Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива

Язык наш: как объективная данность и как культура речи
Окончание

ОКОНЧАНИЕ

2.3. О понятиях, миропонимании, взаимопонимании[1]

Среди всего прочего каждая культура характеризуется развитыми в ней способами миропонимания и тем, что можно назвать «уровнем миропонимания». Естественно, что без того, что называют «понятие», невозможно и понимание происходящего индивидом; а без некоторой общности «понятий» в обществе невозможно и взаимопонимание индивидов. И хотя сказанное всем якобы “понятно”, но необходимо изъяснить смысл термина «понятие», чтобы действительно понять его.

Ясно, что «понятие» — это не слово, не фраза, не символ, не группа и не последовательность символов: так, последовательность звуков «лук» — на что указует? — на лук в смысле овощ, опять же — зелёный или репчатый? — на лук в смысле оружие, механическое приспособление для метания стрел? — либо это записанный русскими буквами англоязычный «look» в смысле взгляд? Но с другой стороны, образ (в смысле: статически неизменный), видeние (в смысле: «кинофильм» на «экране» внутреннего взора), мелодии (музыка), в которых психика индивида моделирует жизненные явления — воспроизводит их в переживаниях и воображает то, чего не было или то, что желает воплотить в жизнь, тоже не понятия. Эти субъективные образы и видeния, существующие в психике человека, вторичны по отношению к объективным образам (за исключением тех образов, которые возникают в психике в процессе творчества, предшествуя воплощению замысла в материализованные произведения творческой деятельности людей). Но и первичные образы объективной реальности в целом и её фрагментов как таковые, существующие вне психики людей, — тоже не понятия.

Понятие — это определённость взаимного соответствия в психике индивида слова, фразы, символа, группы или последовательности символов того или иного языка, употребляемого обществом или исключительно личностного, — с одной стороны, и с другой стороны — субъективного образа, видeния (а также и других понятий)[2], включённая в алгоритмику его мышления.

Миропонимание субъекта — это совокупность понятий, свойственных его психике. Поскольку всякое понятие — двухкомпонентное явление (определённый образ + определённое «слово» какого-то из языков), то понятия в этой совокупности могут быть взаимно связаны как на уровне языковых средств, так и на уровне образной составляющей (мировоззрения). Это — мозаичные миропонимание и мировоззрение.

Отсутствие такого рода определённых взаимосвязей между понятиями, порождает калейдоскопические миропонимание и мировоззрение.

*         *         *

По существу об этом — калейдоскопическом — мировоззрении и выражающем его миропонимании идёт речь у А.П.Чехова в “Скучной истории” (Из записок старого человека). Она начинается словами:

«Есть в России заслуженный профессор Николай Степанович такой-то, тайный советник и кавалер; у него так много русских и иностранных орденов, что когда ему приходится надевать их, то студенты величают его иконостасом. Знакомство у него самое аристократическое, по крайней мере за последние 25 — 30 лет в России нет и не было такого знаменитого учёного, с которым он не был бы коротко знаком. Теперь дружить ему не с кем, но если говорить о прошлом, то длинный список его славных друзей заканчивается такими именами, как Пирогов, Кавелин и поэт Некрасов, дарившие его самой искренней и теплой дружбой. Он состоит членом всех русских и трёх заграничных университетов. И прочее, и прочее. Все это и многое, что ещё можно было бы сказать, составляет то, что называется моим именем».

А в самом тексте есть признание:

«Когда мне прежде приходила охота понять кого-нибудь или себя, то я принимал во внимание не поступки, в которых все условно, а желания. Скажи мне, чего ты хочешь, и я скажу, кто ты.[3]

И теперь я экзаменую себя: чего я хочу?

Я хочу, чтобы наши жёны, дети, друзья, ученики любили в нас не имя, не фирму и не ярлык, а обыкновенных людей. Ещё что? Я хотел бы иметь помощников и наследников. Ещё что? Хотел бы проснуться лет через сто и хоть одним глазом взглянуть, что будет с наукой. Хотел бы ещё пожить лет десять… Дальше что?

А дальше ничего. Я думаю, долго думаю и ничего не могу ещё придумать. И сколько бы я ни думал и куда бы ни разбрасывались мои мысли, для меня ясно, что в моих желаниях нет чего-то главного, чего-то очень важного. В моем пристрастии к науке, в моем желании жить, в этом сиденье на чужой кровати и в стремлении познать самого себя, во всех мыслях, чувствах и понятиях, какие я составляю обо всем, нет чего-то общего, что связывало бы все это в одно целое. Каждое чувство и каждая мысль живут во мне особняком, и во всех моих суждениях о науке, театре, литературе, учениках и во всех картинках, которые рисует моё воображение, даже самый искусный аналитик не найдёт того, что называется общей идеей, или богом живого человека.

А коли нет этого, то, значит, нет и ничего.

При такой бедности достаточно было серьезного недуга, страха смерти, влияния обстоятельств и людей, чтобы все то, что я прежде считал своим мировоззрением и в чём видел смысл и радость своей жизни, перевернулось вверх днами разлетелось в клочья. Ничего же поэтому нет удивительного, что последние месяцы своей жизни я омрачил мыслями и чувствами, достойными раба и варвара, что теперь я равнодушен и не замечаю рассвета. Когда в человеке нет того, что выше и сильнее всех внешних влияний, то, право, достаточно для него хорошего насморка, чтобы потерять равновесие и начать видеть в каждой птице сову, в каждом звуке слышать собачий вой. И весь его пессимизм или оптимизм с его великими и малыми мыслями в это время имеют значение только симптома и больше ничего.

Я побеждён. Если так, то нечего же продолжать ещё думать, нечего разговаривать. Буду сидеть и молча ждать, что будет».

А.П.Чехов — выразитель образа мыслей российской либерально-гуманистической интеллигенции конца XIX — начала ХХ века. По сути приведённый выше фрагмент “Скучной истории” представляет признание в концептуальной безвластности российской интеллигенции, включающее и объяснение причины этого бедствия — калейдоскопический идиотизм на основе Я-центризма и атеизма:

«Каждое чувство и каждая мысль живут во мне особняком, и во всех моих суждениях о науке, театре, литературе, учениках и во всех картинках, которые рисует моё воображение, даже самый искусный аналитик не найдёт того, что называется общей идеей, или богом живого человека.

А коли нет этого, то, значит, нет и ничего».

Именно это калейдоскопическое мировоззрение, породившее концептуальное безвластие, и выразилось в управляемых извне катастрофах государственности русской цивилизации в 1917 г., и в 1991 г. Во избежание катастроф культуры в будущем — следует освобождаться от калейдоскопического идиотизма на основе Я-центризма и атеизма.

*                   *
*

Различие между миропониманием и мировоззрением в том, что миропонимание невозможно без языковых средств, а мировоззрение, представляя собой модель Объективной реальности на основе образов, свойственных психике индивида, может существовать и без языковых средств[4]. Соответственно одно и то же мировоззрение может выражать себя в разных языковых средствах как одной национальной культуры, так и в языковых средствах разных народов, обладающих языковым своеобразием их культур.

Как уже было сказано ранее, понятие по своей сути представляет собой единство определённого слова и определённого образа из внутреннего мира человека, отображающего что-либо в Объективной реальности в психику человека. Однако, человек — существо общественное: никто не может подменить своей персоной общество, человечество; а недостаток общения с другими людьми исключает возможность личностного развития в детстве и юности и влечёт за собой деградацию личности у взрослых (по крайней мере в культуре нынешней цивилизации, где количественно преобладают типы строя психики, отличные от человечного). Носителями понятий являются живые люди, составляющие общество[5].

Одним из факторов, объединяющих людей в обществе, является взаимопонимание; а одним из факторов разобщения — отсутствие взаимопонимания. Взаимопонимание между людьми означает, что одни и те же языковые средства у разных людей вызывают сходные образы; а oбразам одних и тех же явлений в Объективной реальности разные люди сопоставляют сходные конструкции (структурные образования) одного и того же языка.

Соответственно взаимопонимание затруднено или исключено, если одни и те же языковые средства у разных людей вызывают разные образы или никаких образов не вызывают. Если одним и тем же явлениям в Объективной реальности разные люди сопоставляют разные языковые конструкции, а эти языковые конструкции исключают переход на основе «синонимов» (слов со сходным или близким значением) от них к другим языковым конструкциям, обеспечивающим взаимопонимание, то взаимопонимание между ними также невозможно.

Соответственно статистической[6] возможности либо невозможности взаимопонимания друг друга разными людьми в обществе понятия могут быть разделены на две категории:

Причины возникновения обособляющих понятий состоят в том, что их носители в силу профессиональной специфики, редкости или уникальности своего жизненного опыта либо располагают образами, которые не свойственны психике большинства; либо владеют более мощным словарным запасом, и употребляют языковые конструкции, которые другие не могут разобрать и переосмыслить по-своему; либо в их психике устанавливаются связи между образами и языковыми средствами, отличные от связей в общепризнанных понятиях; либо все три названных фактора как-то переплетаются друг с другом.

В обществе всегда есть некоторое количество людей, которые осознанно и целенаправленно поддерживают существующую традицию миропонимания на основе сложившейся системы общепризнанных понятий.

Часть из них делает это потому, что, будучи носителями иного миропонимания, сформированного на основе специфических обособляющих понятий, паразитирует на обществе, злоупотребляя дефективностью господствующего миропонимания, сложившегося на основе общепризнанных понятий. Другая часть из них — сами фанатичные жертвы дефективной традиции миропонимания, насаждаемой и культивируемой в обществе первыми. Но и те, и другие едины в том, что всякое отступление от поддерживаемой ими традиции они объявляют выражением глупости. С их точки зрения в обществе «есть два рода дураков: одни не понимают того, что обязаны понимать все; другие понимают то, чего не должен понимать никто» (В.О.Ключевский. Сочинения в 9 томах, т. 9, Москва, «Мысль», 1990 г., стр. 368).

Этот афоризм при взгляде на него не с точки зрения той или иной сложившейся традиции миропонимания, а с позиции «что есть истина?», также обладает смыслом: в зависимости от того, что представляет собой обособляющее субъекта понятие, за приверженность которому окружающие причисляют его к одному из двух видов «дураков», он либо уступает носителям общепризнанных понятий в соответствующих областях деятельности, либо объективно обладает преимуществом над ними.

Обусловлено это тем обстоятельством, что языковые средства принадлежат уровню сознания в психике человека. А субъективные образы, так или иначе связанные с образами явлений Объективной реальности, могут принадлежать как уровню сознания, так и безсознательным уровням психики[8]. С уровня сознания действует воля человека, а на безсознательных уровнях психики действуют только автоматизмы внешнего и внутреннего поведения, а также не осознаваемая эгрегориальная алгоритмика и чужая воля, если она подменяет собственную волю индивида. При этом объемы информации, перерабатываемые на безсознательных уровнях психики, многократно превосходят возможности сознания вне трансовых состояний[9]: максимум 15 бит/сек.[10] и 7 — 9 различных объектов одновременно. Соответственно этой особенности сознания вне трансовых состояний, понятийный аппарат, сложившийся в психике человека (стихийно или в результате его целенаправленных усилий) на основе того или иного языка, представляет собой одно из средств управления с уровня сознания обработкой колоссальных объемов информации в образной «внеязыковой»[11] форме на безсознательных уровнях психики (это обычно мы называем внелексическими образами).

Именно благодаря языковым средствам и понятийному аппарату (в котором есть место и общепризнанным, и обособляющим индивида понятиям) образные представления одного человека о чём-либо могут быть переданы другим людям сообразно самим себе со степенью полноты и детальностью, обусловленной жизненными обстоятельствами и потребностями, без привлечения каких-либо экстрасенсорных практик.

Вследствие этого неограниченная Объективная реальность, отображаемая в ограниченную психику человека большей частью в виде внелексических различных образов на основе Различения, может познаваться в каких-то своих проявлениях опосредованно, т.е. через личный опыт других людей, в том числе и через опыт прошлых поколений, а не только через непосредственный личный опыт самого субъекта.

Кроме того понятийный аппарат, будучи средством «сверхплотной упаковки» образов безсознательных уровней психики в языковые конструкции, даёт возможность моделировать на уровне сознания (вне трансовых состояний) течение событий в Объективной реальности, в том числе и в ускоренном масштабе времени, что является основой для выбора субъектом наилучшей линии поведения из множества возможных моделей. В этом процессе моделирования с целью построения наилучшей линии будущего поведения именно наличие обособляющих понятий даёт одним возможность осознать вне трансовых состояний то, что другие осознать не могут, либо могут осознать только в трансовых состояниях или на основе специфических духовных практик (разнородные йоги) в каких-то образах, иносказательно-символических[12] по отношению к осознанию Объективной реальности вне трансовых состояний.

Но точно также именно наличие в психике индивида обособляющих понятий, грубо (недостаточно детально по отношению к решаемой задаче) или извращённо отображающих явления Объективной реальности, приводит людей к более или менее тяжелым ошибкам, а то и к гибели их самих и к не умышленному нанесению ущерба окружающим и Природе.

Понятие возникает в психике субъекта как определённая взаимосвязь между языковыми средствами мышления (выражения мыслей) и субъективными («внеязыковыми» по отношению к языкам, употребляемым в обществе) образами, видeниями, мелодиями, принадлежащими внутреннему миру человека[13]. Возникновение понятия в психике индивида — процесс, обладающий направленностью:

При этом не обязательно, чтобы такая связь между языковой и образной составляющими понятия была определённой раз и навсегда и неизменной: это касается как общепризнанных понятий, так и обособляющих. Необходимо, чтобы такая определённость возникала всякий раз при употреблении языковых средств для выражения собственного образа мыслей и при стремлении понять образ мыслей других людей — т.е. в своём внутреннем мире подыскать существующие (или вообразить новые) образы для употребляемых другими людьми языковых средств, чтобы иметь возможность в образах своего внутреннего мира моделировать те жизненные явления, на которые другие указывают языковыми средствами, поддерживаемыми обществом.

Всякое новое для общества понятие возникает как достояние личности, а не группы лиц. Оно возникает как догадка.

Догадка представляет по существу своему тоже определённую связь между внелексическими образами, свойственными психике человека, и лексическими формами того или иного языка. Но от понятия догадка отличается тем, что она не включена в алгоритмику мышления субъекта.

Субъект может включить догадку в алгоритмику своего мышления, в результате чего она станет его понятием; он может не включить её в алгоритмику своего мышления, но может поделиться ею с кем-либо из окружающих, тот поймёт её и включит в алгоритмику своего мышления, после чего она станет уже его понятием, хотя «догадчиком»[15] был кто-то другой, у кого она понятием не стала (возможно, что «догадчик» примет это понятие потом, когда оно станет более или менее общепризнанным, и будет, возможно, даже «качать» свои «авторские» права); субъект может отмахнуться как от своей собственной, так и от переданной ему другим человеком догадки или утаить её от окружающих по каким-то причинам, и догадку (пока не ставшую ни чьим понятием) поглотит коллективное безсознательное (эгрегор), из которого она может быть востребована в готовом виде кем-либо даже спустя многие века.

Не будучи общепризнанным в обществе понятием в момент своего появления, всякая новая для общества догадка, становясь чьим-либо понятием, сначала представляет собой обособляющее субъекта понятие. Оно может таковым и остаться и впоследствии исчезнуть из общества со смертью субъекта (либо несколько ранее в случае, если субъект сам от него откажется ещё при жизни). Но новое понятие может стать и достоянием группы лиц, т.е. стать общепризнанным в ней, если каждое из них выработает одну и ту же определённость объединения в процессе мышления словесно-символьной (языковой) и образной (внеязыковой) составляющих понятия.

И эта общность определённой связи языковой и внеязыковой составляющей понятий является основой взаимопонимания в обществе; а её отсутствие — причиной непонимания.

Соответственно понимание субъектом чего-либо невозможно, если:

Этими же факторами обуславливается и новизна понятий: могут возникнуть прежде несвойственные образы, которые будут требовать языковых средств для своего выражения в понятиях; для общеизвестных образов могут определяться новые связи с общеизвестными словами, в результате чего прежде несвязанные образы могут оказаться связанными друг с другом через системы ассоциативных связей языковых средств (однокоренных слов, слов сходного звучания, общности контекста словоупотребления и т.п.); и это может изменить миропонимание.

Понимание Жизни как таковой, т.е. миропонимание, может быть ошибочным, извращённым и при неразвитости языковых средств; и при несообразности субъективных образов психики индивида образам Объективной реальности как таковой; и при ошибках психики в установлении взаимосвязей между языковыми средствами и образами внутреннего мира человека; а также и при ошибках психики в установлении упорядоченности взаимосвязей между различными образами (в парах «образ № 1 — образ № 2») и между различными понятиями (в парах «понятие № 1 — понятие № 2»), и между образами и понятиями (в парах «понятие — образ без слова, т.е. вне понятия)[16].

Соответственно ни общепризнанность понятия, ни его обособляющий характер не являются признаками его истинности, как точно также не являются признаками его ошибочности или злоумышленной ложности. На вопрос о том, что ложно, что истинно, — даёт ответы только практика жизни на основе употребления того или иного понятия и миропонимания в целом.

Если человек в общении с другим человеком в состоянии воспринять из психики другого человека непосредственно те образы и видeния, в которых протекает его образное мышление, то ему при определённых условиях не нужны языковые средства для того, чтобы пребывать в ладу с окружающими. Если к этому способны двое или более, то им также при определённых условиях не нужны языковые средства для того, чтобы пребывать в ладу друг с другом. Условием для этого является единство их нравственных мерил (стандартов), определяющих алгоритмику психической деятельности человека[17] (включая и вхождение в те или иные эгрегоры), и как следствие — взаимно дополняющие системы отношений каждого из них к потоку событий жизни и видeний образного мышления другого, к общему им Миру, к миссии каждого из них в этом Мире[18] (хотя лад с Богом и Миром может ими и не поддерживаться, и они могут согласованно действовать в пределах Божиего попущения).

Потребность в языковых средствах обмена информацией между людьми возникает не столько из-за невозможности для большинства прямого считывания из психики других людей видeний их образного мышления, сколько вследствие различия у них нравственных мерил (стандартов), определяющих алгоритмику психической деятельности в целом, поскольку единство нравственных стандартов прежде всего прочего и открывает более или менее широкие возможности к прямому считыванию видeний образного мышления другого человека (иными словами никакое превосходство в энергетической мощи биополей, никакие навыки экстрасенсорики не позволяют считать информацию из психики другого человека, если она защищена в ней его объективно праведной нравственностью; то что будет “считано”, будет искажено неправедными нравственными мерилами самогo же «психологического хакера»).

Но понятия не равнозначны друг другу (в структурно алгоритмическом смысле) и в психике индивида. Это обусловлено тем, что в образных представлениях индивида об Объективной реальности не равнозначны (в структурно алгоритмическом смысле) и различные образы. Есть небольшая группа образов, которые являются началом построения всевозможных последовательностей образов, видений, в которых человек отображает течение событий в Объективной реальности и в которых моделирует их возможное развитие и свое участие в них. И, как уже говорилось ранее, можно выделить тип мировоззрения, в котором таким «началом координат» является образ самого себя. Это «Я-центричное» мировоззрение, и ему соответствует «Я-центричное» миропонимание.

Главный и неустранимый их порок состоит в том, что Я-центричное мировоззрение и миропонимание обусловлено изменяющимися обстоятельствами, в которых оказывается «Я-центр», вследствие чего мировоззрение и миропонимание субъекта неустойчивы, а в результате —Жизнь для него непознаваема и непредсказуема. Это мировоззрение и миропонимание без объективного «начала координат», по какой причине в нём всё неизбежно утрачивает определённость, в какой-то момент заданную «Я-центром». Вследствие этого мировоззрение представляет собой мельтешащий калейдоскоп[19], и ему на уровне языковых средств соответствует такое же калейдоскопическое мироНЕпонимание.

Как уже говорилось, альтернативой этому опасному для жизни калейдоскопу является мировоззрение и миропонимание на основе иных предельно обобщающих категорий (а также первичных различий в категории Мироздание) — процесса-триединства материи-информации-меры. Поскольку Бог является надмирной реальностью, то при построении последовательности образов в этом мировоззрении неизменным началом является образ Божий в душе человека. Избрание Абсолютного начала, отображенного в душу человека, в качестве неизменного «начала координат» при построении мировоззрения и миропонимания обеспечивает устойчивость психики и заблаговременное устранение ошибок психической деятельности индивидов и коллективов, ими образуемых. Калейдоскоп преобразуется в устойчивую Богоначальную (Богоцентричную) мозаичную картину Объективной реальности, детальность различных фрагментов которой каждый человек развивает по своему усмотрению, исходя из своих интересов во взаимодействии с жизненными обстоятельствами. С течением времени это мировоззрение, будучи Богоначальным, обязывает человека[20] прийти к ладу с Богом.

В миропонимании на основе триединства предельно обобщающих категорий материя-информация-мера все языковые средства соответствуют мере (через «ять»: h), т.е. — системе кодирования информации, образов Объективной реальности и образов внутреннего мира субъектов[21]. Соответственно роли стандартов-мерил в алгоритмике — быть средством управления информационными потоками в процессах преобразования информации в алгоритмах во внутриобщественных отношениях людей языковые средства это, прежде всего, — средства формирования нравственных мерил, общих более или менее широкому кругу лиц, на основе которых они могут войти в жизненный лад и поддерживать его. Все остальные функции языковых средств в жизни общества обладают меньшей значимостью, нежели эта.

Соответственно всякая культурная общность характеризуется общностью языковых средств, общностью образов и видeний, общностью установления разными индивидами взаимосвязей между языковыми и образными составляющими миропонимания. В процессе взросления человек осваивает эту троякую общность языковых средств, образов и видeний, связей между ними в том виде, в каком она сложилась в культуре общества ко времени его прихода в этот мир; а на каком-то этапе своего личностного развития многие начинают преобразовывать эту троякую общность.

Достижения же культуры в их существе — это поддерживаемый людьми, составляющими общество, уровень миропонимания, рост которого проявляется в разрешении внутриобщественных конфликтов и конфликтов общества и отдельных людей с биосферой Земли, Космосом и Богом.

Порочность культуры это, прежде всего, — извращенность господствующей системы понятий и их упорядоченности, определяющей образ мышления и личностную психическую культуру в целом (включая и нравственные мерила), которую та или иная общественная группа или общество в целом воспроизводит в преемственности поколений. Порочность миропонимания выражается в том, что культурная общность пребывает не в ладу с Богом, с Миром, с другими культурными общностями, и в ней самoй может быть разлад между людьми. Все эти неурядицы — выражения извращенности нравов, т.е. нравственных мерил, в ней господствующих, которые определяют алгоритмику мышления, миропонимания, и алгоритмику всей психической деятельности как личностной (индивидуальной), так и коллективной (эгрегориальной).

2.4. О наилучшем миропонимании[22]

Однако в толпо-“элитарной” культуре одна из основ её существования и воспроизводства в преемственности поколений — целенаправленное оглупление людей в процесс воспитания и получения ими образования. Поэтому множество людей в своей личностной культуре словоупотребления и словотворчества настолько неряшливы, что она может характеризоваться пословицей «хоть горшком назови, только в печку не суй». Их не только не научили в детстве тому, о чём речь шла ранее в настоящей работе, но они не задумываются об этом и сами. Соответственно этому есть и те, кто не просто неряшлив в словоупотреблении и словотворчестве, но убеждён, что любое явление в Жизни допустимо назвать всяким словом, а определённое представление о Жизни можно выразить во всяких словах.

Исторически реально с такого рода неявным культом антиязычества в толпо-“элитарном” обществе неразрывно связана практика манипулирования толпой, путём внедрения в языковую культуру разного рода искусственных слов и языковых конструкций, смысловая нагрузка которых представляет собой в каждом случае особый вопрос. В русло этой практики ложатся все притязания на то, чтобы:

Такого рода процессы «управления понятиями» могут быть весьма масштабными. Примером такого рода творчества является возникновение языка «эсперанто». Марксизм, хотя и не создал своего языка, но вторгся во все языки со своим безмерным (по отношению к Предопределению бытия) блудом философии (что характеризовало “советский образ жизни” употреблением множества слов в неопределённом и в переносном смысле) и метрологически несостоятельной политэкономией, потому тоже может быть отнесён к психотехникам, действующим на основе «управления понятиями».

На такого рода психотехниках «управления понятиями» в современной политической жизни толпо-“элитарной” цивилизации строится «пиар»[26] как «чистый», так и «грязный». «Грязный пиар» такого рода описан и в сказке Г.Х.Андерсена “Голый король”, которая имеет определённое сходство сюжета с продолжением приводившейся ранее русской пословицы «про горшок и печку».

Хотя некоторое время общество может жить в сказке о голом короле, называя «горшком» что-то другое, однако не помещая этот ненастоящий “горшок” в печку, но вероятностно предопределённо найдётся кто-то, кто заявит о том, что «король — голый», и это будет благом освобождения от наваждения; или кто-то ненастоящий “горшок”, непредназначенный для того, сунет в печку, что способно в принципе повлечь последствия, далеко выходящие за пределы фантазий сценаристов фильмов-ужасов и фильмов-катастроф. В том, что кто-то заявляет «король голый!» проявляются физические основы «магии слова», о чём речь шла в разделе 1.2. А если кто-то суёт ненастоящий “горшок” в печку, — то через это общество получает воздаяние за злоупотребление языком и извращение миропонимания.

Но любители манипулировать толпой посредством психотехник, действующих на основе «управления понятиями», были во все времена истории нынешней глобальной цивилизации, и они прилагали немалые целенаправленные усилия к тому, чтобы установить и поддерживать своё безраздельное господство над обществом в пределах Божиего попущения. Поэтому следы их деятельности присутствуют в той или иной форме в культурах всех народов настоящего и прошлого.

Всё это говорит о том, что связь образных представлений о Жизни в психике человека и языковых форм, объединяющих людей в общество, хотя и представляет собой многовариантную возможность, но среди этого множества вариантов всегда есть некий наилучший вариант субъективного миропонимания, достижение которого разными людьми обеспечивает им наилучшее взаимопонимание.

При рассмотрении же вопроса о наилучшем миропонимании в границах общества (условно изолированной и условно самодостаточной системы), выяснится, что миропонимание, наилучшее по отношению к одной концепции, может оказаться наихудшим по отношению к другой[27]. Но споры об объективно наилучшем и наихудшем миропонимании на основе «Я-центричного» мировоззрения, а тем более калейдоскопического — безплодны.

Иными словами, наилучшее мировоззрение и выражающее его миропонимание не может быть Я-центричным или калейдоскопическим.

Мировоззрение же триединства материи-информации-меры относит языковые средства культуры к Мhре Божиему Предопределению бытия Мироздания. Вследствие этого и в границах общества вопрос о наилучшем, — но уже в абсолютном смысле осуществления Божиего Промысла, — миропонимании оказывается связанным с вопросом о Различении. Совокупность образов, лежащая в основе мировоззрения, возникает в процессе Различения, даваемого каждому непосредственно Богом. Мировоззрение — как система взаимосвязей и преобразований различных образов — нравственно обусловленный продукт образного мышления индивида. Язык — фрагмент Мhры, Предопределения бытия, системы кодирования информации; в данном случае — кодирования субъективных образов индивида, которые являются или отображениями образов Объективной реальности или прообразами[28] того, возникновение чего возможно в Объективной реальности.

Соответственно имеет место алгоритмика — спиральный процесс преобразования объективной информации в Жизни Объективной реальности, частью которой является каждый человек:

*         *         *
  1. Образы Объективной реальности в даваемом Богом Различении преобразуются в субъективные различные образы индивида.
  2. Субъективные образы выстраиваются в нравственно обусловленную систему — мировоззрение субъекта.
  3. Субъект кодирует свои образы в языковые средства, в результате чего возникает его миропонимание. Миропонимание возникает в результате совместной работы процессно-образного и дискретно-логического мышления[29] и также нравственно обусловлено. При этом языковые средства:
    • во-первых, более или менее объединяют множество субъектов в общество[30] во взаимопонимании на основе сходства их миропонимания;
    • а во-вторых, будучи фрагментом общевселенской Мhры, они, выражая миропонимание субъектов (как персонально, так и обществ), непосредственно управляют частными матрицами-предопределениями бытия, возможностью или невозможностью (в том числе и НЕТЕХНОГЕННОГО[31]) осуществления тех или иных событий в Объективной реальности; управляют энергетической накачкой эгрегоров, действующих на основе соответствующих матриц.

Тем самым 3-е завершает виток спирали, и открывается возможность перехода к началу последующего витка: образы Объективной реальности в даваемом Богом Различении преобразуются в субъективные различные образы индивида…

*                   *
*

В этом же процессе, который индивид обуславливает своими нравственными мерилами, управляющими всею алгоритмикой его психической деятельности, он или удаляется, или приближается к наилучшему в смысле Божиего Предопределения миропониманию — установлению совокупности взаимосвязей мировоззрения и языковых средств их выражающих.

О том, удаляется он от него или приближается, он может судить сам на основе устойчивости по предсказуемости тех процессов управления и самоуправления, в которых он соучаствует в жизни: если его деятельности сопутствуют внезапные непредсказуемые неприятности, то у него есть проблемы в организации психики в целом, и в частности проблемы — в нравственности, мировоззрении, миропонимании.[32]

Этот процесс установления наилучшего соответствия мировоззрения (его тоже надо собрать из различных разрозненных образов) и языковых средств (которыми необходимо грамотно владеть, чтобы соответствовать внутренней мере-логике языка как такового) можно уподобить сборке «кубика Рубика»[33]:

Однако в любом из вариантов, всегда присутствуют какие-то связи между как-то выстроенным мировоззрением и как-то освоенными навыками употребления языковых средств.

И потому наилучшее миропонимание можно уподобить «кубику Рубика» с 6-ю одноцветными гранями: правильно сложенные одноцветные грани «мировоззрение» и «языковые средства», соединённые правильно собранными четырьмя другими одноцветными гранями-связями.

Соответственно:

Но человеку необходимо собрать наилучшее мировоззрение, выразить его в наилучшей ладности слов, т.е. стать, по-русски говоря, краснобаем, какое слово утратило свой истинный смысл и стало синонимом пустобрёха.

Тем более человеку нельзя уподобляться упомянутой ранее реальной (либо выдуманной) горилле из зоопарка, в раздражении разбившей о стенку данный ей кубик Рубика.

При этом необходимо помнить, что миропонимание — своего рода «кубик Рубика» в психике каждого человека, но в отличие от игрушечного — снабжённый самоликвидатором и замкнутый контурами прямых и обратных связей на внешние средства ликвидации своего носителя.

Вследствие этого умышленные или не умышленные отступления от идеально наилучшего миропонимания представляют опасность как для тех, кто их совершает, так и для окружающих и потомков, если те оказываются не в силах их выявить и устранить. Более обстоятельно об этом жизненном алгоритме совершенствования миропонимания и жизни людей на его основе речь идёт в работе ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.

С вопросом о наилучшем миропонимании оказывается связанным и вопрос о соотношении умолчаний[34] и оглашений. Ни одна дискретная[35] ограниченная[36] информационная система (а равно информационный процесс) не может быть построена исключительно на информации, вводимой в неё по оглашению. Всегда в ней присутствует какая-то сопутствующая информация, вводимая по умолчанию[37].

«Оглашения» — это прежде всего языковые средства и непосредственно связанные с ними образы. То есть «оглашения» представляют собой поверхностный[38] слой понимания какого-либо вопроса и его связей с информационным фоном.

В психике же человека сам взятый в рассмотрение вопрос и его информационный фон — это его субъективные образные представления об Объективной реальности. По отношению к языковым средствам они и представляют собой всю совокупность субъективных «умолчаний».

При построении описания в «оглашениях» из всей совокупности образов, представляющих собой мировоззрение, какие-то образы и их группы обретают определённые связи с языковыми средствами «оглашений».

Описание же всякого вопроса в «оглашениях» может быть разной обширности: от нечленораздельного междометия — до многотомного трактата, не поддающегося завершению вследствие того, что всякий частный вопрос связан с информационным фоном, образуемым множеством других вопросов, а в себе самом содержит множество аспектов, которые, в свою очередь, связаны и между собой, и с информационным фоном; детализировать же «описание в оглашениях» самого вопроса и его информационного фона можно до бесконечности: «Если бы море сделалось чернилами для написания слов Господа моего, то иссякло бы море раньше, чем иссякли бы слова Господа моего, даже если бы Мы добавили ещё одно подобное ему море» (Коран, 18:109, на основе переводов И.Ю.Крачковского и М.-Н.О. Османова).

Субъект сам вольно (осознанно целеустремлённо) или невольно (под водительством алгоритмики безсознательных уровней его психики) ограничивает объем описания в «оглашениях». В подавляющем большинстве случаев процесс формирования описания в «оглашениях» не сопровождается крахом или преображением того мировоззрения, которое субъект выражает в своём описании чего-либо языковыми средствами. Соответственно в зависимости от избранного объёма «описания в оглашениях» в поверхностный слой понимания оказываются включенными с бoльшей либо меньшей степенью детализации бoльшие либо меньшие области мировоззрения, остающегося самим собой, вне зависимости от объёма и тематического спектра «описания в оглашениях».

Но сами проблемы и задачи, с которыми в жизни сталкивается человек, и обстоятельства их решения достаточно часто требуют, чтобы в оглашениях была выражена информация, прежде остававшаяся в умолчаниях.

Если с миропониманием субъекта всё в порядке, то раскрытие прежних умолчаний не сопровождается отрицанием прежних оглашений.

Это происходит вследствие того, что одна и та же по существу система образных представлений об Объективной реальности — мировоззрение, информация по умолчанию — лежит и в основе относительно краткого, и в основе более детального «описания в оглашениях» какой-то проблематики.

Если же выявляется несовместимость прежних оглашений и вновь раскрытых умолчаний, то это является основанием для того, чтобы:

Разрешится ли в этом процессе внутренний конфликт миропонимания субъекта в пользу прежних оглашений или в пользу вновь раскрытых умолчаний, зависит от существа выявленного конфликта «умолчания — оглашения» и нравственно обусловленной алгоритмики разрешения такого рода конфликтов в психике субъекта.

Отказ от разрешения такого рода конфликтов «умолчания — оглашения» вне зависимости от причин и мотивировки (они не всегда совпадают) способствует росту калейдоскопичности процессно-образного и дискретно-логического мышления, что может завершиться неоспоримо выраженной шизофренией или самоликвидацией субъекта в тех или иных жизненных обстоятельствах.

3. Языки в культурном сотрудничестве
в процессе глобализации

3.1. Языки и глобальный исторический процесс

Переход от личностного масштаба рассмотрения к масштабу рассмотрения языковой культуры общества в целом начинается с признания того факта, что общество носителей-пользователей всякого языка характеризуется статистикой прохождения индивидами, составляющими это общество, каждого из множества витков описанного ранее спирального процесса преобразований объективной информации в Жизни:

  1. Образы Объективной реальности в даваемом Богом Различении преобразуются в субъективные различные образы индивида.
  2. Субъективные образы выстраиваются в нравственно обусловленную систему — мировоззрение субъекта.
  3. Субъект кодирует свои образы в языковые средства, в результате чего возникает его миропонимание. Миропонимание возникает в результате совместной работы процессно-образного и дискретно-логического мышления и также нравственно обусловлено.

То есть каждый носитель-пользователь языка — вне зависимости от того, осознаёт он этот факт или же нет, действует ли он умышленно волевым порядком или безвольно-безсознательно, вносит свой вклад в то, чтобы спектр понимания Жизни на основе этого языка рос и расширялся или в то, чтобы прежние достижения предков утрачивались новыми поколениями.

Но поскольку далеко не все люди, составляющие общество, относятся безчувственно и нравственно безразлично (т.е. безнравственно) к тенденциям 1) развития, 2) деградации и 3) консервации достигнутого в неизменном, бездумно-механически воспроизводимом виде (т.е. без дальнейшего как развития, так и деградации), то небезразличие такого рода множества людей может находить своё выражение в разщеплении языка на несколько языков, имеющих общее происхождение и различающихся в последующем как по особенностям звучания речи и смысловой нагрузки их слов[39], так и по особенностям свойственных каждому из них языковых конструкций и грамматики.

Но если выйти за границы культуры какого-то одного народа, то единство человечества выражается и в том, что в разных языковых культурах людей интересуют одни и те же проблемы. В анализе общих проблем представителями разных языковых культур вырабатывается общее для них мировоззрение, и это создаёт предпосылки к более или менее ярко выраженному проникновению разных языков друг в друга. В самом простом случае словарный запас одного или обоих взаимодействующих языков пополняется понятиями (т.е. словами во вполне определённой взаимосвязи с образными представлениями) из словарного запаса другого языка, в результате чего некогда пришедшие в язык слова с течением времени становятся его неотъемлемой частью[40]. В более сложном варианте проникновения одного языка в другой языковые конструкции (особенности грамматики) одного языка становятся органичными составляющими другого.

Хотя такого рода процессы могут охватывать жизнь нескольких поколений, вследствие чего они плохо ощутимы для каждого из проходящих через него поколений, но они объективная данность. Они — одна из составляющих истории человечества на протяжении всего исторического периода после некоего древнего события, зафиксированного в мифах разных народов как языковое разщепление человечества, некогда в прошлом обладавшего единым языком[41]. Иными словами, процессы взаимного проникновения языков друг в друга — одна из составляющих глобального исторического процесса нынешнего многонационального человечества.

Соответственно этому обстоятельству отношение к текущим изменениям в каждом из языков народов Земли в смысле придания выявляемым изменениям оценок «хорошо — плохо» не может быть поистине осмысленным в отрыве от отношения к тем или иным тенденциям в течении глобального исторического процесса.

В современном обществе одним из факторов, мешающих выработке такого рода поистине осмысленного отношения к текущим языковым изменениям, происходящим в национальных языковых культурах, являются разного рода «антиглобалисты». Одну из ветвей «антиглобализма» образуют как раз многие из тех, кто возомнил себя ревнителями чистоты истинно (русской, украинской, английской и т.д.)[42] речи. Поэтому прежде, чем обратиться собственно к рассмотрению культурного сотрудничества разных народов, проявляющегося и в изменении их языков, необходимо рассмотреть некоторые вопросы, связанные с течением глобального исторического процесса, и прежде всего, — вопрос о «глобализации» и «антиглобализме».

«Антиглобалисты» — люди, по разным причинам выступающие против «глобализации». Однако, к сожалению, в своём большинстве они не утруждают себя тем, чтобы понять, за что определённо и против чего определённо они борются, и потому у них не получается ничего, кроме массового уличного хулиганства, которое (если разобраться с закулисной стороной дела) организуют и оплачивают именно те силы, против которых «антиглобалисты» якобы борются. И при таком — неопределённом по существу и исключительно безальтернативно-нигилистическом протестном отношении к «глобализации» «антиглобалисты» представляют собой зло не меньшее, нежели исторически реальная «глобализация», которой они недовольны.

Глобализация в том виде, в каком она предусмотрена в библейском проекте порабощения всех, — действительно представляет собой зло. Но чтобы избежать и зла библейской глобализации, и зла библейского же «антиглобализма», необходимо осознать общественное значение как слов, так и жизненных явлений, которые этими словами обозначают.

«Глобализация» — термин политологии, ставший достоянием сознания интересующихся политикой и экономикой в последние годы ХХ столетия. «Глобализацией» стали называть совокупность экономических и общекультурных явлений, которые воздействуют на исторически сложившиеся культуры проживающих в разных регионах народов (включая и их экономические уклады), отчасти разрушая их, а отчасти интегрируя их в некую — ныне пока ещё только формирующуюся — глобальную культуру, которой предстоит в исторической перспективе объединить всё человечество.

Хороша будет эта культура либо плоха? Будет она одноязычной либо многоязычной[43]? — вопрос пока во многом открытый.

Но именно эти вопросы глобального взаимопроникновения друг в друга разных национальных культур не интересуют «антиглобалистов» потому, что они действуют из предубеждения: глобализация — безальтернативно плохо[44]. Однако такой подход сам плох. Дело в том, что:

Глобализация исторически реально проистекает из разносторонней деятельности множества людей, преследующих свои личные и групповые интересы. И эти интересы большей частью совсем не глобального масштаба.

То, что ныне называется «глобализацией», имело место и в прошлом, но не имело имени. На протяжении всей памятной истории цивилизации нынешнего человечества «глобализация» предстаёт как процесс взаимного проникновения национальных культур друг в друга; в нём также соучаствует и искусственно созданная иерархией древнеегипетского знахарства (“жречества”) культура иудаизма — исторически реального международного еврейства.

В прошлом глобализацию стимулировала международная торговля и политика завоеваний, а ныне она стимулируется непосредственно технико-технологическим объединением народных хозяйств разных стран в единое мировое хозяйство человечества. Экономическая составляющая этого процесса представляет собой концентрацию управления производительными силами человечества в целом. Но ни нынешнее человечество, ни одно национальное общество (включая и реликтовые первобытные культуры, застрявшие до настоящего времени в каменном веке) не может существовать без управляемых некоторым образом систем производства и распределения. А вследствие того, что управление и самоуправление в жизни обществ невозможны без циркуляции информации в контурах прямых и обратных связей, а разнородные языки, развитые и поддерживаемые культурами разных народов, представляют собой средство передачи и хранения информации, то глобализации свойственны и специфические языковые аспекты.

Это всё в совокупности означает, что глобализация — процесс исторически объективный. Он порождён не волей тех или иных «глобализаторов», и он протекает вне зависимости от желания и воли каждого из противников «глобализации вообще». И хотя такого рода мифы в обществе существуют, но реально:

Глобализация проистекает из деятельности множества людей, действующих по своей инициативе в обеспечение частных — и вовсе не глобального масштаба — интересов каждого из них.

Именно по этой причине бороться с нею методами национального обособления и изоляционизма невозможно[45].

Для того, чтобы остановить глобализацию, необходимо повсеместно прекратить экспортно-импортные операции, ликвидировать туризм, трудовую миграцию населения, гастроли деятелей различных видов искусств, художественные и прочие выставки, переводы с языка на язык деловой корреспонденции, художественных произведений и научных трактатов, свести к минимуму дипломатическую деятельность и искоренить мафии.

Соответственно такому видению искренние попытки борьбы против глобализации вообще — как жизненного принципа развития нынешней цивилизации на планете — представляют собой одну из разновидностей сумасшествия.

Однако и смириться с глобализацией в том виде, в каком она исторически реально протекает в русле библейского проекта порабощения всех, — означает подвергнуть будущее человечества тяжким бедствиям.

Дело в том, что хотя глобализация и проистекает из социальной стихии частной деятельности множества людей, преследующих свои личные цели совсем не глобального масштаба, но исторически реально глобализация носит управляемый характер. Это является результатом того, что наряду с обычными обывателями, занятыми житейской суетой и избегающими глобального масштаба рассмотрения своих личных и общественных в целом дел, в человечестве издревле существуют более или менее многочисленные социальные группы, участники которых в преемственности поколений преследуют определённые цели в отношении человечества в целом, разрабатывают и применяют средства осуществления намеченных ими целей[46]. Поскольку выбор целей и средств обусловлен субъективно нравственностью тех или иных «глобализаторов», то это означает, что:

Глобализация как таковая разными людьми может быть ориентирована на достижение взаимоисключающих целей и может осуществляться взаимоисключающими средствами по взаимно исключающим друг друга сценариям.

Но поскольку глобализацию порождает деятельность множества людей, глобализаторами не являющихся, и поскольку её невозможно пресечь, то остаётся единственное: глобализации, развивающейся в направлении неприемлемых целей и осуществляемой неприемлемыми средствами по неприемлемым сценариям, необходимо противопоставить качественно иную глобализацию — приемлемую по конечным целям, по средствам их достижения, по сценариям, в которых с помощью приемлемых средств достигаются намеченные приемлемые цели. Только такой подход позволяет поглотить и изжить неприемлемую глобализацию[47].

Иными словами необходима альтернативно-объемлющая концепция глобализации, а по существу — концепция общественной безопасности многонационального человечества.

И такой подход к проблеме исторически реальной глобализации и возможных ей альтернатив, включая и искореняюще-объемлющие альтернативы неприемлемым вариантам глобализации, приводит непосредственно к вопросу об объективном — т.е. предопределённом Свыше для человека и человечества в целом — Добре, и соответственно — об объективном Зле. А это — вопросы нравственно обусловленного миропонимания, которые не могут быть выявлены и решены без помощи языковых средств.

Организация самоуправления людей, коллективов, общества в целом и организация управления делами локальной и общественной в целом значимости[48] всё то, что порождает глобализацию и является её сутью, — тоже в своей основе имеет функции языка[49], которые уже упоминались в настоящей работе ранее:

Собственно отношение носителей каждого из ныне живых языков человечества к той или иной определённой глобализации и способам воплощения этой глобализации в жизнь, их верность идеалу избранной ими глобализации, подтверждаемая делами жизни, и определяет будущность каждого из языков. А по существу это означает, что необходимо:

3.2. Варианты глобализации[50]

Для того, чтобы увидеть объективно различные варианты глобализации и выделить из них тот, который поддерживается Свыше, необходимо соотнестись с многократно обсуждаемым в материалах Концепции общественной безопасности объективным фактом, что всякая особь биологического вида “Человек разумный” может быть носителем одного из четырёх более или менее устойчивых в течение её взрослой жизни типов строя психики:

Различие типов строя психики и различное выражение каждого из них в жизни общества — объективный биологический и общественно-исторический факт. Это факт — объективный в том смысле, что он не зависит ни от мнения и воли участников ВП СССР, ни от прочтения его текстов кем-либо.

Если Вы признаёте наличие у представителей биологического вида «Человек разумный» инстинктов, памяти, интеллекта, интуиции[52], личностной воли, то вопроса о способах выработки человеком линии поведения и её осуществления во всех житейских ситуациях не избежать. А при рассмотрении этого вопроса неизбежно встаёт вопрос и об отдании предпочтения в конкретных житейских ситуациях той или иной информации и алгоритмике, проистекающим[53] из названных неоднородных по своему характеру компонент психики (инстинктов, памяти, разума, «интуиции») в тех случаях, когда разные компоненты психики предлагают взаимоисключающую по своему характеру информацию и алгоритмику. При рассмотрении вариантов ответа на вопрос о предпочтительности информации и алгоритмики, предлагаемых названными неоднородными компонентами психики, понятия о различных типах строя психики не миновать вне зависимости от того, как назвать выявленные различия в организации психики.

Но придя к понятию о типах строя психики, мы неизбежно оказываемся перед вопросами:

И хотя от двух последних вопросов можно и отмахнуться[54], но следует ли это делать: не будет ли это «себе дороже»? — По нашему мнению, это действительно будет «себе дороже» и потому лучше продолжить рассмотрение вопроса об обусловленности вариантов глобализации типами строя психики.

Тип строя психики обусловлен воспитанием в детстве и дальнейшим самовоспитанием личности. Т.е. недостижение личностью к началу юности человечного типа строя психики — результат порочности культуры общества и неправедного воспитания со стороны родителей, а не результат генетически обусловленной человеческой несостоятельности одних и биологического превосходства над ними других, из какого мнения проистекают теории разнородного расизма и нацизма.

Поэтому, будучи взрослым и осознавая этот факт, человек способен осознанно волевым порядком перейти от любого типа строя психики к человечному как к основе для дальнейшего личностного и общественного развития; человек способен устойчиво пребывать при человечном типе строя психики во всех обстоятельствах жизни — именно в воплощении этой способности в жизнь и выражается достоинство Человека.

Тем не менее из неоднозначности субъективного отношения людей к даваемым Богом персонально каждому из них доказательствам Своего бытия, проистекает непризнание факта бытия Божиего многими людьми. И с точки зрения атеистов то, что выше названо человечным типом строя психики, представляет собой жизненно несостоятельную иллюзию верующих Богу. С их точки зрения человечный тип строя психики, объективно выражающий заботу о других людях, природе края, Земле, Мироздании в целом, — существует, но Бог к нему никакого отношения не имеет просто вследствие того, что «Бога нет».

Но в нашем миропонимании Бог есть, и Он — Творец и Вседержитель, а демонический тип строя психики действительно включает в себя модификацию, носителям которой свойственно именно заботливое отношение к другими людям, к природе края, в котором они живут, к Земле и Мирозданию в целом. И хотя такой благонамеренный демонизм существует и в своих проявлениях во многом аналогичен проявлениям человечности, но всё же демонизм есть демонизм. А человечный тип строя психики в своей основе имеет веру Богу по Жизни и, соответственно, жизнь человека — осмысленный диалог с Богом делами жизни.

В зависимости от статистики распределения людей по типам строя психики всякое культурно своеобразное общество порождает свою социальную организацию и изменяет свою культуру, соучаствуя некоторым образом в глобализации. При этом все варианты глобализации по их конечным — взаимоисключающим друг друга — целям могут быть отнесены к одному из двух классов:

Может показаться (и многие действительно пребывают под властью такого мнения), что глобальный исторический процесс течёт сам собой и не несёт в себе предопределённой целенаправленности только к одной из двух названных выше взаимоисключающих целей завершения глобализации. Однако это не так.

Носители разных типов строя психики обладают разной дееспособностью по отношению к управлению процессами разной продолжительности. Это является следствием того, что в моменты выбора альтернатив поведения на основе инстинктов, традиций, собственного творчества, непреклонного осуществления Промысла, носители любого из названных типов строя психики вероятностно-предопределённо отдают предпочтение тому, что характеризует свойственный каждому из них тип строя психики[56]. В результате:

Кроме того, для всех нечеловечных типов строя психики ещё одним дополнительным фактором «выдергивания» из продолжительных процессов является психофизиологическая зависимость множества людей от разного рода дурманов: алкоголя, табака, наркотиков (человечный тип строя психики предполагает в своей основе исключение дурманов из употребления). Позывы к одурманиванию вследствие психофизиологической зависимости «опускают» множество людей по шкале дееспособности (по отношению ко многим процессам) в диапазон более скоротечных процессов, чем тот, что свойственен носителям животного типа строя психики на трезвую голову.

Хотя глобализация порождается действиями всех без исключения людей вне зависимости типа строя психики и переходов личности от одного типа строя психики к каким-то другим, но в процессы управления ею вступают только носители демонического и человечного типов строя психики (так как это требует творчества и видения перспектив, подчас далеко выходящих за сроки жизни одного поколения). И поскольку два выявленных ранее класса, к которым могут быть отнесены все варианты глобализации в зависимости от их конечных целей, обусловлены различием возникающих в них глобальных обществ и культур по типам строя психики, а человечный тип строя психики обеспечивает дееспособность его носителям по отношению к процессам большей продолжительности, то равновероятное завершение глобализации любым из них случайным образом невозможно. Вследствие превосходства человечного типа строя психики в дееспособности в более широком диапазоне продолжительности процессов глобализация протекает в направлении завершения её становлением глобального общества и культуры, в которых человечный строй психики будет нормой. Этот процесс является объемлющим по отношению ко всем прочим вариантам глобализации.

Иными словами, конечные цели глобализации в смысле становления «высоко цивилизованного» устойчивого в преемственности поколений рабовладения в глобальных масштабах, в интересах той или иной корпорации носителей демонического типа строя психики и не воплощённых хозяев такого рода корпораций — теряют устойчивость в ходе самой глобализации, вследствие чего глобализация не может завершиться их достижением[59].

И соответственно этому психико-алгоритмическому обстоятельству, действующему в истории нынешнего человечества, глобализация по-библейски, а равно и в каких-то иных «высоко цивилизованных» формах осуществления рабовладения — не состоится. Состоится глобализация, выражающая устремлённость к человечному типу строя психики, к культуре и общественной организации, воспроизводящим человечный тип строя психики в преемственности поколений как основу для дальнейшего развития каждого человека и человечества в целом. И это можно показать объективными общеизвестными фактами, выявив их причинно-следственные взаимосвязи.

Скупка мира со всеми его обитателями и их имуществом на основе запрограммированной Библией иудейской монополии на международное ростовщичество[60], ускорив научно-технический прогресс стремлением должников любой ценой вырваться из долговой кабалы, привела к тому, что:

Это означает, что носители животного строя психики и зомби, запрограммированные раз и навсегда на один вид профессиональной деятельности, не могут существовать при столь быстром изменении среды обитания и будут вычищаться из общества общеприродным механизмом, получившим в науке название «естественного отбора».

Дело в том, что в высокоразвитых биологических видах приспособление их к среде обитания носит двухуровневый характер:

Человечество, в котором по-прежнему количественно преобладает животный строй психики и бездумье биороботов, дистанционно управляемых телепрограммами, либо отрабатывающих привычные навыки, оказалось под воздействием “стресса”, названного «информационным взрывом». Неизменность врождённых рефлексов и животных инстинктов, неизменность некогда освоенных программ поведения зомби не позволяет носителям этих типов строя психики реагировать на изменения среды обитания, прежде всего в области профессионализма, дающего средства к существованию.

При этом следует иметь в виду, что “пастухи стад” и “робототехники”, — большей частью носители типов строя психики демонического и зомби (узкоспециализированного для этой области деятельности), — не успевают своевременно заново передрессировать и перепрограммировать своих подопечных так, чтобы их поведение было сообразно обстановке, быстро изменившейся в очередной раз.

Это означает, что все носители этих нечеловеческих типов строя психики поставлены перед выбором: либо они сами изменят свой строй психики, переосмыслив свое бытие и намерения на будущее (интеллект и минимум воли это позволяют сделать каждому), либо они погибнут потому, что прежний свойственный им строй психики сделает их жертвами объектов техносферы или стрессов, а также и обусловленных ими болезней[61].

В качестве заложников техносферы в нынешней глобальной цивилизации все равны: и возомнившие себя господами-«сверхчеловеками», и те, кого “господа” пытаются поработить.

В таких условиях единственная возможность избежать гибели в очередном «Чернобыле» для претендентов в «сверхчеловеки» — заботиться о том, чтобы “сверхчеловеками” (а по существу нормальными, состоявшимися людьми — носителями человечного типа строя психики) были все без исключения.

В противном случае и “недочеловеки” (носители типов строя психики животного и зомби), и “сверхчеловеки” (носители демонического типа строя психики) могут погибнуть, даже не в результате умысла покончить жизнь самоубийством какого-нибудь отягощенного “стрессом” оператора АЭС или химкомбината, а в результате порождения индивидами с нечеловеческой психикой коллективной психики типа «лавина ошибок»[62].

Так в технико-технологическом мире на реально правящую “элиту” и их хозяев, осуществляющих глобализацию по-библейски, оказались впервые в истории нынешней цивилизации замкнуты обратные связи, чего не было в жизни демонически-магической «расы господ» прошлой глобальной цивилизации[63], при каких условиях в ней и могла процветать вседозволенность демонизма.

Таким образом, естественный отбор Свыше уничтожает ныне носителей животного строя психики и строя психики зомби. От него не защищены хозяева и заправилы глобализации по-библейски, которые тоже оказываются под стрессовым воздействием, поскольку не могут не осознавать, что они теряют управление в глобальных масштабах.

Причём в этом естественном отборе индивиды утрачивают здоровье или погибают в репродуктивном возрасте. Вследствие этого родовые линии носителей животного типа строя психики и строя психики зомби, а также тех, кто ступил на путь “снятия стресса” с иллюзорной помощью разных дурманов, пресекаются; либо они, дав жизнь детям, показывают им на своём примере, как не дoлжно жить.

В этих обстоятельствах, формирующих новое информационноалгоритмическое качество жизни общества в целом, преимуществом в воспроизводстве новых поколений обладают думающие. В том числе и думающие о том, чтобы дети вырастали человеками, но не человекообразными цивилизованными животными и биороботами. Те же процессы принуждают и думающую часть “элиты” очеловечиться[64], т.е. деэлитаризоваться — отказаться от “элитарных” и тем более расово-элитарных амбиций.

Активизация же интеллекта в подавляющем большинстве случаев не может быть искусственно ограничена узкопрофессиональной областью[65], не только потому, что средства массовой информации (от которых в нашем мире укрыться практически невозможно[66]) обрушивают на всех потоки самой разнородной информации, но и потому, что все отрасли профессиональной деятельности ныне информационно взаимно проникают друг в друга. Вследствие этого, чтобы не быть цивилизованной обезьяной, выдрессированной профессионально нажимать множество кнопок дома и на работе, профессионалу во всякой области необходимо вникать как в проблематику смежных областей деятельности, так и в их взаимосвязи в жизни общества.

Это неизбежно статистически предопределённо исподволь делает думающего узкого профессионала социологом, в сфере компетенции, заботы и ответственности которого оказывается вся планета Земля, всё человечество.

Вопрос только в том, спустя какое время, после того как человек вникнет в социологию (включая и глобальную), сначала безсознательно обретя образные представления о ней, он осознанно заявит о себе как о социологе, осознанно приверженном в повседневности определённой концепции общественного устройства из их множества.

Но творчески думать свойственно и демонизму, и человечности. Демонизму, в отличие от человечности, свойственно принудительно выстраивать иерархии отношений индивидов; а каждому из индивидов с демоническим строем психики свойственно стремиться поднять свой иерархический статус; отстоять достигнутое положение от посягательств конкурентов; опустить вокруг себя многих, для того чтобы самому подняться над ними. Такого рода автоматизмы поведения свойственны и части носителей животного типа строя психи и зомби, с тою лишь разницей, что в отличие от демонов эти в осуществлении своих притязаний действуют не творчески, а шаблонно-механически.

Даже если индивид очнётся от своего прежнего животного или зомби состояния при демоническом типе строе психики, его пробудившийся разум обречён выйти на вопрос о том, привлекает ли его эта война на уничтожение всех человекообразных против всех, как способ существования, либо ему есть альтернатива, полная ладной жизни.

Поскольку альтернатива есть, как о том издревле сообщают Откровения, данные через Моисея, Христа, Мухаммада, то миновать рассмотрения этой альтернативы разуму (в том числе и демоническому) во всей проблематике социологии также невозможно. И на этом этапе естественный отбор будет уничтожать упорствующий демонизм в войне демонических личностей против всех демонических личностей и прочих не внемлющих недолюдков: как физически, в ходе их разборок между собой, так и за счёт непрерывного усугубляющегося “стрессового” состояния всех участников войны всех против всех: “стрессы” своими следствиями имеют психосоматические заболевания и алкогольно-наркотическую деградацию в попытке «снять стресс» воздействием дурманов и иных психотропных веществ.

Всё это говорит о том, что:

Матрица возможного течения глобального исторического процесса в нынешней цивилизации предопределённо Свыше построена так, чтобы человечество изжило животный строй психики, строй психики робота, а также всевозможные демонические наклонности, направленные на угнетение других с целью паразитирования на жизни всех.

У кого-то может встать вопрос: А какое отношение тема настоящей работы имеет к глобализации во всех её вариантах? Ответ прост:

В истории нынешней глобальной цивилизации обо всём этом и, прежде всего, о концепции глобализации, ведущей к человечности[67], впервые понятийно определённо написано и рассказано русским языком в том его виде, который исторически сложился к концу ХХ века, для всех, кто проявляет интерес к судьбам своим собственным и человечества в целом.

И это обстоятельство связано со всеми функциями языка:

непосредственного управления частными матрицами бытия и управления эгрегорами, что является функцией, объемлющей по отношению к другим ранее названным:

  • язык — средство формирования господствующей в обществе нормативной нравственности и выражающей её этики;
  • язык — средство осуществления «магии языка»;
  • язык — средство передачи и хранения информации в процессах развития культуры и самоуправления обществ.

Достигнутая определённость в понимании этой совокупности обстоятельств позволяет перейти к рассмотрению вопроса о чистоте языка: истинной и мнимой.

3.3. Чистота живущего языка: мнимая и истинная

3.3.1. Суть проблемы в наши дни

Поскольку Концепция общественной безопасности в её изложении ВП СССР появилась в кризисный период истории человечества и России, когда общество в своём развитии разрешает нравственно-мировоззренческие и, соответственно, — концептуальные неопределённости, то есть люди, которые высказывают возражения не только против её существа, но и против той языковой культуры, которая свойственна ВП СССР и выражена в текстах КОБ. На протяжении многих лет разные люди высказывают упрёки: Написано не по-русски, не русским языком; длинные фразы, много непонятных слов; требует перевода на русский язык и т.п.

Приведём фрагмент одного из последних (07.01.2004 г.) выступлений[68] на эту тему (в сносках по тексту цитаты — наши комментарии):

«В преамбуле[69] написано[70] что КОБ является частью Русской культуры[71] на деле же при прочтении[72] что тексты крайне слабо напоминают Русскую речь[73] при всем при том, что в «строгий лексических» формах можно написать тоже самое и по Русски[74]. При прочтении некоторых работ возникает впечатление[75] что авторы упиваются своей способностью витиевато выражаться,[76] простите[77] товарищи, но ваш язык требует дополнительного перевода на русский язык[78], а пока основные теоретические работы да и аналитика[79] похожи на печально известный талмуд[80] который без слез нельзя читать в виду[81] жуткой витиеватости и скучности стиля[82] у них 30 томов[83]. Через некоторое время у нас появятся свои «Раввины»[84] которые будут толковать КОБ. [85]Есть несколько хороших поговорок на этот счет типа «все гениальное просто»,[86]

Задайте себе вопрос[87] можете ли вы написать тоже самое, но простым языком? если не сможете, то это означает только, что либо вы всё написали по чей то[88] указке, либо то[89] что вы сами не смогли в полной мере осознать и прочувствовать то[90] что представляете на суд общественности[91] в качестве Истины Первой инстанции[92]»[93].

Конечно, обилие разного рода языковых ошибок в приведённом фрагменте текста можно большей частью объяснить тем, что, когда его автор выступал на интернет-форуме в «эмоциональном порыве», то его «несло» помимо его осмысленной воли. Поэтому, действуя на основе безсознательных автоматизмов, он печатал быстрее, чем осознавал то, что он пишет. При этом на некоторые клавиши он нажимать “забывал”, на некоторые не попадал, и безвольно автоматически переслал своё выступление для публикации сразу же по завершении печати, не предприняв ни одной попытки понять им написанное и не проверив стилистику, орфографию и пунктуацию текста, выданного его безсознательными уровнями психики[94].

По нашему мнению, писать о языковой культуре, а тем более упрекать кого-либо в реальном или мнимом неумении выражать свои мысли общепризнанными языковыми средствами, допуская в тексте столь высокую плотность разного рода ошибок[95], означает показать всем пример того, как не следует пользоваться языком, в данном случае, — русским языком. Тем не менее проблема чистоты языка и языковой культуры существует, в том числе и для современного нам Русского языка в его историческом развитии.

При обращении к этой теме нас не интересуют устные и письменные «экзамены» на владение языком, когда некий текст «конструируется» и выучивается наизусть, а потом читается экспертам-языковедам «с чувством, с толком, с расстановкой»; или когда пишется «черновик», который неоднократно перечитывается, уточняется, а потом бездумно-автоматически переписывается «набело» и предъявляется экспертам-языковедам при минимуме ошибок, поскольку все выявляемые ошибки исправляются при прочтении черновиков и в беловой экземпляр не попадают.

При обращении к этой теме нас интересует:

Соответственно такому подходу опубликованные в качестве завершённых работ[96] материалы Концепции общественной безопасности в изложении ВП СССР не являются «черновиками», «первотекстами»: это работы, в написании которых участвовали многие люди. И каждому из них в процессе работы над текстом, полученным им от других участников, если что-то и было непонятно или неприемлемо по содержанию или форме подачи информации, то он не оставался безучастным, а старался адекватно понять, что написано другими, устранял выявляемые им ошибки других, вносил добавления, уточнения как содержательного, так и формально-стилистического характера. Иными словами, сказанное означает, что завершённым и опубликованным работам ВП СССР предшествовали «первотексты»: первоначально рукописи, а потом компьютерные файлы. И эти первотексты во многом определяют содержание и вид каждой публикуемой работы.

При этом коллективный характер деятельности ВП СССР обязывал каждого её участника к тому, чтобы не обременять других необходимостью преодолевать в процессе работы с его текстом допускаемую им разнородную неряшливость, выражающуюся в неточном или неопределённом по смыслу словоупотреблении[97], в ошибочном написании слов, в неразборчивости рукописей и нечётком разделении текста на фразы и абзацы, в расстановке знаков пунктуации и т.п.; и кроме того — в размещении первотекста на листах тетради или подшивки в скоросшивателе. Т.е. изначально первотекст должен был быть написан так, чтобы после прочтения его другими людьми, каждый из которых будет вносить в него добавления и правки, этот «черновик» можно было без проблем преобразовать в адекватный ему машинописный экземпляр. И это обстоятельство обязывало уже первого, кто начинал ту или иную новую работу, писать первотекст-черновик так, чтобы в нём выражение потока мыслей было достаточно ясным при минимуме разнородных ошибок, дабы ему самому не тратить время на многократное переписывание набело непрестанно порождаемых им черновиков.

При таком отношении к коллективной работе и заботе обо всех её участниках первотекст-рукопись, обрастая вставками на своих страницах и вклейками с замечаниями и добавлениями других людей, оставался достаточно разборчивым для того, чтобы на основе этого, казалось бы «вороха бумаг», человек, владеющий машинописью, но не знающий существа описываемой проблематики мог напечатать машинописные экземпляры, идентичные данной ему коллективной рукописи. Поэтому в бумажных архивах рабочих материалов участников ВП СССР нет ни единого первотекста, написанного столь неряшливо (в смысле точности словоупотребления и наличия в нём грамматических ошибок), как тот первотекст нашего «критика», с цитирования фрагмента которого мы начали этот раздел.

Безусловно, что начало компьютерной эры упростило производство первотекста и коллективную работу с ним. И хотя при этом завершённые файлы материалов КОБ не несут в себе истории работы над каждым из них, а в них можно найти опечатки и грамматические ошибки, но и среди них, начиная от их прототипов файлов-первотекстов, нет ни одного, в котором столь обнажённо выражалось бы то обстоятельство, что его автор давил на клавиши быстрее, нежели думал с соображением о том, про что он пишет, как это имеет место в цитированном нами в начале этого раздела файле-первотексте.

То же касается и культуры изустной речи: она должна выражать определённость смысла. А для этого человек должен чувствовать Жизнь, быть внимательным к ней и уметь думать в согласии правого и левого полушарий головного мозга, поддерживающих процессно-образное и дискретно-логическое мышление (соответственно) — тогда его речь будет точной в словоупотреблении, а в интонационной окраске будет соответствовать аудитории и фоновым обстоятельствам.

Что касается работ ВП СССР, то «правополушарные» упрекают нас тем, что всё написано якобы для «левополушарных». Причина этого в том, что восприятие длинных фраз[98] в тексте «не поддерживается» их левым полушарием.

Со своей стороны «левополушарные» убеждены, что работы ВП СССР — пустой вздор. Причина этого в том, что их правое полушарие не умеет воспроизводить те образные представления, которых в психике «левополушарных» к моменту соприкосновения с материалами ВП СССР не оказалось: вследствие этого текст воспринимается ими как пустословие, а вся деятельность ВП СССР — как графоманство очень амбициозных, но не вполне психически здоровых людей.

Нормально же у человека правое и левое полушария должны в процессе мышления (включая написание и прочтение текстов) работать согласованно, взаимно дополняя друг друга[99]. Собственно благодаря этому ВП СССР и смог вырваться из мировоззренческой клетки библейско-марксистской культуры.

Сказанное означает, что материалы ВП СССР представляют одну из субкультур выражения мыслей на основе Русского языка в его историческом развитии. Для тех, кто стал носителем этой субкультуры, проблем, связанных с пониманием текстов ВП СССР и собственным изустным и письменным изложением тех или иных аспектов КОБ для других людей, — нет. И с их точки зрения эта субкультура выражения осознаваемого ими смысла во взаимодополняющем единстве оглашений и умолчаний достаточно чиста для того, чтобы оказывать воздействие на течение событий, направленное на переход человечества к цивилизации, в которой человечный тип строя психики в ранее определённом смысле этого термина, во-первых, будет признан нормальным для всех с начала юности и, во-вторых, будет воспроизводиться в преемственности поколений на основе глобальной культуры будущего, объединяющей всё человечество. В результате человечество обратится в человечность.

Но проблемы в восприятии материалов КОБ есть у представителей других субкультур, также действующих на основе Русского языка в его историческом развитии. И в каждой из них есть свои представления о чистоте языка.

В самом античеловеческом виде это — притязания на право самим сквернословить всегда и всюду, которое дополняется требованием к другим людям — обеспечить им понимание всего и вся да к тому же ещё и благоденствие на основе употребляемого ими матерного лексикона и нескольких десятков других обыденных слов, которые должны быть упакованы в предложения, состоящие не более чем из 4 — 5 слов, не считая матерщины, необходимой им в речи в качестве паузы для “отдыха интеллекта” при переходе от одной более или менее членораздельно выраженной мысли к другой.

К сожалению, этого стандарта “чистоты” родного языка, подчас сами того не осознавая и не задумываясь о последствиях, придерживается в своей повседневной жизни, если не подавляющее большинство «россиянцев», то та их часть, которая «бросается в глаза» и производит впечатление о достигнутом в обществе уровне массовой (общей) культуры. Конечно, эти люди — жертвы дефективного воспитания, большей частью — семейного в раннем детстве. Но если этому стандарту “чистоты” не противопоставить в повседневной жизни иной стандарт чистоты речи, то вследствие разрушительного воздействия сквернословия на течение событий и культуру общества жертвами, но уже иного рода, могут оказаться и многие другие, в том числе, — и в преемственности нескольких поколений.

Другой стандарт “чистоты” языка, начиная с послепетровских времён до настоящего времени, поддерживает некоторая часть по-европейски образованного слоя российского общества. Они ведут себя так, будто весь Русский язык в его историческом развитии они воспринимают в качестве чего-то непристойного.

Если до середины XIX века они настолько брезговали русским языком, что в своей среде предпочитали изъясняться на французском, которому их учили в детстве более обстоятельно, нежели русскому, то после отмены крепостного права положение изменилось, хотя тенденция избегать русских слов сохранилась. С отменой крепостного права появилась разночинная интеллигенция, которую в детстве не обучили французскому как родному. Получая европейское образование, она стала в языковую среду родного для них русского языка тащить как можно больше слов из европейских языков: не потому, что какие-то аспекты жизни невозможно было выразить по-русски, а для того, чтобы свою образованность выказать и друг перед другом, и перед простонародьем. Это не вело ни к чему, кроме как к разного рода неопределённостям в понимании безсмысленно внедряемых в русский язык слов, и, как следствие, в последующем порождало большие и мелкие неприятности, бытовой пример чего мы приведём ниже.

Некогда представители этой языковой субкультуры не могли произнести слов «отхожее место», и в русском языке появилось слово «сортир», заимствованное из французского языка и в соответствующих ситуациях означающее то же самое — потребность выйти. В языковой культуре народа это слово быстро обрело сохранившийся доныне презрительно-уничижительный смысл. Когда это произошло, то первоначально изысканно-утончённый «сортир» стал запретным словом в по-европейски образованных слоях общества, а в русский язык было внедрено ещё одно слово — «туалет», сохранившееся до наших дней в своём нейтральном отношении к тому, что оно обозначает.

Кто-то может спросить, а какой вред принесла эта замена? Но вред она принесла: в ХХ веке в архитектуре квартир туалет стал соседствовать с кухней-“столовой”, что не соответствует русским народным представлениям о гигиене жилища во всех её аспектах. Реальный факт: в пятидесятые годы старуха, прожившая всю жизнь в деревне, не могла поверить своей внучке, когда та описывала ей расположение помещений в своей городской квартире: как это отхожее место может быть рядом с кухней, где всё должно быть чисто, где собирается семья и где почти всё время кто-то что-то делает по хозяйству? Как же пользоваться таким местом “уединения”, когда рядом люди? и как можно осквернять звуками и запахами, из него исходящими, всё то, что делается в семейной чистоте кухни?

То что деревенская необразованная старуха права, а не правы шибко образованные архитекторы и политики, осуществившие такую политику жилищного строительства, выразилось в проектах жилья более поздних, чем «хрущёвки»: туалеты перестали соседствовать с кухнями и гостиными, образуя архитектурно обособленный блок с кладовками или соседствуя со спальнями, которые обычно пустуют, когда семья проводит время вместе или принимает гостей. Тем более это справедливо по отношению к проектам «элитного» жилья. Но тому, что в домах на протяжении десятилетий отхожее место оказалось неуместно приближенным к кухне и гостиной, способствовала замена искони русского однозначно понимаемого термина отхожее место на неоднозначно понимаемый «туалет»: ведь туалетный столик вещь, которая должна быть чистой, и может стоять и в спальне, и в ванной.

Те же, кто считает, что пример с заменой термина «отхожее место» — «притянутая за уши» придирка, ничего не говорящая по существу, пусть для полноты ощущений, в своём «туалете» оборудуют себе спальню, а унитаз открыто смонтируют на кухне или в гостиной.

Кому-то приведённый пример может показаться малозначимым, поскольку расположение санблока в квартире с точки зрения многих, мечтающих о своей квартире или доме десятилетиями, — мелочь, с которой можно смириться. Тем не менее это — не мелочь: те, кто думает так, — просто безчувственны и недальновидны…

Но есть и явные не «мелочи». В историческом прошлом именно этому слою российского общества мы обязаны бездумным импортом марксизма, что повлекло за собой катастрофу культуры и государственности в 1917 г. вместо их преображения.

Приверженцы этого стандарта “чистоты” языка в разное время натащили в русский язык много всяких слов, но не все они в нём прижились. Так «автомобиль» прижился, и не был замещён словом «самокат»; а «аэроплан», хотя и был внедрён в культуру, но впоследствии был вытеснен из употребления русским словом «самолёт»; однако «мокроступы» не смогли вытеснить из употребления слово «галоши», которое ушло в прошлое языка вследствие того, что сами вещи, получившие название «галоши», вышли из употребления.

Этот слой «русскоязычных» активен и в наши дни: привнесённый ими оборот речи «создать имидж» по существу означает «произвести ложное впечатление», и потому его употребление тоже не несёт ничего хорошего. Но в своём большинстве, подобно сквернословам и примитивам, они не осознают того, что тащат в родной язык много мусора — слов и оборотов, сложившихся в других языках и обладающих в них определённым смыслом, но никчёмных в Русском языке для выражения смысла[100].

Против них выступают «ревнители чистоты исконно русского языка». С их точки зрения никакие заимствования из других языков недопустимы. Часть из них относят это положение только к современности и будущему. Другие же полагают, что заимствования не допустимы не только в настоящем и будущем, но язык должен быть очищен и от заимствований из других языков, совершённых в прошлом, которые в нём к настоящему времени прижились.

По нашему мнению абсолютные противники заимствований не понимают, почему многие заимствования из других языков, совершённые в прошлом, в Русском языке в его историческом развитии прижились и обрусели; соответственно они не понимают и того, почему далеко не все заимствования, совершаемые ныне и которые предстоит совершить в будущем, не являются в языке мусором и тем более, почему они не разрушают язык, а обогащают его, расширяя его выразительные возможности.

Но хуже всего обстоит дело со сторонниками “очищения” языка от заимствований, совершённых в прошлом.

То есть, если от общих, — неопределённых по смыслу, — деклараций о поддержании чистоты языка и очищении его от заимствований перейти к делу — селекции слов в толковом словаре по формально-лексическим и историческим признакам их происхождения, — то становится очевидным:

Вопрос о чистоте языка не может быть сведён к словарному составу и грамматике: рассмотрения, осмысления и переосмысления мировоззренческих вопросов и вопросов миропонимания на основе этого языка в его историческом развитии — не избежать.

И в кризисные периоды жизни общества рассмотрение этой проблематики и выработка нового стандарта чистоты языка, — это одно из средств преодоления кризиса, поскольку все кризисы в жизни обществ представляют собой выражение дефективности нравственности, мировоззрения и миропонимания, которые были свойственны обществу в предкризисный период истории.

Но в ходе кризисов многие люди разрешают свои личные и общественные нравственно-психологические неопределённости, будучи деморализованными, прежде всего прочего, — непониманием происходящего и возможностей дальнейшего течения событий. Поэтому всегда выясняется, что языковая культура многих и многих оставляет желать лучшего. Так и ныне в России: в повседневности речь многих безсвязна и мало осмысленна; заполнение бланков (на почте, в сберкассах, в отделах кадров и т.п.) для многих представляет трудности как в силу того, что сами они «функционально безграмотны»[104], так и в силу того, что формы заполняемых ими документов разработаны такими же «функционально безграмотными» людьми; а объявления и вывески — это особая тема и поле кормёжки сатириков[105]. И в такие периоды истории в обществе всегда находятся те, кто ищет опору в более или менее благополучном прошлом. Эти поиски опоры в прошлом также затрагивают и всю проблематику жизни языка и его перспектив.

3.3.2. Языковой стандарт
“Толкового словаря живого великорусского языка” В.И.Даля

Русская классическая литература XIX века признаётся во всём мире как неоспоримое достижение Русской культуры и в аспекте рассматриваемой в ней проблематики (нравственность и психология личности, в особенности), и в аспекте выразительности языка. А «стандарт чистоты языка» эпохи великой русской классической литературы общедоступен, поскольку он запечатлён в “Толковом словаре живого великорусского языка” В.И.Даля.

Поэтому, устав от обилия невнятных и попросту безсмысленных речей и текстов нашего времени, многие были бы рады возродить в настоящем или ближайшем будущем языковую культуру великой русской классической литературы. Однако это — мечта не только несбыточная (невозможно вернуться в прошлое), но и опасная: мировоззрение и миропонимание, в ней выраженное, оказалось плохой основой для того, чтобы многонациональная цивилизация России смогла избежать катастрофы культуры и государственности в 1917 г., что повлекло за собой все бедствия ХХ века[106]. Поэтому если бы любителям классической русской литературы удалось возродить в настоящем или ближайшем будущем её языковую культуру, сделав её господствующей в обществе, то это стало бы программированием новой эпохи бедствий, вследствие неэффективности мировоззрения и миропонимания, выразившихся в русской литературе XIX века.

Если же обратиться к рассмотрению вопросов мировоззрения и миропонимания в историческом развитии языка[107], сделав это на основе того, что об этом сказано в материалах КОБ, включая и предшествующие разделы настоящей работы, то выяснится что, под общим словарным составом и грамматикой носителей языка могут скрываться как минимум три основных типа мировоззрения:

Каждый из названных типов мировоззрения имеет ещё множество подтипов, обусловленных происхождением (культурным наследием личности), полученным образованием.

В психике личности все три названных выше основных типа мировоззрения могут быть представлены одновременно, имея какие-то общие фрагменты; их различие может не осознаваться ни личностью, ни окружающими либо полностью, либо в каких-то фрагментах; а личность в своей жизни может либо поддерживать режим мировоззренческих неопределённостей, либо разрешать их в пользу мозаичности как Я-центричного, так и Богоначального типа.

Соответственно этому обстоятельству всякий толковый словарь представляет собой описание того, как субъективные образы в психике составителя словаря соотносятся:

И каждый человек, будучи носителем языка, несёт в себе свой «толковый словарь», а кроме него — и свои нормы грамматики, определяющие возможности построения им в изустной и в письменной речи порядка словарно-нормативных лексических образований — слов регистрируемых в словарях. Другое дело, что подавляющее большинство носит такого рода «толковые словари» и «грамматические таблицы»[109] в себе, не считая необходимым сделать их общим достоянием.

Толковые словари в большинстве своём создаются профессиональной наукой. Вследствие этого они изначально «подцензурны»[110], что хорошо видно на примере “Толкового словаря русского языка” под редакцией С.И.Ожегова: в нём представлен преимущественно «канцелярский» стандарт словоупотребления, во многом предназначенный для того, чтобы скрывать мысли, а не выражать их однозначно понимаемо для всех.

Но есть и толковые словари, не являющиеся подцензурным порождением официальной науки. Именно таков “Толковый словарь живого великорусского языка” В.И.Даля, который представляет собой уникальное явление в Русской многонациональной культуре: он — выражение искреннего неподдельного интереса В.И.Даля к языку его Родины (предки В.И.Даля — выходцы из Дании) и он не принадлежит ни одной из научных школ языкознания тех лет. А после своего появления (и особенно в результате многократных переизданий, имевших место ещё до 1917 г.) для многих легитимных научных школ языкознания он стал объективной данностью, — неприятной и не всегда удобной[111] в обращении.

Однако если говорить о возможности возрождения стандарта чистоты языка, выраженного в “Толковом словаре” В.И.Даля, то само название словаря, определяющего великорусский язык в качестве живого, исключает эту возможность. Кроме того, “Толковый словарь живого великорусского языка” уже сыграл свою главную особенную роль в истории Русской многонациональной цивилизации в один из наиболее трагичных периодов её истории.

Если ретроспективно рассматривать матрицу возможностей течения глобального исторического процесса и исторического процесса в Русской региональной цивилизации в XIX веке, то появление “Словаря” В.И.Даля — одно из предзнаменований назревавшего краха сложившейся к тому времени культуры России[112]. Т.е. его появление — одно из выражений Промыслительной заботы Свыше о будущем многонациональной Святой Руси.

Эта оценка в своей основе имеет то обстоятельство, что в реально свершившейся истории “Толковый словарь живого великорусского языка” В.И.Даля выполнил вполне определённую миссию: его текст пережил период смутного времени ХХ века, и внёс в нашу эпоху — эпоху возрождения Русской многонациональной цивилизации после смуты — стандарт миропонимания, который был достигнут в русской языковой культуре к явному началу катастрофы прежней её культуры. Сейчас мы можем сказать об этом как о свершившемся факте, но в XIX веке это было сокровенным предназначением “Толкового словаря живого великорусского языка” В.И.Даля, и этого его предназначения современники не увидели.

Но для того, чтобы Русская многонациональная цивилизация впредь развивалась безкризисно, необходимо выявить и понять ошибочность того мировоззрения и миропонимания, которое не позволило в прошлом избежать катастрофы культуры и государственности; а выявив ошибки того мировоззрения и миропонимания, необходимо выработать иное — лучшее мировоззрение и миропонимание. И “Словарь” В.И.Даля представляет добротную основу для этого. Упустить эту возможность было бы преступно по отношению к будущему.

Исторически реально: стандарт миропонимания, выраженный в “Толковом словаре живого великорусского языка” В.И.Даля, — стандарт «экзотерический»[113], сложившийся в течение почти что тысячелетнего господства на Руси библейской церкви — носительницы доктрины порабощения всех. И соответственно этому обстоятельству, языковой стандарт Словаря В.И.Даля выражает господствовавшее в период его составления Я-центричное мировоззрение на основе первичных различий — обобщающих категорий: вещество, дух, пространство, время (а равно их аналог из теории относительности: материя в различных агрегатных состояниях и пространственно-временной континуум).

Соответственно этому обстоятельству, в миропонимании, запечатлённом в Словаре, понятия, выражающие представления об объективно разных явлениях были не всегда разграничены. А это говорит о том, что господствовавшее в обществе в те годы миропонимание далеко не во всех обстоятельствах обеспечивало своевременное выявление проблем и позволяло их разрешить в русле Промысла; какие-то проблемы неизбежно оставались не выявленными или понимались ошибочно, вследствие чего разрешались или усугублялись попущением Божиим в разного рода катастрофах, возникавших как следствие разнородных неопределённостей в самоуправлении общества[114].

Поскольку все проблемы человечества в целом и всякого человека персонально в глубине своей — проблемы нравственно-психологические[115], то покажем неопределённости в миропонимании на примере статьи “НРАВ”. Уже в первой фразе читаем:

«НРАВЪ м. вообще, одна половина или одно из двух основных свойств духа человека: Ум и нрав слитно образуют дух (душу в высшем значении);…»

Т.е. в этой статье не разграничены понятия нрав, дух, душа, ум, воля, любовь, милосердие. Вследствие этого невозможно и понимание множества разнородных личностно- и общественно-психологических явлений, а как следствие — невозможно и разрешение проблем, ими обусловленных или с ними связанных. И эта неразграниченность понятий и неадекватное их соответствие объективным явлениям — одно из выражений Я-центризма, когда человек ощущает себя исключительно частью этого Мира.

В нашем понимании на основе Богоначального мировоззрения человек в этом Мире — триединство: 1) души, 2) духа (ныне именуется биополем, непосредственное восприятие которого доступно не всем) и 3) осязаемого и видимого воочию вещественного тела (если идти от Я-центризма, соответствующего этому миру, то последовательность упоминания должна быть обратной).

Душа, по ощущениям Ф.И.Тютчева, — жилица двух миров[116], и в этом утверждении с Ф.И.Тютчевым многие согласятся — не логически доказательно, а в соответствии со своими ощущениями Жизни. Один из этих миров — тварное Мироздание, а второй — Мир Бога, тварному Мирозданию не принадлежащий, откуда душа приходит в этот тварный Мир[117].

Наше бодрствующее сознание — информационная область отождествления души с Мирозданием, поэтому мы осознанно не помним иного Мира. Но всё же душа не от мира сего. И в устах Христа слова о его неотмирности[118] могут быть понимаемы и в том смысле, что его сознанию были в состоянии бодрствования доступны для восприятия и действия оба Мира.

Поскольку мы признаём нормальным мировоззрением мировоззрение Богоначальное, под которым понимаем мозаичное мировоззрение триединства материи-информации-меры, формируемое человеком на основе даваемого ему непосредственно Богом в Различении, то для нас неизбежны расхождения в смысловой нагрузке тех или иных слов с “Толковым словарём живого великорусского языка” В.И.Даля, выражающим мировоззрение Я-центричное и, в каких-то своих аспектах, калейдоскопическое. А всякий язык, в том числе и Русский в его историческом развитии, живёт тем, что изменяется в спиральном процессе: миропонимание и события Жизни обязывают людей пересмотреть и изменить нравственность, что, в свою очередь, влечёт и новое изменение миропонимания, и это даёт начало новому витку спирали развития.

Соответственно этому обстоятельству стандарт миропонимания, выраженный в Словаре В.И.Даля, для нас:

И последнее далеко не во всех случаях выражало развитие миропонимания по направлению к Правде-Истине во всех её аспектах, но во многом является следствием политики «мировой закулисы», направленной на стирание понятийных границ и обеднение «словарного запаса» в целях оглупления «масс населения» и искоренения народа — носителя живого языка осмысленной речи и жизнеречения глобальной значимости.

3.3.3. Культура речи
в Концепции общественной безопасности

Начнём рассмотрение этой темы с вопросов:

— рассматривая их в русле Концепции общественной безопасности в том виде, в каком она представлена в материалах ВП СССР.

Концепцию общественной безопасности — ВСЮ ВО ВСЕЙ ЕЁ ПОЛНОТЕ — можно выразить в одной фразе, обращённой ко всем и каждому:

Давайте станем человеками!

— Но обеспечивает ли эта фраза восприятие КОБ во всей её полноте и детальности если не всеми, то хотя бы большинством тех, кто слышит и читает подобного рода фразы на протяжении всей истории? — Многовековой исторический опыт показывает, что такого рода обращения не понимаются подавляющим большинством так, как дoлжно, вследствие чего человечество и живёт так, как живёт.

Ещё Диоген (около 400 — 325 гг. до н.э.) ходил по тогда ещё эллинскому городу Синопу[119] днём с зажжённым фонарем и на недоумённые вопросы сограждан: “Почему днём с фонарем?”, — он отвечал просто: “Ищу человека…” И это следует понимать в том смысле, что он не находил среди них никого, кто бы отвечал его представлениям о том, какими дoлжно быть человекам[120]. Но что именно Диоген подразумевал под состоявшимся человеком? и кто понял даже не его, а объективную значимость поставленного им вопроса и необходимость своею осмысленной жизнью дать ответ на него?

Те, чьё детство пришлось на 1950-е — 1980-е гг. должны помнить мультфильм, в котором школьник-лодырь Баранкин действует со своим приятелем таким же, как и он сам, лодырем. В мультфильме образцово-показательная девочка-отличница примерного поведения, постоянно обращалась к Баранкину с предложением: «Баранкин, будь человеком!» Но Баранкин с приятелем отлынивали от учёбы и от общественной работы в школе, а в поисках лёгкой беззаботной жизни превращались то в бабочек, то в воробьёв, то в муравьёв, но в конце концов, под давлением обстоятельств, угрожавших существованию обретаемых ими тел (и как подразумевалось в культуре атеизма — их самих), хором возжелали: «Я хочу навеки стать человеком!»

Если этот мультфильм был понят детьми (первым поколением зрителей), которые успели к настоящему времени стать родителями, дедушками и бабушками других детей (последующих поколений зрителей), которые к настоящему времени тоже стали взрослыми, — то почему мы живём так, как живём? и почему общество находится во многолетнем кризисе?[121]

Ответ на эти вопросы состоит в том, что:

«Краткость — сестра таланта» только тогда, когда в культуре общества, в психике людей есть мировоззренческая основа для автоматически-безсознательного «само собой» разумения и понимания кратко сказанного или показанного на основе понятий общепризнанных, которые и обеспечивают безпроблемное взаимопонимание в общении достаточно широкого круга людей на принципе «само собой» разумения.

А талант в такого рода ситуациях выражается в способности человека несколькими словами (или средствами иных «языков»[122], поддерживаемых обществом) возбудить в психике других людей как можно более полные и яркие образные представления, относящиеся к кратко затронутой ими проблематике. По отношению же к понятиям обособляющим в обществе, от которого те или иные определённые понятия обособляют их носителей, принцип «краткость — сестра таланта» не работает, поскольку у аудитории нет мировоззренческой основы для автоматически безсознательного «само собой» разумения. Максимум, что может обеспечить краткость, — эмоционально возбудить, вызвав интерес к той или иной проблематике. Но вырабатывать понимание этой проблематики в детальности и взаимосвязях, необходимых для её разрешения в Жизни, — придётся всё же самим заинтересовавшимся ею.

И на этом этапе выясняется, что афоризм «всё гениальное просто», выражает Я-центричное калейдоскопическое мировоззрение и потому тоже несостоятелен.

Во-первых, нет абсолютных измерителей интеллектуальной мощи: интеллектуальная мощь всегда либо достаточна либо недостаточна по отношению к тому определённому делу, которым занят тот или иной определённый человек. Иными словами, если кто-то думает, что его интеллект превосходит интеллект других людей по неким абсолютным показателям, то это означает, что он занимается:

По отношению же к делу в русле Промысла интеллект (как и другие качества личности) всегда оказывается достаточным[123], но никак не избыточным. Т.е. противопоставлению по умолчанию «гений — посредственность» в Богоначальном миропонимании нет места.

Во-вторых, оценка «всё гениальное просто» — оценка, совершаемая посторонними «оценщиками» на основе общепризнанных понятий или понятий, ставших общепризнанными в том числе и вследствие деятельности возводимого в ранг «гения». Для возводимого окружающими в ранг «гения» достигнутый им результат:

Что касается Концепции общественной безопасности, вне зависимости от того, излагает её ВП СССР или же эту миссию принимает на себя кто-то другой, то её изложение невозможно на основе общепризнанных понятий, являющихся основой «само собой» разумения в толпо-“элитарном” обществе, несущем Я-центричное, ущербное (лишённое необходимой для жизни полноты) и во многом калейдоскопическое мировоззрение. Невозможно потому, что КОБ стремится выразить мировоззрение Богоначальное, мозаичное. Поскольку КОБ предполагает переход людей от Я-центричного мозаичного и калейдоскопического мировоззрений (во всех их модификациях) к мировоззрению Богоначальному, мозаичному на основе предельно обобщающих категорий триединства материи-информации меры, то материалы КОБ должны помочь людям в совершении каждым из них такого перехода.

Именно в этом аспекте необходимо повторить с соответствующими пояснениями кое-что из сказанного ранее.

*         *         *[124]

Всякий вопрос и его взаимосвязи с сопутствующей и объемлющей проблематикой можно осветить в нескольких словах, а можно осветить в многотомной монографии, которая будет представлять интерес во всей её полноте и детальности только для самих её авторов и для небольшой группы профессионалов, работающих в той же области. Но и краткость, как было показано ранее, не гарантирует возникновения заинтересованности и понимания существа затронутых вопросов достаточно большой долей аудитории.

Для продвижения в жизнь Концепции общественной безопасности в Богодержавии (как и для всякого нового дела в общественной жизни) всегда актуален вопрос:

Где и как провести разграничение между предоставлением информации в оглашениях и предоставлением информации в умолчаниях так, чтобы увеличивалось количество людей, достаточно единообразно понимающих тексты материалов Концепции?

Но именно разграничение «оглашения — умолчания» обуславливает стиль подачи информации и объемы публикации по всякой проблематике. Проведение же этой границы обусловлено не столько субъективизмом авторов текста или человека, выступающего с изустной речью, сколько мировоззрением и миропониманием той аудитории, которой предполагается осветить определённую проблематику; т.е. наиболее эффективное разграничение «оглашения — умолчания» обусловлено аудиторией и проблематикой такими, каковы они есть.

Иными словами, нравится это кому или нет, но стиль подачи материалов ВП СССР обусловлен господствующими в нашем обществе мировоззрением и миропониманием, а не только личностными особенностями культуры мироощущения, культуры мышления, культуры изустной и письменной речи участников собственно предиктора.

Как уже было сказано ранее, понятия, являющиеся обособляющими или отчуждающими их носителей, остальное общество большей частью не понимает в режиме «само собой разумения». Но именно возможность понимания чего-либо в режиме «само собой» разумения и открывает возможность к краткости в освещении той или иной проблематики.

Среди тех, кто освоил КОБ как знание в тех или иных её прикладных аспектах, обсуждение той или иной проблематики в русле КОБ носит характер более краткий, чем это имеет место в работах и в рабочих материалах ВП СССР, поскольку в этой среде достигается достаточно единообразное «само собой» разумение на основе тех понятий, которые не свойственны остальному обществу. Но понимание такого обсуждения невозможно в кругу тех, для кого употребляющиеся фразы не содержат «само собой» разумеющихся понятий. Однако система обособляющих и отчуждающих образных представлений и понятий, на основе которой действует ВП СССР, — не его внутренний “эзотеризм”, хотя, некоторые и воспринимают её как «эзотеризм», в основе которого якобы лежит личностное демоническое самопревознесение участников ВП СССР над окружающими, порождающее и некую систему хитро утаиваемых посвящений[125].

Невозможность же «само собой» разумения в остальном обществе обособляющих или отчуждающих понятий, открывающих обществу новые горизонты развития, требует от общества в целом двух бесхитростных вещей:

По отношению к Концепции общественной безопасности в Богодержавии в её выражении в работах и материалах ВП СССР:

Не желающие читать с соображением материалы ВП СССР и соотносить их с Жизнью могут продолжать жить так, как жили прежде соприкосновения с ними, а могут осмыслять Жизнь самостоятельно помимо материалов ВП СССР и выражать в обществе или скрывать от людей своё миропонимание так, как сочтут полезным: это их дело.

Можно ли выразить Концепцию общественной безопасности как таковую в её Богом предопределённом виде как-то иначе — короче и доходчивее, чем это делает ВП СССР в его нынешнем составе? — По нашему мнению, многие годы, прошедшие после первой публикации в “Молодой гвардии” статьи “Концептуальная власть: миф или реальность?”[126], — срок вполне достаточный для того, чтобы сделать это, если это действительно было возможно.

Иными словами, это означает, как минимум одно из двух:

Третья возможность: Концепция общественной безопасности в её изложении ВП СССР — действительно ошибочна, представляет собой выражение и результат одержимости и демонической гордыни и самопревознесения над людьми его участников.

Но и такой ответ не освобождает всякого пришедшего к такого рода мнению от долга перед людьми и обязанности перед Богом — выработать и дать обществу альтернативу ей, на основе которой человечество разрешило бы проблемы, созданные в прошлом толпо-“элитарным” общественным укладом существования людей под концептуальной властью разноликих знахарских традиций, в которых «посвящённые» когда-то и как-то — за какие-то их нравственно-этические пороки — были лишены Свыше способности к ЖИЗНЕРЕЧЕНИЮ.

В нашем осмыслении Жизни опубликованные материалы Концепции общественной безопасности в её изложении ВП СССР удовлетворяют до настоящего времени потребности общественного развития. Тематическая структура текстов, их грамматика, даже при имеющихся в них неточностях словоупотребления и опечатках, ошибках, обеспечивает их достаточно единообразное понимание нарастающим множеством читателей. В результате растёт доля сторонников Концепции в составе населения, и при этом многие из них обретают концептуальную властность.

Но тексты материалов КОБ — не развлекательно чтиво для заполнения времени безделья. Они построены так, что исключают возможность их «скользящего прочтения», при котором перед сознанием скользят знакомые слова и привычные словосочетания в коротких фразах, но соображение при этом связано с иным потоком посторонних мыслей: информационного фона радио- и телевещания, привлекающей внимание беседой соседей по общественному транспорту, с повседневной суетой дома и по месту работы; а тем более с внутренним монологом, выражающим нравственно обусловленное неприятие смысла, который действительно может истинную причину неприятия маскировать словами: «длинные фразы», «нелогичное построение фраз», «не русская грамматика» и т.п.

При таком «скользящем прочтении», в котором сообразное внимание отвлечено от текста к информационным потокам извне или отвлечено на внутренний монолог, маскирующий нравственно обусловленное неприятие Концепции общественной безопасности, — Концепция действительно будет восприниматься как наукообразный или псевдорелигиозный вздор, понимать который и причин-то нет, либо будет попросту непонятна.

Однако, если от «скользящего прочтения» уйти волевым порядком[127] на основе грамматического разбора предложений (тип: сложносочиненное — сложноподчиненное; подлежащее, сказуемое, группа подлежащего, группа сказуемого, другие члены предложения и т.п.), то все фразы и все абзацы, весь текст станут в целом понятны. И это понимание единообразно у множества незнакомых друг с другом людей: если выявляется разное понимание, то, как показывает анализ, оно обусловлено избирательным прочтением, при котором часть слов во фразах, часть предложений в абзацах и какие-то темы выпадают из восприятия; либо собственное воображение о прочитанном подменяет память[128].

И практика это подтверждает: многие признают, что некогда в прошлом они отмахнулись от материалов ВП СССР, расценив их на основе «скользящего прочтения» как вздор или неудобопонимаемую информацию, предназначенную исключительно «для специалистов-профессионалов», но спустя какое-то время (иногда спустя несколько лет) они возвращались к материалам КОБ и прочитывали их с соображением. И всё становилось достаточно понятно для разрешения их жизненных проблем[129], хотя и не всегда было нравственно приемлемо сразу же по обретении понимания.

Второе обстоятельство связано с тем, что Концепция общественной безопасности в Богодержавии в её Богом предопределённом виде предназначена объединить людей. Но «само собой» разумение различных групп и подгрупп, составляющих общество, — разное. Поэтому все материалы КОБ в её изложении ВП СССР не столько несут какие-то особые знания или в новых материалах оглашаются умолчания, имевшиеся в ранее опубликованных материалах, сколько новые материалы открывают подходы к пониманию КОБ исходя из особенностей «само собой» разумения, которых не было в ранее опубликованных материалах.

И соответственно, одним людям — на основе их жизненного опыта — проще составить субъективно-образное представление о Концепции жизни людей в Богодержавии как таковой на основе “Мёртвой воды”, а другим — на основе рассмотрения иносказательности произведений А.С.Пушкина, только после чего им станет понятна “Мёртвая вода”. Другим же наоборот: понимание “Мёртвой воды” открывает пути к пониманию прямого и иносказательного смысла каких-то художественных произведений. И это не выдумка, а тоже практика.

Легче всего тем, чьё мировоззрение — субъективно-образные представления о Жизни — уже в основном соответствует мировоззрению КОБ как таковой: им остается только принять слова и тем самым обрести язык Концепции общественной безопасности. Труднее тем, чьи образные представления о Жизни далеки от КОБ, и потому им необходима перестройка нравственности[130], мировоззрения и миропонимания.

Также надо понимать, что у ныне живущих поколений господствующий в них способ «само собой» разумения Жизни складывался на протяжении их детства, подросткового возраста, юности, т.е. примерно на протяжении примерно двух десятилетий, а то и более: «век живи — век учись…». Соприкосновение же с материалами Концепции ставит всякого, кто проявляет заинтересованность в том, чтобы понять её суть, перед необходимостью в короткие сроки перестроить своё мировоззрение и миропонимание, т.е. построить новое «само собой» разумение в сроки от нескольких дней до нескольких лет. Действительно это — очень трудная, тяжёлая и кропотливая работа в самом себе.

Но в любом случае мировоззрение и миропонимание, обусловленные нравственностью самого человека, — его неотъемлемое достояние. И развитие мировоззрения и миропонимания, а равно разрушение, в каких бы внешних обстоятельствах они ни протекали под воздействием каких угодно факторов, — это дело самого человека, которое за него не способен сделать никто: ни бесы, ни ангелы, ни ВП СССР, ни глобальные предикторы толпо-“элитарных” концепций. Не способны потому, что на каждого человека это дело возложил Бог, Который водительствует в этом деле всякому, кто не ленив его делать и кто не противится Его водительству[131].

Поэтому надо осваивать пока ещё не «само собой» разумеющееся понимание Жизни в Концепции общественной безопасности в Богодержавии, порождая при этом новую культуру многонационального человечества Земли, в которой “экзотеризм”, превосходящий нынешний “эзотеризм” ВП СССР, станет «само собой» разумением всех и каждого.

*                 *
*

Тема культуры речи обязывает рассмотреть ещё один вопрос. Одно и то же содержание (смысл) в изустной и письменной речи должны выражаться в разных языковых формах. Это обусловлено тем, что изустная речь имеет место в подавляющем большинстве случаев в обстоятельствах, когда говорящий и слушатели (либо собеседник)[132] порождают эгрегор и алгоритмика этого эгрегора и положение в нём каждого из его участников, и в особенности — говорящего — определяет наилучший (в смысле восприятия информации из речи) вариант разграничения «оглашения — умолчания».

А изложение того же самого содержания в письменной форме для того, кто пишет, протекает в ином режиме взаимодействия с эгрегорами и ноосферой в целом, — в более или менее состоявшемся обособлении его психики от психики других людей персонально. Но также, как и изустная речь в живом общении, письменное изложение или речь перед микрофоном в процессе звукозаписи предполагают определённость нравственно-психологических типов и образования тех, кому адресуется такое послание.

Другая грань вопроса о различии языковых форм выражения одного и того же содержания в изустной и в письменной речи обусловлена тем, что ритмика изустной речи и текста — обусловлены различными объективными факторами.

Ритмика изустной речи обусловлена прежде всего прочего физиологически — ритмикой дыхания: длина непрерывной фразы не может быть больше, чем продолжительность выдоха в процессе её произнесения. Если фраза не вмещается в один выдох (не может быть произнесена на одном дыхании), то все очередные вдохи в процессе её произнесения не должны порождать в ней безсмысленных пауз.

Ритмика письменной речи на основе фонетической буквенной письменности[133] в разные исторические времена (с появлением пергамента и бумаги) была обусловлена разными факторами: первоначально — количеством чернил, которое могло вместить перо; с появлением авторучек — длиной строки и способностью кисти руки перемещаться вдоль строки без переноса места расположения локтевого сгиба по поверхности стола; с появлением пишущих машинок — длиной строки стандартной строки (63 — 64 символа в большинстве случаев) и необходимостью перевода каретки; с появлением компьютеров и текстовых редакторов — непосредственно — практически ничем из числа ранее упомянутых внешних факторов, но обусловленность ритмики текста алгоритмикой мышления сохраняется.

До появления компьютеров и текстовых редакторов ритмика мышления вынужденно подстраивалась под внешние факторы, задающие максимальную продолжительность одного действия по созданию текста: частоту обмакивания пера в чернильницу или переход к новой строке, что требовало переместить лист бумаги или руку (в рукописном письме), либо перегнать каретку пишущей машинки.

Теперь можно рассмотреть вопрос об употреблении в русле Концепции общественной безопасности иноязычных слов.

Человечество — многонационально, и каждый народ в глобальном историческом процессе идёт своими путями, при этом:

*        *        *

При рассмотрении вопроса о неравномерности исторического развития и своеобразии национальных культур надо помнить, что все достижения и отсутствие каких-либо достижений во всякой культуре выражают разнородные нравственно обусловленные потребности людей, а все потребности людей и общественных институтов распадаются на два класса[134]:

Соответственно этому, отсутствие “прогресса” культуры в области удовлетворения разнородных деградационно-паразитических потребностей у того или иного народа — не признак его творческого безплодия или культурной отсталости и биологической неполноценности; соответственно, чьи-либо достижения в области удовлетворения деградационно-паразитических потребностей — не показатель культурного лидерства и творческого превосходства над другими народами и их государствами.

В Жизни объективность Добра и Зла непосредственно выражается в объективной принадлежности всех устремлений и всей разнородной деятельности людей к одному из двух названных классов потребностей: демографически обусловленных и деградационно-паразитических.

*                *
*

Соответственно неравномерности и своеобразию исторического развития национальных культур в процессе глобализации обмен разных культур своими достижениями, относящимися к обоим спектрам потребностей, — неизбежен. И одной из его составляющих является обмен разных языков словарным составом и грамматическими структурами.

Естественно, что когда в какой-либо национальной культуре появляется нечто новое, ранее не свойственное культурам других народов и чему в них нет своих более или менее одновременно возникших аналогов, то в большинстве случаев это получает и какое-то описание в языковых формах того народа, который это новое породил. Если это достижение вызывает интерес представителей других культур, то естественно, что в их родных языках для того, чтобы описать это новое для своих соотечественников не всегда хватает слов и тогда для описания заимствуются готовые слова, которыми пользуются для описания своих достижений народы их творцы и первооткрыватели. Именно так изрядная доля современной научной терминологии пришла в национальные языки из арабского, латыни, древнегреческого; многие финансово-экономические термины пришли в другие языки из тех языков, где они впервые возникли (в частности, «дeбет», «крeдит», «банк» пришли из средневекового итальянского вследствие того, что тогда Венецианская республика преуспела в банковском деле при ведении мировой — по масштабам тех лет — торговли).

Но на процесс народного творчества в тех или иных областях, когда возникает нечто новое и это новое получает описание языковыми средствами в культуре народа творца и первооткрывателя этого нового, можно взглянуть и изнутри его языковой культуры. Тогда выясняется, что есть две базовых возможности описания этого прежде безымянного нового достижения:

Если достижение или открытие действительно обладают общечеловеческой значимостью, а тем более — открывают или реализуют какие-то возможности в развитии глобальной цивилизации в направлении к человечности, то:

Но один из способов избежать в своём языке никчёмного многословия, возникающего за счёт введения уточняющих слов в контексте, связанном с новыми достижениями и открытиями, — это осмысленное заимствование слов из иных языков.

Показанное выше позволяет понять, что перспективы всякого национального языка определяет не интенсивность заимствований из других языков, а общечеловеческая глобальная значимость творческих достижений народа его носителя, осуществляемая в русле Промысла, и соответственно — в пределах демографически обусловленного спектра потребностей.

По отношению к перспективам Русского языка в его историческом развитии сказанное означает, что осмысленное заимствование слов из других языков в процессе творчества, осуществляемого в русле Промысла на основе русского языка в его исторически сложившемся виде — обогащение русского языка и его защита от вытеснения из жизни другими языками, поскольку в этом случае Русский становится более знающим, нежели они, сохраняя и развивая исторически складывающуюся в нём систему понятий — его толковый словарь.

А в другом потоке творчества, осуществляемого без заимствований иноязычных слов, представляет собой развитие миропонимания и культуры на основе собственно Русского языка, делая его глобальным монополистом на те или иные аспекты миропонимания в общедоступной, а не в эзотерической традиции.

Соответственно для того, чтобы то же самое знание появилось выраженным на других языках, сначала переводчикам придётся ознакомиться с русским текстом.

При этом в развитии глобальной культуры, предназначение которой объединить всё человечество в ладу с Богом и Мирозданием, неизбежны два процесса:

А эпиграф взят из стихотворения Ф.И.Тютчева, которое мы приводим в Приложении.

8 сентября 2003 г. — 27 января 2004 г.

Приложение
Ф.И.Тютчев о Русском языке

Ф.И.Тютчев в середине XIX века по поводу начала крымской войны — второй антирусской мировой войны XIX века — написал стихотворение, обладающее куда более значимым стратегическим смыслом на протяжении всей эпохи перехода нынешней глобальной цивилизации разнородного человекообразия к человечности:

Теперь тебе не до стихов,
О, слово русское, родное!
Созрела жатва, жнец готов,
Настало время неземное…

Ложь воплотилася в булат;
Каким-то Божьим попущеньем
Не целый мiр, но целый ад
Тебе грозит ниспроверженьем…

Все богохульные умы,
Все богомерзкие народы
Со дна воздвиглись царства тьмы
Во имя света и свободы!

Тебе они готовят плен,
Тебе порочат посрамленье,
Ты — лучших, будущих времен
Глагол, и жизнь, и просвещенье!

О, в этом испытаньи строгом,
В последней роковой борьбе
Не измени же ты себе
И оправдайся перед Богом…


[1] Раздел 2.3 представляет собой переработанный одноимённый фрагмент работы ВП СССР “Об имитационно-провокационной деятельности”.

[2] Для сопоставления приведём фрагмент статьи из “Философского словаря” (Москва, «Политиздат», 1980 г.), в которой даётся определение термина «понятие»:

«Понятие — одна из форм отражения мира на ступени познания, связанной с применением языка, форма (способ) обобщения предметов и явлений. Понятием называют также мысль, представляющую собой обобщение (и мысленное выделение) предметов некоторого класса по их специфическим (в совокупности отличительным) признакам, причём предметы одного и того же класса (атомы, животные, растения, общественно-экономические формации и т.п.) могут обобщаться в понятия по разным совокупностям признаков. Понятие имеет тем большую научную значимость, чем более существенны признаки (составляющие содержание), по которым обобщаются предметы. По мере того как из признаков, составляющих основное содержание понятия, выводятся другие общие признаки обобщенных в понятии предметов (и тем самым осуществляется объяснение качественной специфики этих предметов), понятие превращается в определённую систему знаний. (…)».

Это определение неудобопонимаемо, а его единообразное понимание вообще исключено, поскольку философия диалектического материализма, давшая это определение, не связывает понятие как явление в психике индивида с процессом различения образов одних объектов от образов других, одних признаков объектов от других, поскольку для неё информация не объективна, а является чем-то субъективным, а в вопросе о мере (общевселенской системе кодирования, несущей информацию) она пуста.

Кроме того вопрос о Различении как способности человека отличать «это» от «не это» в темпе течения событий в философии библейской атеистической культуры (включая и её марксистскую ветвь) вообще не рассматривается. А это всё же — ключевой вопрос психологии как науки.

[3] Т.е. у Чехова подход психологически правильный — нравственность управляет всей алгоритмикой психики человека в целом, объединяя уровень сознания и безсознательные уровни, и потому реальная, а не декларативно-показная нравственность лежит в основе всех поступков людей, всех их достижений и ошибок.

[4] Хотя при более общем взгляде, образному мышлению свойственны свои языковые средства и свои системы кодирования информации (образов), т.е. свойственны свои языки. Но в данном контексте под языками понимаются разные виды членораздельной речи — языки уровня сознания в психике личности и языки культуры общества.

[5] Если живых людей нет (например, народ исчез, или забыл свою прежнюю культуру), а есть только тексты на их языке, то выявление миропонимания носителей языка носителями другого языка на основе их собственного миропонимания большая научная проблема, требующая для своего решения привлечения специалистов историков, психологов, языковедов, географов и т.п.

[6] То есть возможности, имеющей место в некоем множестве и поддающейся описанию аппаратом теории вероятностей и математической статистики.

[7] Поясним примером: в декабре 2000 г. Ю.М.Лужков попал в рубрику “Комсомольской правды” «Люди, которые нас удивили», благодаря высказанной им фразе: «Государственность должна строиться по линейно-штабному принципу».

В ней можно усмотреть призыв к установлению военной диктатуры… если не знать, что в западных учебниках по менеджменту термин «линейно-штабной принцип» подразумевает такую архитектуру структуры управления, в которой, во-первых, у каждого подчиненного только один прямой начальник, и во-вторых, некоторые из руководителей вырабатывают управленческие решения и контролируют ход их выполнения подчиненными подразделениями не в одиночку, а опираясь на работу группы непосредственно руководимых ими сотрудников, за которой закрепилось военное наименование «штаб».

В вопросах теории современного западного менеджмента редакция “Комсомолки” оказалась не сильна, и потому специфический термин — обособляющий профессионалов — менеджеров управленческой традиции, развитой на Западе, — от других профессиональных групп, вызвал ложное понимание и не высказанное удивление: “С чего бы это, демократ (?) Юрий Михайлович вдруг стал пропагандировать военную диктатуру?”

Произносить и цитировать слова без должного понимания (по причине отсутствия предметно-образных представлений о затронутых журналистикой областях общественной жизни) и делать на основе своего извращённого понимания слов других людей те или иные выводы, подчас претендующие на то, чтобы пойти далеко, — это общая беда современной отечественной и зарубежной журналистики.

[8] Алгоритмика психической деятельности в целом включает в себя сознание индивида, безсознательные уровни его индивидуальной психики и какие-то фрагменты коллективной психики, в которой он соучаствует (эгрегоры, фрагменты которых размещены в психике индивида). При этом алгоритмика мышления представляет собой диалог сознания и безсознательных уровней психики. И в этом диалоге сознание большей частью дает добро или налагает запреты на использование результатов обработки информации безсознательными уровнями психики, хотя у многих сознание просто присутствует при этом процессе, не вмешиваясь в него. Также сознание ставит задачи перед безсознательными уровнями психики, которые те должны решить.

По существу же сознание индивида «едет по жизни» на организме (вещественное тело + биополя), управляемом непрестанно во внешнем и внутреннем поведении безсознательными уровнями психики, вследствие чего индивид на протяжении длительных интервалов времени оказывается заложником не всегда осознаваемой им информации и не всегда предсказуемых для его сознания алгоритмов её обработки, которые содержатся в его безсознательных уровнях психики или доступны ему через них в какой-то коллективной психике.

И всегда, когда в настоящем контексте встречается термин «безсознательные уровни психики», то следует помнить, что через них на личность может оказываться и внешнее воздействие со стороны эгрегоров (коллективной психики, в которой личность соучаствует), а также и со стороны субъектов, злоупотребляющих своими экстрасенсорными способностями. Соответственно, будучи заложником своего безсознательного, индивид может сам не заметить того, как окажется одержимым (т.е. управляемым извне помимо его целесообразной воли или вопреки ей) каким-то иным субъектом или объектом, от которого его безсознательные уровни психики получают информацию, определяющую его поведение.

Иными словами, психика подавляющего большинства устроена так, что если её безсознательные уровни решают какую-то определённую задачу, то невозможен осознанный самоконтроль правильности решения этой задачи в самoм процессе её решения.

При этом индивид свое поведение на основе разнородных автоматизмов безсознательных уровней психики может воспринимать как истинную свободу, не задумываясь о том, как эти безсознательные автоматизмы возникли, в чём и как они его ограничивают. Такая “свобода” проявления не осознаваемых индивидом автоматизмов поведения, формируемых культурой общества, которая может быть и нравственно ущербной, не сообразной Божьему Промыслу, может быть очень жестоким, но не осознаваемым рабством, а индивид будет заложником лжи или ошибок, сосредоточившихся в алгоритмике его безсознательных уровней психики. При этом он будет представлять опасность не только для себя самого, но и для окружающих.

Поэтому одной из составляющих личностного развития является настройка алгоритмики безсознательных уровней психики, так, чтобы можно было быть заблаговременно уверенным в безошибочности своей психической деятельности во всех обстоятельствах, в которые Бог приводит человека. В этом и есть истинный смысл слов «верить самому себе».

Однако о сказанном в этой сноске большинство даже не задумывается. Обстоятельно эта проблематики рассмотрена в работах ВП СССР: “Свет мой, зеркальце, скажи…” (также включена в работы ВП СССР: в “Обмен мнениями” с хопёрскими казаками (2000 г.) в качестве одного из разделов, и в книги “О расовых доктринах…” и “«Мастер и Маргарита»: гимн демонизму? либо Евангелие беззаветной веры” — в качестве приложения) “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”, “От корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии”.

[9] В трансовых состояниях сознание способно смещаться в иные частотные диапазоны, в которых его возможности могут многократно превосходить обычные.

[10] То есть сознание различает не более 15 сменяющих друг друга в течение секунды различных образов, и при скорости проекции 16 кадров в секунду и более различные образы сливаются в непрерывное перетекание одних образов в другие, как это мы видим на экране при просмотре кинофильма со скоростью 24 кадра/сек. При этом, как показали изследования, безсознательные уровни психики в процессе просмотра кинофильма, успевают воспроизвести те фазы движения, которые не попали в кадры, поскольку совершались в периоды смены кадров в киносъёмочном аппарате.

[11] Ещё раз повторим. Если быть более точным, то безсознательным уровням психики свойственны свои системы кодирования объективной информации в субъективные образы, т.е. свойственны свои языки, которые на уровне сознания большинством в качестве языков не воспринимаются.

[12] Вследствие различной информационной ёмкости частотных диапазонов, в которых сознание действует в трансовых состояниях и в обычном состоянии, вся полнота информации, доступная сознанию в единицу времени в трансовых состояниях, в обычном состоянии может быть доступна только в «плотно упакованном» виде, в частности, — в иносказательно-символическом представлении.

[13] При этом недопустимо забывать, что образы внутреннего мира представляют собой либо отображения в психику уже существующего в Объективной реальности, либо прообразы того, что может возникнуть в Объективной реальности, в том числе и в результате человеческого творчества.

[14] Люди могут быть не только носителями обособляющих понятий, но и носителями обособляющих языков.

[15] Иначе — «Угадчиком». А.С.Пушкин писал:

«Провидение не алгебра. Ум ч<еловеческий>, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая мощного мгновенного орудия Провидения» (А.С.Пушкин. “О втором томе «Истории русского народа» Полевого”. (1830 г.). Цитировано по Полному академическому собранию сочинений в 17 томах, переизданному в 1996 г. в издательстве «Воскресенье» на основе издания АН СССР 1949 г., стр. 127).

Слово «случая» выделено самим А.С.Пушкиным. В изданиях, вышедших ранее 1917 г., слово «случая» не выделяли и после него ставили точку, выбрасывая текст «— мощного мгновенного орудия Провидения»: дореволюционная цензура полагала, что человеку, не получившему специального богословского образования, не престало рассуждать о Провидении (см., в частности, издание А.С.Суворина 1887 г. и издание под ред. П.О.Морозова); а церковь не относила Солнце Русской поэзии к числу писателей, произведения которых последующим поколениям богословов пристало цитировать и комментировать в своих трактатах. В эпоху господства исторического материализма издатели А.С.Пушкина оказались честнее, нежели их верующие в Бога предшественники, и привели мнение А.С.Пушкина по этому вопросу без изъятий.


[16] Такие связи неизбежно возникают, поскольку всякая речь сопровождается некоторыми умолчаниями, которых невозможно избежать в силу её дискретного характера и ограниченной продолжительности. Но умолчаниям соответствуют какие-то образы. И если раскрывать все присутствующие в речи умолчания, то реально это невозможно: «Если бы море было чернилами для <написания> слов Господа моего, то иссякло бы море раньше, чем иссякли слова Господа моего, даже если бы Мы добавили ещё подобное этому <море>» (Коран, 18:109).

[17] Более обстоятельно о роли нравственных мерил (стандартов) в алгоритмике психики человека смотри упоминавшиеся ранее работы: “Свет мой, зеркальце, скажи…”, “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”, “От корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии”.

[18] Такого рода молчаливую слаженность, обусловленную единством нравов, хорошо иллюстрирует анекдот. Считается, что финны — народ малоразговорчивый. Так это или нет, но анекдот сообщает:

В одной финской крестьянской семье родился сын. Родители обрадовались. Ребенок растёт, и радость сменилась горем: идут годы, а мальчик не разговаривает. Вырос здоровенный красивый парень: и добрый, и по хозяйству помогает — просить ни о чём не надо, а вот беда: всё молчит. Как-то раз семья села обедать, а он вдруг спрашивает: “А почему суп недосолёный?” — Все в шоке: “Так ты умеешь говорить? что ж ты раньше молчал?!!” — А раньше всё было, как надо…

[19] Калейдоскоп — детская игрушка. Представляет собой трубу, внутрь которой помещена полая трёхгранная призма с зеркальными внутренними поверхностями её граней. С одного конца трубы расположен окуляр, в который смотрят. С другой стороны трубы призма упирается в прозрачное стекло, за которым в полости помещены разноцветные осколки стекла (с появлением пластмасс, фигурные кусочки разноцветных пластиков), которые никак не соединены друг с другом и могут свободно в ней пересыпаться. Эта полость с цветными стекляшками, примыкает к другому концу трубы, который закрыт матовым (непрозрачным, но пропускающим свет) стеклом. При взгляде в окуляр, система зеркал калейдоскопа многократно отражает узор, видимый в основании призмы в полости с цветными стекляшками. Если стекляшек достаточно много и набор их цветов достаточен, то зрелище получается красивое и увлекательное. Вращение трубы калейдоскопа, её встряхивание изменяет узор непредсказуемо и неповторимо.

[20] Кому много дано — с того много и спрашивается: Положение обязывает… Если кого-либо положение не обязывает к тому, что дoлжно, то оно же и убивает.

[21] Будучи одной из разновидностей Меры, разнородные языки помимо того, что являются средствами общения людей, являются также и средствами управления частными матрицами-предопределениями бытия — мерами возможных состояний и переходов материи из одного состояния в другие. Это — одна из составляющих «магии слова».

Для человека такая возможность не абсолютна, а ограничена руслом Божьего Предопределения — Всеобъемлющей меры бытия, матрицы возможных состояний тварного Мироздания.

[22] Раздел 2.4 представляет собой переработанный одноимённый фрагмент работы ВП СССР “Об имитационно-провокационной деятельности”.

[23] Такого рода иллюзорные “понятия” положены в основу политэкономии марксизма. Это «необходимое» и «прибавочное рабочее время», «необходимый» и «прибавочный продукт». Они иллюзорны потому, что метрологически несостоятельны: ни на одном складе готовой продукции никто не сможет отличить продукт “необходимый” от продукта “прибавочного”, и никто не сможет в течение рабочего дня разграничить рабочее время “необходимое” и “прибавочное”.

Вопросы метрологической состоятельности политэкономии и экономических теорий обстоятельно рассмотрены в работах ВП СССР “Краткий курс…”, “Мёртвая вода” (начиная с редакции 1998 г.), “«Грыжу» экономики следует «вырезать»”, “К пониманию макроэкономики государства и мира” (Тезисы), “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески”.

[24] Так согласно разного рода расистским и нацистским воззрениям понятие «человек» распространяется исключительно на представителей тех рас и народов, которых возвеличивает тот или иной конкретный вид расизма и нацизма, противопоставляя “избранных” всему остальному человечеству. Все остальные с точки зрения расизма и нацизма либо люди второго сорта, либо вообще человекообразная нелюдь.

Породив таким путём обособляющее понятие «человек» в общепринятой лексической форме, расизм может начать бороться за права человека и может быть поддержан в этом его же реальными и потенциальными жертвами: тому пример вся политическая практика исторически реального иудаизма, согласно талмудической социологии которого человек — только законопослушный иудей.

С такого рода порождением обособляющих понятий в общеупотребительных языковых формах связан и вопрос о «мировом сообществе»: если «мировое сообщество» — человечество в целом, то для чего необходим ещё один термин? И если ещё один (кроме «человечества») термин всё же необходим в специфическом политическом лексиконе, то почему это не «мировое общество», а «мировое сообщество»? — которое можно понимать не только в смысле «множество национальных обществ» или «обществ, сложившихся в государственных образованиях»; но и в смысле чего-то, существующего параллельно с «мировым обществом», включающим в себя все национальные общества, однако таящегося от этого сaмого «мирового общества», т.е. от человечества.

И если вдуматься в контекст, в котором употребляется термин «мировое сообщество», соотнося его с течением событий в жизни и Достаточно общей теорией управления, то можно убедиться в том, что термин «мировое сообщество» во многих случаях его употребления подразумевает так называемую «мировую закулису». Но в этом смысле его могут понимать только посвящённые и живущие осмысленно: все остальные бездумно верят в то, что в термине «мировое сообщество» якобы выражаются идеалы и политическая воля всего человечества.

[25] Согласно русскому миропониманию не всякий еврей — жид, и не всякий жид — по своему происхождению еврей. Так, если заглянуть в оригинальный текст “Словаря живого великорусского языка” В.И.Даля, то слово «жид» вовсе не обязательно обозначает еврея:

«Жид, жидовин, жидюк, жидюга, м. жидова или жидовщина, ж. жидовье ср. собир. скупой, скряга, корыстный купец. Еврей, не видал ли ты жида? — дразнят жидов. На всякого мирянина по семи жидовинов. Живи, что брат, а торгуйся, как жид. Жид крещёный, недруг примирённый да волк кормлёный. Родом дворянин, а делами жидовин. Мужик сделан, что овин, а обойлив, что жидовин. Проводила мужа за овин, да и прощай жидовин! Не прикасайтесь черти к дворянам, а жиды к самарянам.

Жидомор м., жидоморка ж. Жидовская душа или корыстный купец. Жидовать, жидоморничать, жидоморить, жить и поступать жидомором, скряжничать; добывать копейку вымогая, недоплачивая и пр.

Жидюкать, -ся, ругать кого жидом. Жидовство или жидовщина, жидовский закон, быт. Жидовствовать, быть закона этого. Ересь жидовствующих или субботников. Жидовская смола, асфальт, земляная, каменная, горная ископаемая смола. Жидовская вишня, растение фисалис. (…) Слобожане (вятск.) жидокопы, искали денег в могиле жида».

Как видите, ничего национального в этой статье не отражено: исключительно скаредность, которая порицается русской народной культурой как в среде евреев («еврей, не видал ли ты жида?»), так и в среде русских («родом дворянин (т.е. благородный: «ваше благородие» — стандартное, нормативное обращение простолюдина к дворянину подразумевает за дворянством нравственно-этический долг быть благодетельным), а делами жидовин»). И жид вообще это — скупой, скряга, мироед вне зависимости от роду и племени.

Тем не менее не следует бросаться к “Словарю” В.И.Даля в пылу спора по еврейскому вопросу: этой статьи может не оказаться в доступном Вам издании. В “Словарях” издания 1981 г., в частности, и других, изданных стереотипно (т.е. без изменений) по изданию 1955 г., этой статьи нет. Но если внимательно приглядеться к набору, то можно заметить, что на странице, где должна быть эта статья сообразно алфавиту, число строк меньше, плотность текста ниже, а шрифт крупнее, чем на соседних страницах. В дореволюционных изданиях и издании 1935 г. и его переизданиях она есть.

То есть, по крайней мере со второй половины XIX века прослеживается воздействие на русскоязычную культуру, направленное на то, чтобы значение слова «жид» было забыто, а само слово стало исключительно ругательством по отношению ко всем евреям. Для этого в послесталинские времена статья «Жид» из “Словаря живого великорусского языка” В.И.Даля была исключена, а соответствующая страница была набрана заново, после чего все переиздания, вышедшие в свет до 1991 г., осуществлялись с этого извращённого издания.

[26] «Пиар» русскоязычная запись англоязычной аббревиатуры «PR», обозначающей «Public Relations» — «связи с общественностью», каким термином именуется деятельность по формированию в обществе определённых мнений в отношении тех или иных явлений жизни общества, деятельности корпораций и фирм, тех или иных лиц персонально.

[27] Из такого рода соотношения различных концепций организации жизни общества и проистекает ранее приводившийся афоризм В.О.Ключевского: «Есть два рода дураков: одни не понимают того, что обязаны понимать все; другие понимают то, чего не должен понимать никто».

Во всякой концепции действительно есть некий минимум истинных или ложных сведений, которые обязаны знать и понимать общепризнанным образом все. Но могут быть и запретные в ней сведения, которые не должен понимать никто, включая и заправил этой концепции, поскольку оглашение и обсуждение этих сведений в обществе или иное понимание способно ликвидировать управление в соответствии с этой концепцией.

При этом надо понимать, что действительно совершенное знание характеризуется тем, что им невозможно злоупотребить; оно — живое и непрестанно обновляющееся в аспектах как формы своего представления, так и своей детальности, обусловленной прикладными потребностями (т.е. совершенное знание не может быть абстрактным-неприкладным, изолированным от жизни) и вследствие того, что оно совершенно (это показатель качественный), то культура, на нём основанная и его выражающая, не боится никаких иных знаний, в чём-либо не совершенных, попросту ошибочных или заведомо изолганных для того, чтобы вводить людей в заблуждение и эксплуатировать Божеское попущение в отношении них.

[28] Конечно, если эти “прообразы” не являются плодами фантазии, не знающей чувства Мhры-Предопределения, вследствие чего осуществление её грёз объективно невозможно.

[29] Иными словами, если правое (отвечает за процессно-образное мышление) и левое (отвечает за дискретно-логическое) полушария головного мозга работают изолированно друг от друга, или какое-то из них не работает как дoлжно, то процесс выработки собственного миропонимания на основе собственных чувств и понимание изустной речи и текстов других людей — в большей или меньшей мере оказывается затруднённым вплоть до полной невозможности.

[30] Если соотноситься с Достаточно общей теории управления общество является суперсистемой.

[31] Материалистический атеизм и сторонники взгляда «хоть горшком назови, только в печку не суй» отрицают «магию слова», т.е. они утверждают, что изречение слов с соображением не способно оказать прямого (помимо других людей) влияния на течение природных и внутриобщественных процессов. Так материалистический атеизм отрицает сам себя, поскольку при изречении слов с соображением излучаются биополя, несущие эту информацию, и это излучение, несущее информацию в общевселенских кодах, способно оказать прямое непосредственное воздействие на существование и преобразование как природных, так и внутриобщественных процессов.

При этом отрицающие за изрекаемым словом непосредственную властную функцию в Мироздании обрекают себя сами на горе от ума в полном соответствии со смыслом слов горе от <извращённого> ума.

[32] Более обстоятельно об этом см. работы ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны” и “Достаточно общая теория управления”.

[33] Для тех, кто не знает: «кубик Рубика» — игрушка-головоломка, изобретённая венгром Рубиком, была необычайно популярна во второй половине 1970-х — начале 1980-х гг. Кубик разрезан параллельными его гранями плоскостями так, что каждая грань слагается из 9 квадратиков-сегментов. Соответственно между двумя любыми противоположными гранями «кубика Рубика» оказывается три слоя «кубиков»-сегментов меньшего размера. В центре «кубика Рубика», внутри него помещен шарнир, с которым соединены все наружные сегменты «кубика Рубика». Конструкция шарнира такова, что каждый наружный слой «кубиков»-сегментов может быть повернут вокруг оси, перпендикулярной его наружной грани, относительно двух других ему параллельных слоёв. У куба 6 граней, соответственно — три взаимно перпендикулярных оси, вокруг которых вращаются слои сегментов «кубика Рубика».

Кубик поставлялся в виде, когда все его подвижные сегменты находятся в таком положении, что каждая из его граней одноцветная (каждая грань покрашена в свой цвет). Если повращать слои в разных направлениях и в разной последовательности, то одноцветность граней утрачивалась. Целью игры являлось восстановить одноцветность всех граней. Устраивались соревнования, писались статьи об алгоритмах сборки «кубика Рубика», все были охвачены энтузиазмом до такой степени, что в одном зоопарке «кубик Рубика» показали горилле. Потом его покрутили и горилле отдали. Она крутила его минут пять, пришла в крайнее раздражение и… запустила им в стену, после чего брызнули разноцветные сегментики и чудо-шарнирчик, разлетевшись в разные стороны.

[34] Исторически сложившиеся языки разных народов обладают различной грамматикой, морфологией, разными ассоциативными связями. Поэтому одно из умолчаний — это вопрос о наиболее выразительном языке, который способен нести наилучшее для человечества миропонимание.

[35] Образуемая счётным множеством единиц кодирования и учёта информации.

[36] С конечным количеством единиц кодирования и учёта информации.

[37] Например, оглашению «треугольник ABC — прямоугольный» по умолчанию сопутствует вся информация, относящаяся к свойствам прямоугольных треугольников. Эта информация объективна, и свойства прямоугольных треугольников были таковыми до того, как математики огласили их в соответствующих теоремах. В решении соответствующего круга задач, обладая чувством меры, свойствами прямоугольных треугольников можно пользоваться, не зная ни формулировок соответствующих теорем, ни их математически строгих доказательств.

Но вся информация принадлежит Предопределению бытия Мироздания, которая связывает друг с другом различные информационные фрагменты, частным случаем чего является приведённый пример с оглашением «треугольник ABC — прямоугольный» и сопутствующими умолчаниями: «сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы», «гипотенуза представляет собой диаметр описанной вокруг треугольника окружности» и т.п.

[38] «Поверхностный» не в смысле «недостаточный», как в оборотах речи «поверхностные знания», «поверхностный взгляд», а в прямом смысле — непосредственно открытый обозрению подобно поверхности, под покровом которой может скрываться ещё многое и многое.

[39] При этом в разных языках одной языковой группы одинаково звучащие слова или созвучно похожие слова могут иметь не совпадающие значения смысла: так «пoзор» в чешском — «внимание», «урода» в польском — «красавица», «сыр» в украинском — не только «сыр», но и «творог».

[40] Так, в современном русском языке есть множество слов, имеющих корни в тюркских языках. Они настолько обрусели, что в отличие от многих заимствований из греческого, латыни, французского, немецкого, происшедших не на уровне общения простонародья, а в результате деятельности людей образованных в разные эпохи, воспринимаются всеми как исконно русские слова, а об их происхождении из тюркских языков знают только специалисты лингвисты.

В татарском языке много слов, воспринятых из арабского языка.

[41] В частности, ветхозаветная книга Бытие, гл. 11: «1. На всей земле был один язык и одно наречие. 2. Двинувшись с востока, они нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там. 3. И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжём огнём. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести. 4. И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. 5. И сошёл Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. 6. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; 7. сойдём же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. 8. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город [и башню]. 9. Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле».

Но вопреки библейскому мифу есть множество фактов (предоставляемых археологией, прежде всего), которые дают основания полагать, что языковое разщепление человечества произошло ещё в истории глобальной цивилизации, предшествовавшей нынешней, и погибшей в результате глобальной геофизической катастрофы, имевшей место по разным оценкам 11000 — 13000 лет тому назад и вошедшей в историческую мифологию нынешней глобальной цивилизации как «гибель Атлантиды». Нынешняя же глобальная цивилизация изначально была многоязыкой, и если вавилонское языковое разщепление и произошло в её истории (а не унаследовано ею в качестве мифа из истории предшествовавшей цивилизации), то оно носило характер региональной значимости. Возможно, что в истории нынешней глобальной цивилизации были языковые разщепления в других регионах планеты, тоже обладавшие региональной значимостью, но Я-центризм миропонимания, господствующий в обществах, и их возвёл в ранг событий глобальной значимости.

[42] Ненужное зачеркнуть, нужное вписать.

[43] В том смысле, что каждый человек будет владеть несколькими языками и использовать каждый из них соответственно максимуму их выразительных возможностей в тех или иных прикладных аспектах своей деятельности.

[44] В умолчаниях остаётся:

  • Исторически реальная глобализация проистекает из библейского проекта порабощения всех.
  • Глобализация по-библейски — как глобализация — безальтернативна.
  • Соответственно альтернативой библейской глобализации якобы является поддержание всеми народами режима национального обособления, изоляционизма и консервации своих культур.

Но реально это несбыточная ложная альтернатива, проистекающая из непонимания характера глобального исторического процесса. О глобальном историческом процессе и внутрисоциальном управлении его течением более обстоятельно см. работы ВП СССР: “Мёртвая вода”, “Печальное наследие Атлантиды” (“Троцкизм — это «вчера», но никак «не завтра»”).

[45] Есть исторические прецеденты, показывающие правильность высказанного мнения. Так попытка противостоять таким путём библейской глобализации со стороны Японии, начатая ею в средние века, завершилась тем, что во второй половине XIX века Япония была вскрыта как ракушка «библейцами» в ультимативном порядке под угрозой применения военной силы. А во второй половине ХХ века в интервью, показанном по первому каналу российского телевидения 07.07.1993 г., бывший многолетний глава правительства Японии Ясухиро Накасоне сказал, что главным из того, что он сделал на этом посту, является создание в Японии Института изучения глобальных проблем.

Создание государственно финансируемого института такой направленности деятельности имеет смысл, если Япония признаёт за собой глобальный уровень значимости своей политики, и вне зависимости от деклараций объективно следует глобальной концепции решения изучаемых этим институтом проблем. Т.е. один из вариантов антиглобализма в отношении глобализации по-библейски — глобализация по-японски.

[46] Заправилы библейского проекта порабощения всех — одна из такого рода групп.

[47] Как было отмечено в одной из предшествующих сносок, Япония уже ступила на этот путь.

[48] Разграничение понятий «самоуправление людей» и «управление делами» подразумевает, что в нормальном обществе — вне ситуаций преодоления разного рода кризисов и катастроф — люди не могут быть объектами управления.

[49] «В первой книге своей “Истории” Диодор Сицилийский сообщает, что старые боги в одном только Египте основали множество городов и побывали в Индии, где также основали несколько древних городов. Для этого богам пришлось сперва разделить речь и придумать слова, чтобы выразить то, что прежде было невыразимым» (Эрих фон Дэникен, “Каменный век был иным”, Москва, «Эксмо», 2003 г., стр. 100).

Пояснения:

1. Диодор Сицилийский древнеримский историк, жил в I в. до н.э. Из приведённого его сообщения можно понять, что членораздельная речь создана древними «богами»: им «пришлось разделить речь и придумать слова». Соответственно его сообщению, следует предположить, что до этого языком человечества была некая «песня без слов», возможно в чём-то похожая на один из жанров современной музыкальной культуры. Но в отличие от нынешнего музыкального жанра «песни без слов», оказывающего воздействие на эмоции, но безсмысленного для сознания большинства, та — древняя «песня без слов» — должна была нести смысл для всех, кто её слышал.

2. Эрих фон Дэникен швейцарский археолог, оспаривающий культовый общеизвестный исторический миф и обосновывающий иную концепцию истории человечества, согласно которой начало развитию человечества и его цивилизации положили внеземные цивилизации. «Боги» древних народов — согласно его концепции глобальной истории — миссионеры, представители внеземных цивилизаций. Бог Э. фон Дэникеном упоминается как объективно существующий, но вопрос о взаимоотношениях человечества и каждого из людей с Ним Э. фон Дэникен оставил в умолчаниях.

Многим Эрих фон Дэникен должен быть памятен по фильму “Воспоминания о будущем”, прошедшему по экранам СССР в начале 1970-х гг., который посвящён теме контактов человечества с внеземными цивилизациями в глубокой древности и отражению факта палеоконтактов в легендах и «артефактах» древних культур. Показ фильма вызвал всеобщий интерес и широкое обсуждение, после чего представители традиционной науки выступили с опровержением излагаемой Э. фон Дэникеном концепции, убеждая всех в состоятельности традиционного исторического мифа в версии господствовавшего в СССР “исторического” материализма и дарвинизма: человечество случайно возникло в биосфере и развивается само собой, и в этом развитии «борьба классов — локомотив истории», а «насилие — повивальная бабка истории» (курсивом в кавычках — “афоризмы” из марксизма: не цитатно, а в пересказе).

И хотя мы согласны с Э. фон Дэникеном в том, что ныне господствующий культовый исторический миф ложен, что каменный век и предистория нынешней глобальной цивилизации были не такими, как их рисуют учебники истории, но в его работах нас удивляет полное молчание об Атлантиде и её гибели, хотя он — профессиональный археолог, историк, иногда ссылающийся на Платона, который посчитал необходимым упомянуть в свих диалогах о гибели Атлантиды.

[50] В раздел 3.2 включены в переработанном виде: раздел 1 из работы ВП СССР “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески” и фрагменты раздела 6 работы “Печальное наследие Атлантиды” (Троцкизм — это «вчера», но никак не «завтра»).

[51] Образец такого поведения Ф.М.Достоевский привёл в “Селе Степанчиково и его обитателях” — приживалка-паразит Фома. Если кто и не читал это произведение Ф.М.Достоевского, то его инсценировки достаточно часто (примерно раз в год) повторяются в теле- и радиоэфире.

[52] Под термином «интуиция вообще» скрываются психологически разнородные явления:

  • проявления собственного чувства Мhры (чувства Божиего Предопределения бытия);
  • не осознанные в их полноте результаты работы интеллекта личности на безсознательных уровнях психики;
  • считывание информации и алгоритмики из эгрегоров;
  • одержимость, в результате которой иные субъекты и объекты ретранслируют свойственную им информацию через того или иного человека;
  • непосредственно Божие водительство.

[53] Иначе говоря: «информации и алгоритмике, которые проистекают из названных неоднородных по своему составу компонент психики…»

[54] А если постановка приведённой выше последовательности вопросов Вам всё же неприемлема, то опровержение предлагаемых ответов на них следует начинать не с утверждения о том, что «Бога нет», и потому всё выше сказанное — вздор; а с утверждения: у представителей биологического вида «Человек разумный» нет инстинктов, нет памяти, нет интеллекта, интуиция не свойственна никому из них, и потому воля человека, не может управлять в его психике информационными потоками в процессе выработки и осуществления им линии поведения в разного рода житейских ситуациях.

Иными словами — при таком подходе надо отказать в существовании не только Богу, но и Мирозданию — такому, каково оно есть.

[55] Собственно говоря, «антиглобалисты» на основе чутья и эмоций выступают против завершения глобализации в варианте, принадлежащем к первому из названных классов, а заправилы одного из вариантов глобализации этого класса, злоупотребляя невежеством и отсутствием навыков самообладания у «антиглобалистов», приспосабливают их для борьбы со своими конкурентами.

[56] О распределении носителей различных типов строя психики по диапазонам продолжительности процессов, в которых они дееспособны, более обстоятельно см. в работе ВП СССР “Принципы кадровой политики: государства, «антигосударства», общественной инициативы”, которая (за исключением своего первого раздела) помещена в качестве приложения в постановочные материалы учебного курса “Достаточно общая теория управления”.

[57] Снижение успеваемости части школьников в подростковом возрасте обусловлено именно этим: пробуждаются инстинкты и внимание на уроках приковано к одноклассницам (одноклассникам) и школьнику (школьнице) нет дела до того, что говорит преподаватель и что написано в учебнике.

[58] Вследствие этого их деятельность либо укладывается в русло Промысла, либо протекает в пределах Божиего попущения, безопасным для осуществления Промысла образом.

[59] Одно из требований достаточно общей теории управления, которое должно выполняться при вхождении в управление любым процессом: завершающее частный оптимизируемый процесс состояние должно принадлежать объемлющему процессу, обладающему заведомо приемлемыми собственными характеристиками течения событий в нём.

После избрания цели, принадлежащей во взаимной вложенности к объемлющему процессу с приемлемыми характеристиками устойчивости и направленностью течения событий в нём, необходимо увидеть пути перехода и выбрать оптимальную последовательность преемственных шагов, ведущую в избранное завершающее частный процесс состояние; т.е. необходимо избрать концепцию управления.

Если же избранные цели (или несущий их объемлющий процесс) утрачивают устойчивость, пока длится управление частным процессом, или же в объемлющем процессе им нет места, то управление частным вложенным процессом завершается крахом. Это подобно тому, как если бы кто-то полетел на самолёте в место, где нет аэродрома, способного принять самолёт, или аэродром некоторым образом исчез бы за время полёта к нему или изменившиеся условия на нём сделали бы посадку невозможной.

[60] Второзаконие, 23:19, 20; Второзаконие, 28:12; Исаия, 60:10 — 12; Матфей, 5:17, 18, — и это не “надёргано” из разных мест Библии; это — доктрина глобализации по-библейски в цитатном оригинальном изложении.

[61] По оценкам западных медиков, порядка 80 % болезней современности носят психосоматический характер, т.е. их вызывают те или иные нарушения психической деятельности или психологический дискомфорт. Соответственно представлениям КОБ о психологии все психосоматические заболевания живущих, а также генетическое ими отягощение потомков представляют собой следствие Я-центризма и калейдоскопичности мировоззрения, нравственно-психологической личностной недоразвитости или извращённости.

[62] Примером чего является судьба лайнера “Титаник” как единый процесс от задумки до погубившей его катастрофы: ошибки в проектировании (конструктивные — не так стояли переборки; при подборе корпусной стали — оказалась ломкой именно при температуре воды в Северной Атлантике в районе плавания), ошибки в судовождении (движение в слепую в опасном районе — вперёдсмотрящие несли вахту без биноклей; неправильное маневрирование — после запоздалого обнаружения айсберга был начат поворот и дан задний ход, что почти свело на нет эффективность воздействия руля), ошибки тех, кто мог бы услышать сигнал бедствия, но не услышал его (в то время не было требования круглосуточно нести радиовахту, и на самом ближнем к месту аварии пароходе радист выключил станцию и лёг спать минут за 10 до передачи сигнала бедствия с “Титаника”), и на выходе деятельности коллективной психики типа «лавина ошибок» — трагедия и «катастрофа ХХ века».

[63] Погибшей в попущении Божием цивилизации Атлантиды.

[64] Если этого не происходит, то дети “элиты” начинают идти по пути деградации, вследствие растления их вседозволенностью потребления.

[65] Тем более необратимо извне блокировкой психики, через экстрасенсорику.

[66] Есть люди, которые слышат радиопередачу просто находясь рядом с проводной радиотрансляционной сетью безо всяких радиоприемников; но и те, кто так осознанно не слышит, слышат всё на бессознательных уровнях психики в процессе личностно-эгрегориального взаимодействия.

[67] Иврит и английский — языки глобализации по-библейски.

[68] Здесь воспроизведён без изменений фрагмент одного из выступлений в интернете на форуме, посвящённом Концепции общественной безопасности: http://mera.com.ru/forum/read.php?f=1&i=6107&t=6107

[69] В действительности не в «преамбуле», а в © Copyright’е — в «копирайте», присутствующем во всех изданиях книг ВП СССР. «Копирайт» это — уведомление потребителя о правах копирования; а «преамбула» — «вводная часть», по-русски аналогичный раздел во всяком документе называется «введение».

[70] Пропущена запятая.

[71] Пропущена точка.

[72] Пропущены какие-то слова и запятая перед последующим «что».

[73] Набор слов «крайне слабо напоминают», — на наш взгляд, — не из Русского языка.

[74] Та орфография, которой всех учили в школе, предписывает наречия, начинающиеся приставкой «по-» и завершающиеся на «-ому», «-ему», «-цки», «-ски», писать через дефис. В данном случае: по-Русски.

[75] Пропущена запятая.

[76] Стилистически здесь лучше начать новое предложение, а ещё лучше — новый абзац.

[77] Пропущена запятая перед обращением «товарищи».

[78] Может ли язык требовать перевода?

[79] Оборот «да и аналитика» лучше выделить запятыми либо взять в скобки.

[80] В данном случае слово «талмуд» следовало написать с заглавной и после него поставить запятую.

[81] В данном случае следовало писать «ввиду».

[82] Текст может быть скучным и по содержанию, и по форме изложения, но может ли быть скучным стиль?

[83] Слова «у них 30 томов» — следовало бы взять в скобки либо образовать из них отдельное предложение.

Кроме того, следует знать: “Талмуд” как таковой не характеризуется количеством томов, число которых вовсе не обязательно равно 30. Если поискать в интернете, то еврейские авторы называют 21 том в полном издании “Талмуда”, (каждый «высотой в полтора фута») и там же упоминается издание “Талмуда” в переводе на английский, включающее в себя 35 томов: http://www.istok.ru/jews-n-world/Wouk/Wouk_16.html

[84] Слово «раввины» в данном случае следовало начать со строчной буквы и после этого слова поставить запятую.

[85] Новый абзац лучше было бы начать здесь.

[86] Предположим, что клавиатура не сработала так, как надо, и запятая вместо точки получилась вследствие нечёткой работы техники, а не вследствие того, что на клавишу «Shift» (переключение регистров клавиатуры) автор в порыве эмоций нажал несколько раньше, чем следовало.

[87] Здесь надо было поставить двоеточие либо запятую.

[88] В данном случае следовало написать не «чей то», а «чьей-то» — пропущены мягкий знак и дефис.

[89] Пропущена запятая.

[90] Пропущена запятая.

[91] Что касается «суда общественности», то ВП СССР не считает, что его деятельность должна включать в себя составляющую «шоу» “За стеклом” для «болельщиков» и «фанатов» КОБ, перед которыми ВП СССР и руководство Концептуальной партии “Единение” должны публично «исповедываться», каяться в совершённых реальных и мнимых ошибках, смиренно подчиняясь суду этой части отечественной толпы и следуя в дальнейшем её указаниям и пожеланиям. Если бы ВП СССР не следовал этому принципу, то в России одним политиканским “базаром” стало бы больше, а Концепции общественной безопасности не было бы.

[92] Идиоматический оборот «в качестве истины в последней инстанции» — известен, употребляется и большинству понятен, а вот «представляете на суд общественности в качестве Истины в Первой инстанции» — это нечто новое и (на наш взгляд) «витиеватое» настолько, что этого набора слов однозначно не понять без дополнительных пояснений.

[93] Во всём тексте буква «ё» употреблена там, где надо, один единственный раз, хотя она есть в раскладке клавиатуре. И если пропускать букву «ё» в рукописи допустимо там, где при этом не теряется смысл, то при вводе текста с клавиатуры подменять букву «ё» буквой «е» — ошибка.

[94] Тем более, если всё происходило в режиме «он лайн» (т.е. без выхода из сети для написания текста), то проверке написанного помешала забота об экономии оплаченного времени.

[95] Для сведения: по былым стандартам образования СССР девочка-ПТУшница, обучающаяся по специальность «Машинопись и делопроизводство», для того, чтобы получить оценку «3» (удовлетворительно), должна была печатать на пишущей машинке «слепым десятипальцевым методом» со скоростью 140 ударов в минуту, допуская не более 3 опечаток на страницу формата А4. Соответственно действовавшему в СССР стандарту на машинописные работы длина строки — 64 символа, включая пробелы и знаки переноса; количество строк на странице — 68: т.е. 4352 знака на странице, которую надо было напечатать примерно за полминуты.

В приведённом фрагменте — 904 символа, не считая пробелов и знаков наших сносок.

[96] В ряде случаев участники и представители ВП СССР в личностном общении с другими людьми предоставляют им доступ к рабочим материалам, которые ещё не отвечают собственным критериям ВП СССР завершённости работ.

[97] Неточное словоупотребление — когда употребляются те слова, которые не позволяют точно выразить желаемый смысл, но создают предпосылки к тому, чтобы быть прочитанными определённо не в том смысле, какой старался выразить автор текста.

Неопределённое по смыслу словоупотребление — когда контекст словоупотребления не позволяет выбрать из множества словарно-нормативных значений те, которые позволяют извлечь смысл из текста.

[98] В настоящей работе среднестатистическая длина фразы в пределах 25 — 30 слов. В работах ВП СССР встречаются фразы длиной более 100 слов. Но текст, написанный длинными фразами, в целом короче, нежели он был бы в случае, если бы его содержание было выражено в коротких фразах. И, на наш взгляд, восприятие смысла из текста на основе установление взаимосвязей во всём множестве составляющих его коротких фраз не было бы для читателя проще, нежели прочтение более короткого текста, содержащего длинные фразы.

[99] Один из показателей того, что у изрядной доли населения России правое и левое полушария работают несогласованно известно всем по воспоминаниям о школе. Многие школьники и родители в старших классах школы прошли через ужас стереометрии (пространственная геометрия). Решение задач по стереометрии требует:

  • Пространственного воображения объектов, составляющих задачу, — за это отвечает правое полушарие головного мозга.
  • Представления (интерпретации) пространственной задачи как преемственной последовательности задач геометрии на плоскости — это требует согласованной работы правого и левого полушарий, в которой правое отвечает за образы в пространстве и на плоскостях; левое — за логику перехода от одной плоской задачи к другим в их преемственной последовательности, а также и за решение каждой плоской задачи на основе известных теорем, доказательств положений, не выраженных в стандартном наборе теорем, и кроме того — за алгебру и арифметику в ходе решения всех задач.

Большинство родителей идёт по ошибочному пути: решают задачи сами, детям дают их списывать и объясняют алгоритмику решения, которую дети должны запомнить. Набор решений стандартных задач, осевший в памяти, позволяет таким методом решать новые задачи компонуя куски из уже решённых. Процесс накопления решений стандартных задач длительный, мучительный и для школьника, и для помогающих им родителей, и потому все новые задачи по стереометрии повергают многих школьников в ужас, а будучи им охвачены, они напрочь утрачивают способность мыслить и т.д. Этот сценарий знаком многим по личному опыту.

Эффективность большинства репетиторов по математике обусловлена тем, насколько они знают «короткий путь» доведения до сведения школьников наиболее эффективного базового множества решений стандартных задач, после чего школьников остаётся только натаскать на перебор стандартного набора задач и его фрагментов при решении задач нестандартных. И в этом отношении эффективность репетитора подобна эффективности дрессировщика, если не того хуже.

Но все проблемы с недосягаемостью стереометрии и всей остальной математики для освоения могут быть решены в течение примерно недели — двух, если:

  • есть человек, который несёт в себе культуру мышления, позволяющую ему решать эти задачи, даже не зная набора решений стандартных задач.
  • школьник не закрепощается в общении с этим человеком и потому способен в общении с ним замкнуть свои биополя на его биополя и изменять настройку своих биополей, подстраиваясь под его настройку в процессе мышления.

Если они сядут рядом, то школьник окажется в биополе взрослого. Взрослому достаточно просто сидеть рядом и, наблюдая за действиями школьника, выслушивая его предложения, молча воображать последовательность действий, ведущих к решению задачи: воображение пространственной задачи, разбиение её на последовательность плоских задач, решение каждой из плоских задач в их преемственной последовательности, ведущей к решению пространственной задачи.

Если школьник не будет закрепощён, и оба расположены друг к другу просто по человечески, то обратив осознанное внимание к задаче, школьник начнёт бессознательно подстраивать свои биополя к режиму излучения биополя взрослого по мере того, как будет продвигаться решение задачи. Взрослому не требуется решать задачу и показывать её решение, объясняя его. От него требуется в затягивающихся паузах задавать наводящие вопросы, выводящие интеллект школьника из состояния зависания или зацикливания (в компьютерно-программистском смысле этих слов) и обеспечивающие переход от одного этапа решения задачи к последующим. Спустя какое-то время школьник замечает (либо на этот факт следует обратить его внимание), что один он не может решать новые задачи, но каждая из них решается по существу им самим за несколько минут без особых трудов, если он сидит рядом со взрослым.

И если процесс идёт, как описано, — в биополевом единстве школьника и взрослого, — то поскольку факт по существу самостоятельного решения задач в присутствии взрослого факт действительный, то школьник соглашается с ним, хотя возможно, что он и не может его объяснить. Тогда до его сведения необходимо довести и объяснить то, что сказано в настоящем подразделе об обусловленности процесса и результатов мышления настройкой организма и о выражении настройки в параметрах излучения биополей, о характере настройке его биополей, когда он решает задачи сам, и о подстройке им своих биополей по “эталону” биополей взрослого, когда они сидят вместе, и т.п.

И соответственно этому даётся “рецепт” решения всех задач по стереометрии и математике вообще: прежде чем решать задачу, ты воображаешь, что сидишь на диване рядом со мной, и мы решаем её вместе, как всегда. Когда к тебе придёт осознание того, что ты чувствуешь своё вещественное тело, свои биополя так, как это бывает, когда мы вместе решаем задачу, то ты можешь начинать решение задачи, поскольку твои правое и левое полушария работают согласованно, а настройка твоего организма способна поддержать алгоритмику психики в процессе решения задачи.

Потом этот же рецепт обобщается в том смысле, что успешное осуществление всякого дела требует и соответствующего делу вполне определённого настроения: эмоционально-смыслового строя души (о чём речь шла ранее в одноимённом разделе), соответствующей алгоритмики психики, выражающихся в пластике вещественного тела и биополя.

Поняв это, и обладая некоторыми волевыми навыками и творческим потенциалом человек в любом возрасте способен сам научиться разрешать многие жизненные проблемы на этой основе, но всё же это лучше делать в детстве.

И сказанное в этой сноске — жизненная правда, реальная педагогическая практика, а не выдумка.

[100] Хотя в качестве пауз “для отдыха” интеллекта всевозможные «имиджи» и «шопы» — вполне годятся, и последнее роднит шибко образованных «проевропейцев» с презираемыми ими доморощенными сквернословами.

[101] В период борьбы с космополитизмом в конце 1940-х гг., психтроцкисты, подыгрывая “русским” националистам и доводя всё до абсурда, предприняли попытку осуществления такого рода политики “очищения” русского языка, доведя дело до борьбы с такими специфическими математическими терминами как «дивергенция» и «ротор».

[102] В частности при осуществлении такой языковой политики должны исчезнуть следующие повседневно-бытовые слова: газ, бензин, дизель, спирт, алкоголь, метро, электричество, троллейбус, трактор, компьютер, газета, телевизор, радио, магнитофон, телефон. Кто желает, может взять орфографический или толковый словарь и продолжить список слов — кандидатов на удаление: много чего придётся вычеркнуть.

[103] Кроме того, Бог вряд ли даст им интеллектуальной мощи, достаточной для осуществления этой дурной затеи.

[104] Т.е. читая слова в разнородных бланках, они не соображают, какие реальные действия им должны соответствовать.

[105] Парикмахерская «Гаргона» («Гаргона», а на «Горгона» — так было написано на вывеске), фирма «Пандора», фирма «Камин», занимающая сборкой компьютеров на заказ и продажей расходных материалов и периферии.

[106] В материалах КОБ об этом: роман Ф.М.Достоевского “Преступление и наказание” как средство защиты библейской доктрины скупки мира на основе ростовщичества рассмотрен в работе “Оглянись во гневе…”; богословские воззрения Ф.М.Достоевского рассмотрены в работе “«Мастер и Маргарита»: гимн демонизму? либо Евангелие беззаветной веры”.

[107] Это касается всех языков, а не только русского.

[108] При этом все модификации Я-центричного мировоззрения в своей основе имеют первичные различия, выявляемые в Мироздании, которым соответствуют предельно обобщающие категории: вещество, дух, пространство, время — издревле; а в терминологии современной физики (в традициях теории относительности) — материя в её различных состояниях и пространственно-временной континуум (при этом «эфир», который, как предполагалось до появления теории относительности, заполняет «мировое пространство», — был объявлен физикой не существующим, что эквивалентно тому, что реальный физический вакуум не материален, а представляет собой настоящую пустоту).

[109] Грамматику часто представляют в табличной форме, в основе чего лежит то обстоятельство, что грамматика по своей сути — матрица, наполняемая компонентами словаря, управляющая построением «порядка слов».

[110] Не столько в том смысле, что некий «комитет по цензуре» оказал своё воздействие на их выпуск, но в легитимной науке всякого общества есть традиционно устоявшиеся воззрения и традиционно запретные темы, какой факт не осознаётся многими учёными. Соответственно этому обстоятельству первой цензурной инстанцией является сама та или иная научная школа, которая взрастила составителя словаря или бригаду составителей.

[111] Это одна из причин того, что в советские времена тиражи его были малы по отношению к спросу, и он подвергся цензуре, о чём речь шла ранее в одной из сносок ранее.

[112] Предпосылки к этому были заложены в глобальную политическую сценаристику уже тогда: В.И.Даль и К.Маркс — современники. Российский образованный класс XIX века, колеблясь между идеалистическим атеизмом на основе Библии и материалистическим атеизмом марксизма, был неспособен защитить возможности преображения России от марксизма. Более обстоятельно о его философской несостоятельности см. в работе ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.

[113] Т.е. в нём выражено миропонимание общенародной языковой культуры, а не миропонимание тех или иных знахарских кланов — носителей традиций того или иного «эзотеризма» с его специфическим миропониманием, обособляющим его носителей от остального общества.

[114] Самое крупное катастрофическое разрешение неопределённостей, проистекающее из миропонимания времени, когда В.И.Далем был составлен “Толковый словарь живого великорусского языка” — цепь событий, начиная от смерти Александра III и его согласия на брак наследника престола будущего императора Николая II с принцессой Алисой, до становления государственности сталинского большевизма. Более обстоятельно об этом см. работы ВП СССР: “Разгерметизация”, “Время: начинаю про Сталина рассказ…”, “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески”.

[115] Об этом см. работы ВП СССР: “Свет мой, зеркальце, скажи…”, “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”

[116] О, вещая душа моя! / О сердце, полное тревоги, / О, как ты бьёшься на пороге / Как бы двойного бытия… // Так, ты — жилица двух миров, / Твой день — болезненный и страстный, / Твой сон — пророчески-неясный, / Как откровение духoв… // Пускай страдальческую грудь / Волнуют страсти роковые — / Душа готова, как Мария, / К ногам Христа навек прильнуть.

«Душа готова, как Мария, / К ногам Христа навек прильнуть», — это уподобление имеет своим прообразом эпизод, описываемый Лукой (гл. 10:38 — 42).

[117] О приходе души в Мир М.Ю.Лермонтов:

По небу полуночи ангел летел / И тихую песню он пел, / И месяц и звёзды и тучи толпой / Внимали той песне святой. // Он пел о блаженстве безгрешных духoв / Под кущами райских садов, / О Боге великом он пел, и хвала / Его непритворна была. // Он душу младую в объятиях нёс / Для мира печали и слёз; / И звук его песни в душе молодой / Остался — без слов, но живой. // И долго на свете томилась она / Желанием чудным полна, / И звуков небес заменить не могли / Ей скучные песни земли.

*      *      *

И ещё, М.Ю.Лермонтов о жизни в этом мире под властью библейской культуры:

1

Когда б в покорности незнанья / Нас жить Создатель осудил, / Неисполнимые желанья / Он в нашу душу б не вложил, / Он не позволил бы стремиться / К тому, что не должно свершиться, / Он не позволил бы искать / В себе и в мире совершенства, / Когда б нам полного блаженства / Не дoлжно вечно было знать.

2

Но чувство есть у нас святое, / Надежда, бог грядущих дней, — / Она в душе, где всё земное, / Живёт наперекор страстей; / Она залог, что есть поныне / На небе иль в другой пустыне / Такое место, где любовь / Предстанет нам, как ангел нежный, / И где тоски её мятежной / Душа узнать не может вновь.

*      *      *

«Тоска мятежная» — выражение концептуальных неопределённостей, следствие подвластности библейской культуре, а «такое место» М.Ю.Лермонтова это — планета Земля, наш общий дом, жизнь человечества в котором дoлжно преобразить.

[118] Иоанн, 18:36: «Иисус отвечал: Царство Моё не от мира сего (…)».

[119] Ныне Турция.

[120] Издавна живёт поговорка: Все мы люди, да не все человеки.

[121] Но есть основания полагать, что многим этот мультфильм с его призывом «Будь человеком!» не запомнился в том числе и потому, что они и так относят себя к вполне состоявшимся человекам.

[122] В самом общем смысле слова «язык» как обозначения средства кодирования информации в процессе её передачи и хранения.

[123] Коран, 2:233: «Не возлагается на душу ничего, кроме возможного для неё».

[124] Далее до группы звёздочек, расположенных клином остриём вниз, фрагменты раздела 7 работы ВП СССР “Об имитационно-провокационной деятельности” в переработанном виде.

[125] Это выливается в мифотворчество о якобы осуществляемом «мировой закулисой» под видом ВП СССР новом проекте порабощения всех под условным названием “Кобра”. Эта тема рассмотрена в работе ВП СССР “О задачах на будущее Концептуальной партии «Единение» и безпартийных приверженцев Концепции общественной безопасности”.

[126] Статья “Концептуальная власть: миф или реальность” была опубликована в журнале “Молодая гвардия”, № 2, 1990 г. В ней всё в общем-то было сказано на 5 страницах текста. И на наш взгляд, для общества думающих людей той публикации было бы вполне достаточно, чтобы в короткие сроки изменить его жизнь к лучшему без общественно-экономических потрясений.

Однако из публикации выяснилось, что редакция посчитала себя более знающей и понимающей, чем авторы: редакционные гуманитарии без тени сомнения, заглянув не в тот словарь, везде “исправили” термин «предиктор» на безсмысленный в контексте данной статьи термин «предикатор», извратили смысл кое-каких предложений и изменили номер Директивы СНБ США 20/1 от 18.08.1948 г., легшей в основу западных планов разрушения и перестройки СССР на другой, возможно, что не существующий номер.

Читающая публика статью быстро “пробежала” и быстро забыла. Никакой деятельной концептуально властной реакции не последовало несмотря на тираж в 700.000 экз. и распространение журнала преимущественно в «патриотически обеспокоенной» уже в те годы среде, оказавшейся по сути дела собранием благонамеренных, но недееспособных интеллектуальных иждивенцев, не способных к самодисциплине и проявлениям осмысленной воли. Речь идёт об отношении основной статистической массы, а не об исключениях, попадающих в “хвосты” статистических распределений. Такое отношение основной статистической массы привело нас к пониманию того, что обществу в целом предстоит длительный период освоения принципиально новых (концептуальных) знаний и их адресного распространения в различных социальных слоях, и в первую очередь, — среди тех, кто по своей инициативе обращался к нам ранее за информационной поддержкой в концептуальной деятельности.

[127] Безволие многих — ещё одна причина, которая не позволяет им найти время для того, чтобы прочитать книги, или не позволяет им сосредоточить осознанное внимание не тексте, погасив внутренний монолог, идущий из безсознательных уровней их психики.

[128] Подмена истинной памяти собственными воображаемыми представлениями о прошлом — одна из бед, свойственных господствующей ныне в обществе личностной психологической культуры.

[129] Именно в этом смысле следует понимать слово «достаточно» в названии «Достаточно общая теория управления», понимание которой (определённое единство субъективно-образных представлений и слов) у каждого своё. Если проблемы разрешать не удаётся, то человек является носителем недостаточно общей теории управления, вследствие чего и не может разрешать проблемы, с которыми его сводит Жизнь.

[130] Включает в себя выявление и исправление ошибочных нравственных мерил, воспроизводство недостающих нравственных мерил, исправление ошибок в установлении их приоритетности.

[131] Об этом обстоятельно см. работу ВП СССР: “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”. Для понимания сути дела — достаточно прочитать только вторую часть названной работы, поскольку содержание изложено именно в ней, а в первой части производится анализ философского “экзотерического” и “эзотерического” наследия толпо-“элитарных” культур.

[132] Слушателей может быть много (вплоть до миллионов и миллиардов, если они владеют языком), но собеседник может быть только один.

[133] Письменность на основе иероглифики — вопрос особый и пока в русской культуре не актуальный.

[134] Далее даётся более широкое понимание демографически обусловленных и деградационно-паразитических потребностей, охватывающее и внехозяйственные (внеэкономические) стороны жизни людей и обществ. Ранее оба этих понятия в материалах КОБ употреблялись в более узком смысле при рассмотрении преимущественно производственно-потребительской — экономической — деятельности людей и обществ, хотя общекультурный смысл этих терминов подразумевался в умолчаниях, поскольку способ организации хозяйственной деятельности общества — выражает нравственно обусловленную личностную и коллективную психологию и направленность её дальнейшего развития.

[135] В этом смысле особенно карикатурно и печально по отношению к перспективам латышского языка выглядит принуждение русскоязычного населения Латвии к пользованию исключительно им в области получения образования. Оно ведёт именно к вытеснению латышского языка из жизни: где выдающийся вклад носителей латышского языка в психологию, физику, химию, который бы сопровождался внедрением в мировую культуру достижений, впервые выраженных на латышском языке? Ведь подавляющее большинство знаний латышская культура обрела в переводе на латышский язык с других языков.

А целенаправленное подавление государством тех или иных языковых культур на территории своей юрисдикции — один из аспектов нацизма в действии. Иными словами, постсоветская Латвия (по состоянию на 2004 г.) — государство нацистское, хотя вынуждено — из холопских соображений — соблюдать кое-какие приличия и юридические процедуры для того, чтобы произвести впечатление по-европейски цивилизованного. Чтобы было понятно, что эта оценка не выражение великорусского имперского пренебрежения к одному из народов бывших Империи и СССР, определимся в понимании терминов в соответствии с КОБ:

Национальное самоосознание осознание своеобразия (уникальности) своего народа (прежде всего, как носителя культуры) и отличий своей культуры от культур других народов, также обладающих своеобразием и значимостью в общей всем народам истории человечества.

Национализм это — осознание неповторимого своеобразия своего народа и его культуры в сочетании с отрицанием, большей частью бездумным, уникальности и значимости для человечества и его будущего иных культур и народов, несущих их в преемственности поколений.

Нацизм попытки уничтожения иных культур и/либо народов, их создавших.

[136] Вследствие наличия побуквенного и послогового внутреннего смысла во многих словах и специфических для русского языка взаимосвязей разных понятий через созвучия и корневую систему языка (об этом речь шла ранее), изложение того же смысла при определённом разграничении «оглашения — умолчания» на иных языках потребует:

  • перевода текста в оглашениях и
  • комментария к переводу, поясняющего умолчания, игру слов, ассоциации.

И при этом комментарий может оказаться по объёму бoльшим, нежели сам перевод на уровне взаимного соответствия оглашений русского языка и языка перевода.

О публикации

Название: Язык наш: как объективная данность и как культура речи
Окончание
Автор:ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР
Раздел:Текущие аналитические работы
Опубликовано:08.02.2004
Изменено:
Файлы: /files/analytics/our_language-3.zip
Постоянный адрес:http://old.kpe.ru/articles/692/
Обращений:3208 (0.43 в день)
Сохранить на диск:
Сохранить в формате HTML на диск для оффлайнового просмотра или архива