачал Сталина?

 

Когда в 1956 г. на XX съезде КПСС Хрущёв поднял вопрос о культе личности, для всех без исключения это было шоком. Никто не мог предположить, что он зайдёт так далеко в разоблачении Сталина. Многим уже тогда казалось, что в этом есть что-то личное.

Возможно, это — жажда мести, а не какая-то особая принципиальность или верность «ленинским заветам» Н. С. Хрущёва (кстати, по мнению многих историков, не меньше других советских бонз повинного в кровавых репрессиях)? Именно месть могла лечь в основу всего того, что случилось потом на ХХ съезде партии. Так чем же Сталин мог обидеть или унизить своего подчинённого?


Леонид Хрущёв (слева), Валентина Петрова,
Степан Микоян, г. Куйбышев. Весна 1942 г.

 

…Точную дату случившегося в Куйбышеве назвать мне никто не смог. Всё-таки столько лет прошло! Но то, что это действительно было, утверждают два известных в Москве человека. Первый, от кого я это услышал, — Герой Советского Союза лётчик Степан Анастасович Микоян. Именно он посоветовал мне разыскать артистку Большого театра Валентину Филипповну Петрову, которая, по его словам, об этой истории расскажет точнее и больше — ибо она находилась, что называется, рядом с местом событий…

 

Вот что рассказывал Степан Микоян.

«В Куйбышеве я ходил на процедуры в поликлинику, где познакомился с двумя старшими лейтенантами, тоже проходившими амбулаторное лечение после ранения: Рубеном Ибаррури, сыном вождя испанской компартии знаменитой Долорес, и Леонидом Хрущёвым. «…» Леонид Хрущёв был хороший, добрый товарищ. Мы с ним провели, встречаясь почти ежедневно, около трёх месяцев. К сожалению, он любил выпить. В Куйбышеве, в гостинице, жил в это время командированный на какое-то предприятие его товарищ, имевший «блат» на ликёро-водочном заводе. Они покупали там напитки в расчёте на неделю и частенько распивали их в гостиничном номере. Я, хотя почти не пил, часто бывал там. Бывали там и другие гости, в том числе и девушки. Леонид, даже изрядно выпив, никогда не буянил, он становился ещё более добродушным и скоро засыпал.

Мы познакомились и подружились тогда с двумя молодыми танцовщицами из Большого театра, который был там в эвакуации, — с Валей Петровой и Лизой Остроградской. «…» Когда меня уже в Куйбышеве не было, там произошла трагедия, о которой я узнал от одного приятеля Леонида, приехавшего в Москву, а потом рассказ подтвердила и Валя Петрова… По его рассказу, однажды в компании оказался какой-то моряк с фронта. Когда все были сильно «под градусом», в разговоре кто-то сказал, что Леонид очень меткий стрелок. На спор моряк предложил Леониду сбить выстрелом из пистолета бутылку с его головы. Леонид долго отказывался, но потом всё-таки выстрелил и отбил у бутылки горлышко. Моряк счёл это недостаточным, сказал, что надо попасть в саму бутылку. Леонид снова выстрелил и попал моряку в голову. Его осудили на восемь лет с отбытием на фронте (это тогда практиковалось в отношении осуждённых лётчиков)».

В военную пору за подобный дебош с кровавым исходом виновному точно присудили бы «вышку». И смягчение приговора вряд ли могло произойти без вмешательства первых лиц государства. Это подтверждают и другие свидетели…

 

Вот что вспоминала Валентина Филипповна Петрова.

«…ШЛА Великая Отечественная война. И я, тогда 20-летняя танцовщица, с театром эвакуировалась в Куйбышев (Самара). В конце 41-го или в начале 42-го познакомилась со Стёпой Микояном и Лёней Хрущёвым, которые находились там в то время.

Несмотря на страшную войну, с октября 41-го года театр продолжал напряжённо работать в Куйбышеве. Утром были репетиции, вечером — спектакли. Но были и свободные дни, в которые мы и встречались.

…Всё началось с того, что меня на сцене увидел Стёпа Микоян. И, наверное, я ему понравилась, потому что он захотел познакомиться. Он часто ходил на наши спектакли и увидел, как я танцую джигу в балете «Дон Кихот». Стёпа знал Ольгу Васильевну Лепешинскую и попросил её познакомить его со мной. Но это у неё никак не получалось. И тогда, когда однажды я шла в столовую по улице Некрасова, вдруг рядом со мной остановилась машина, из неё выскочил человек, схватил меня в охапку и… втолкнул в машину

В машине ждало меня невероятное знакомство… с сыновьями сразу двух членов Политбюро. В ней сидели Стёпа Микоян и Лёня Хрущёв.

Интересные оказались ребята… Сами они встретились друг с другом в поликлинике, куда попали долечиваться после тяжёлых ранений на фронте. Так мы познакомились. Потом я познакомила с ними свою подругу Лизу Остроградскую. И она стала встречаться с Лёней Хрущёвым. Мы… как бы… со Стёпой были пара, а она — с Лёней. (Кстати, в то время у него уже была жена и двое маленьких детей. — Авт.)


Лиза Остроградская (слева) и Валя Петрова

 


Хрущёв и Сталин. Фото из архива РИА «Новости»

 


Сын Н.С. Хрущёва Леонид

 


Таким Н.С. Хрущёв был при Сталине…

 


«Стёпа оказался почти непьющим. Зато Лёня, хотя и был очень тихий и спокойный, выпить любил. Правда, никогда я его напившимся не видела. Никогда! Но о том, что он сильно и часто напивается, слышала много. У Лёни был приятель Петя, у которого в гостинице был номер. Этот приятель работал на ликёро-водочном заводе. Он привозил оттуда в таких… керамических бутылочках ликёр. И угощал нас в своём номере….


Когда Степан и Лиза Остроградская уехали в Москву, Лёня связался с цирковой актрисой. Она на лошади в цирке каталась… После такого поворота событий мы с Лёней, конечно, уже не встречались, как прежде, когда были Стёпа и Лиза. Я осталась одна…

И вдруг прибегает ко мне Петя (друг Лёни) и говорит: «Беда! Трагедия! Произошёл жуткий случай… Лёню окружили эти циркачи… Они его постоянно спаивали… И вот у них вышел спор — собьёт ли Лёня из пистолета бутылку с головы какого-то там товарища. Ну… Лёня сбил, но… только горлышко бутылки. Сказали: не считается! Поставили другую. Лёня выстрелил и… попал в этого человека. Он убил его…»

Всё это произошло, насколько я помню, в цирке. Сам бы Лёня до этого не дошёл! Я хорошо знала его: он был очень тихий и спокойный. Муху не обидит. Но тогда про этот жуткий случай говорил весь город.

Дальше, как мне рассказывали, Лёня уехал в Москву. И отец послал его на фронт. Где он и погиб».

У ног вождя

Вот что рассказал занимавшийся охраной высшего руководства замначальника «девятки» известный генерал КГБ Михаил Докучаев:

«Однажды, во время войны, Сталину позвонил с фронта Хрущёв. Хрущёв настоятельно просил Сталина принять его. Получив согласие, Хрущёв вылетел в Москву.

Перед этим Сталину сообщили, что сын Хрущёва Леонид, военный лётчик, совершил тяжкое преступление, за которое полагается высшая мера наказания. (Согласно архивным документам, после всего, что было в Куйбышеве, сын Хрущёва действительно оказался на фронте в эскадрилье лётчиков-истребителей. — Авт.) Как и полагалось, Поскрёбышев доложил, что товарищ Хрущёв прибыл и ожидает в приёмной.

Когда Поскрёбышев вышел, Хрущёв решил изложить свою просьбу.

Говоря, Хрущёв заплакал, а потом стал рыдать. Мол, сын виноват, пусть его сурово накажут, только не расстреливают…

 

Сталин сказал: «В сложившемся положении я ничем помочь не могу». Хрущёв упал на колени. Умоляя, он стал ползти к ногам Сталина, который не ожидал такого поворота дела и сам растерялся.

Сталин отступал, а Хрущёв полз за ним на коленях, плача и прося снисхождения для сына. Сталин просил Хрущёва встать и взять себя в руки, но тот был невменяем. Сталин вынужден был вызвать Поскрёбышева и охрану. Когда те влетели в кабинет, то увидели всю эту неприглядную картину.

Сталин попросил вынести Хрущёва в одну из соседних комнат, пригласить врачей и привести Никиту Сергеевича в чувство, после чего сопроводить до места, где он остановился.

Когда сотрудники охраны и врачи приводили Никиту Сергеевича в чувство, он всё время твердил: «Пощадите сына, не расстреливайте…»

Этот случай дал повод хождению разговоров среди работников Кремля о трагедии в семье Хрущёва и отказе Сталина в просьбе о помиловании сына. Происшедший инцидент на встрече Хрущёва со Сталиным до сих пор всплывает в разговорах сотрудников госбезопасности, особенно когда речь заходит об отношениях между Сталиным и Хрущёвым. В частности, утверждается, что в этом заключается главная причина всех нападок Хрущёва на Сталина и одна из главных причин разоблачения культа личности. При этом делаются ссылки на неосторожное заявление Хрущёва в присутствии своих приближённых, когда он сказал: «Ленин в своё время отомстил царской семье за брата, а я отомщу Сталину, пусть мёртвому, за сына». Хрущёв до самой смерти не мог простить Сталину того унизительного положения, в котором он оказался на глазах у всех по воле вождя.

Своё слово Хрущёв сдержал. Однако жизнь коварна, и Хрущёв не избежал своего позорного конца. По выражению Черчилля: «Хрущёв начал борьбу с мёртвым и вышел из неё побеждённым».

Николай ДОБРЮХА

 

Ситуация, которую описывает «АиФ» в данной статье, характерна для времени правления И.В. Сталина. Каждый гражданин СССР в не зависимости от социального статуса и положения нёс справедливое наказание за свои преступления. И в этом главное отличие той эпохи от сегодняшнего дня. Конечно, тогда случались злоупотребления, но их было значительно меньше, особенно в военные и послевоенные годы, нежели сегодня, это подтверждают различные документы того времени, воспоминания современников.

Сталин был строгий по своей натуре, можно сказать жёсткий, и в тоже время справедливый управленец. Зная об этом, нельзя забывать и о трудном времени, в которое он возглавлял страну и грамотно руководил ею.

Сказав Хрущёву: «В сложившемся положении я ничем помочь не могу», — Сталин не слукавил. В то время перед законом были все равны и отвечали по всей строгости. Каждый человек персонально сам, по жизни, несёт ответственность за содеянные поступки. Употребление алкоголя, наркотиков и прочих дурманов не освобождает человека от ответственности. Однако сын Хрущёва не был расстрелян и ему предоставили возможность искупить свою вину на фронте, где он и погиб. В чём здесь вина Сталина?

Кстати сказать, большинство сыновей высших лиц государства прошли через войну. Оба сына А. Микояна (один из которых, Сергей — погиб) будучи лётчиками — били фашистов в небе. Тимур Фрунзе, лётчик — также сражался на истребителе и погиб в неравном бою. Яков Джугашвили — сын Сталина воевал в сухопутных войсках, попал в плен, из которого не вернулся. И хотя у Сталина была возможность спасти сына, обменяв его на пленного генерала, он ею не воспользовался. В этом поступке нужно видеть не безразличие и нелюбовь Сталина к сыну Якову, а его высокий и возможно многим непонятный принцип ставить Общее Дело ВЫШЕ личного даже тогда, когда речь идёт о жизни любимого сына. В этом — высочайшая нравственность Сталина.

Поэтому упрёк Хрущёва в адрес Сталина за погибшего сына несправедлив. Была война, войска остро нуждались в квалифицированных кадрах, коими, в том числе, являлись лётчики. И поэтому каждый лётчик-офицер был на счету. И разве плохо, что Л. Хрущёва не расстреляли как преступника, а дали ему возможность защищать Родину, бить врага в небе?

 

Что касается Н. Хрущёва и несчастного случая произошедшего с его сыном, то здесь приходит на ум только одно. Будучи первым секретарём на Украине, в 30-х годах, Хрущёв принимал активное участие в проведении репрессий и постоянно требовал из центра дополнительные квоты (разрешение) на их увеличение. То есть, Хрущёв более многих приложил свою руку «в деле борьбы с врагами народа», в результате чего пострадали десятки тысяч невинных людей, у многих из которых были семьи, были дети. И многие дети остались без отцов, а семьи без кормильцев. И потом, ползание на коленях вообще, и даже перед первым лицом государства, является холопством. Известно, что Сталин уважал честных людей, не боящихся высокого начальства, говорящих правду, держащих слово и отвечающих за него. Хрущёв своим поведением дискредитировал себя в глазах Сталина. Так как после этого Сталин мог относиться к такому человеку, к его просьбам?

И не является ли сам факт произошедшего с Леонидом Хрущёвым — сыном Н.С. Хрущёва, актом воздаяния, когда Божеское попущение в отношении действий Хрущёва-старшего было исчерпано, и через сына было дано предупреждение, которому Хрущёв не внял?

Примечательно также, что правду о И.В. Сталине в последнее время стали оглашать «демократические СМИ», которые ранее (во времена «перестройки» и «демократических реформ») обливали его грязью.

 

Более обстоятельно о взаимоотношениях Н.С. Хрущёва и И.В. Сталина смотрите на сайте www.kpe.ru работу «Иудин грех XX съезда».

КАМЕН
славянин-родновер ССО СРВ,
член КПЕ
г. Москва

О публикации

Название: Сталин и Хрущёв
Раздел:Правда о Сталине
Опубликовано:06.12.2007
Изменено:
Постоянный адрес:http://old.kpe.ru/articles/1886/
Обращений:6829 (1.99 в день)
Сохранить на диск:
Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива